статья


Бардак-House
ни концерта без скандала



Важнейшей характерной чертой творчества группы БАРДАК-HOUSE является скандальность: редко какой концерт БH удавалось доиграть до конца. Шоу этой группы не встречают понимания даже в среде рок-музыкантов, в том числе панков.Другая черта БH - стилистическая непредсказуемость. Группа не стесняет себя какими-либо жанрово-стилевыми условностями. Не удивлюсь, если следующий альбом БАРДАКА будет выполнен в black metal или джаз-роке.Группа имеет собственный лейбл ЭкСкРеМаЛьНаЯ мУзЫкА, на котором выпускаются (минимальным тиражом) релизы БH и малоизвестных групп Брестчины.Представляю своих собеседников: Илья Длинный (Д.) - вокал; Витек (В.) - гитара; Дима Пунк (П.) - бас; Леша Маннергейм (М.) - ударные.

- Какова история создания группы?
М.: Это к Вите. Он у нас архивариус.
В.: Наша история очень короткая. Организовались где-то летом 94-го года. Вот, собственно говоря, и все. С тех пор живем, потихоньку развиваемся, собираем инструменты, аппаратуру, пишем песенки себе в удовольствие, записываемся...
П.: Аппаратура нынче дорогая.
М.: Добрые люди помогают.
- Какова этимология названия БАРДАК-HOUSE?
В.: Дело в том, что сначала был у нас один товарищ такой, очень хороший знакомый. Нынче в баптисты подался. У него на языке как-то возникло словосочетание "бардак-хауз". В общем, очень интересная игра слов. Их можно писать по-разному. Смыслов у него несколько. И это приятно.
Д.: В целом смыслов вообще никаких нету.
М.: Да, смысла нет особого. Просто бардак и просто хауз.
В.: Есть в греческой мифологии хаос. Во-первых, это просто подземное царство, а во-вторых - это то, откуда все возникло.
- Вы определяете свою концепцию как экскремизм. В чем ее суть?
М.: Я - отец-основоположник данной теории. Значит, коротенько, минут на 40. Экскремизм есть передовой отряд фекализма. Его лидер - основатель, духовный поводырь, пастырь - это наш любимый всеми папа Фека - самый главный папа на свете. Всех людей на свете можно подразделить на фекалофилов, фекалофобов и скрытых фекалоэстетов. Все эти личности могут быть как явные, так и очень скрытые. Вот Витя у нас - явно выраженный фекалофоб. Прямо до ужаса! А Пунк - фекалоэстет. Тоже ярко выраженный. Вот, в принципе, и все. А остальное - в нашем творчестве. Там фекально-нафекально.
Д.: Дальше - вот в чем вопрос: фекалофилы пока используют фекалофобов в своих целях, пока! Но со временем фекалофобов будут уничтожать. Беспощадно!
М.: Это как у большевиков с эсерами. Сначала по пути, а потом - дорожки разошлись. Грубо говоря, так и будет.
- Ваш альбом "Улыбайся" получился очень мрачным. Согласны ли вы с фразой Германа Гессе: "Повсюду дерьмо, и мы находимся среди этого дерьма"?
Д.: Не согласны.
М.: А я согласен на 100 %. Но улыбаться нужно всегда. Welcome to the Paradise!
П.: Правильно сказано. По-моему, жизнь такая с самого начала. У Ницше было сказано просто-напросто: что не убьет меня, то сделает меня сильнее. Я думаю, что если человек вышел из дерьма, он всего добьется. А если он вылез из теплого места - шанс добиться чего-либо пятьдесят на пятьдесят. Из теплого места далеко не вылезешь.
В.: Люди очень любят делить все на черное и белое. На самом деле нет ни черного, ни белого. Поэтому нельзя сказать, что кругом дерьмо и мы находимся среди этого дерьма. Вокруг много очень хороших и прекрасных вещей. И вокруг очень много дерьма и всего прочего. И мы находимся среди и того, и другого. Вот и все.
Д.: Кругом все серое. А серое - оно подразумевается в самом деле. Вот я сегодня вышел из дома, и мне так хорошо показалось. Небо в тучках, серенькое, но мне так хорошо было. А иногда выйдешь, солнце светит - а такое говно на душе! Так что нельзя говорить - все в дерьме, не все... Все зависит от собственного состояния. А насчет "Улыбайся"... Ну, вот так получилось. Такая концепция, так собрались песни, так и были записаны.
М.: Кстати, вы в рецензии написали, что альбом мог бы называться иначе - "Ода безысходности". Один из вариантов таким и был - "Ода безысходности". Угадали. Приз в студию!
- Илья, поговорим о твоем шоу. Когда вы давали концерт в Страдичах, ты всех шокировал своим видом, танцуя на сцене в набедренной повязке и изображая Иисуса Христа. В этой связи хочу задать вопрос об отношении БH к христианской религии.
Д.: Я могу высказать свое отношение ко всем религиям. По большому счету, я - воинствующий атеист. Но воинствующий настолько, что пока меня не зацепите, я никого не зацеплю. Просто сейчас взамен коммунизма все так кинулись в христианство!.. Честно говоря, я против христианства ничего не имею. Хорошие там законы, правила, заповеди христианские - все замечательно. Но когда стадо идет по пути - тут я очень против. Я считаю, что я больше христианин, чем все те, кто в церковь ходит.
М.: Поддерживаю Длинного во всем. Просто где-то вычитал - где, не помню - умирал гражданин. Он, значит, там, тыр-тыр-тыр, "не хочу быть рабом, умираю от серости жизни" и т. д... Его кто-то исповедовал. В конце была фраза такая: умер клиент, грубо говоря - одним рабом на земле стало меньше, на небесах рабом стало больше.
П.: Вообще-то Бог есть. Вообще люди все должны быть вместе, но так получилось, что есть отдельные религии. Бог вообще есть, но... Как бы выразиться похитрее, анекдотом, что ли, разразиться?.. Короче, человек не может жить без сказки. А Бог есть. Он один...
М.: И имя бога - Лабур! (Всеобщий смех.)
Д.: У меня есть такое хорошее выражение. Когда-то был журнал "Legion" - не знаю, сейчас есть или нету... Там было интервью с лидером команды AСHERON. Что-то там блэкерское. Они - лидеры антихристианского движения. Но дело не в том, что антихристианского. Там было выражение, что христианство - это костыль для всех слабых и не уверенных в себе людей. Так я думаю, просто любая религия - христианство и что бы там ни было - это костыль для людей, которые не могут найти себе поддержку или защиту в чем-то. Это попытка найти себе что-то... Во! Там меня кто-то поддержит и защитит. Вот это все хорошо.
М.: В принципе, сильно верующий не отличается ни от алкоголика, ни от наркомана. Только наркоман и алкоголик уходят в траву и дринк, а верующий - в свою веру. Алкоголик предлагает: "Давай выпьем". Точно так же глубоко верующий предлагает: "Давай помолимся". Один к одному.
П.: Вера должна делать из человека сверхчеловека, когда он подумает и скажет: "Я сделаю это дело, которое свыше моих сил" - и сделает. Вот это называется верой. А все остальное - фанатизм.
- Я обнаруживаю в ваших композициях и alternative, и industrial, и что-то от авангарда, и влияния Петра Николаевича Мамонова, и еще много-много чего... Вы придумали какое-то название своему стилю?
Д.: Большой разницы нет, что мы играем. Стиль "экскремальная музыка" был придуман для того, чтобы к нам не цеплялись, чего мы играем. А играем то, что нам понравится.
- Интересно, какую музыку предпочитают слушать основоположники экскремизма?
Д.: Из русских - Башлачев, АГАТА КРИСТИ, АУКЦЫОН. Из нерусских - Ник Кейв, LAIBACH, Оззи Осборн. Все.
М.: Из русских всегда был КРЕМАТОРИЙ. На сегодня плюс КОММУНИЗМ. Из нерусских - ничего не слушаю, не люблю. В смысле, люблю один ZZ TOP. И то время от времени.
П.: От BEATLES до METALLICA. Из русских в последнее время очень нравится АУКЦЫОН. У них такие хорошие тексты...
В.: Всего понемножку: Шопен, Бетховен, Моцарт, CANNIBAL CORPSE, 6 FEET UNDER, MORBID ANGEL, BONEY M, Анна Герман, МИРАЖ, МАСТЕР, КОРРОЗИЯ МЕТАЛЛА.
- Так вы, оказывается, записали 11 программ, а распространяете только 3 - "DemoN", "Улыбайся" и "Жизнь и смерть помещика Кузякина". Не собираетесь ли вы переиздать свое полное собрание сочинений на ЭкСкРеМаЛьНоЙ мУзЫкЕ?
В.: Нет, не собираемся! Может, переписать отдельные песни, которые, возможно, будут иметь актуальность на сегодняшний день, но переиздавать, восстанавливать - не собираемся.
М.: Вариант такой, что перепишем, переиздадим, но только для себя, на полку, в домашнюю аудиотеку, чтоб не пропало - ни для кого! Только для себя.
Д.: Тут я немного против всех их. Буду с ними ругаться. Но единственное, что хотелось бы переиздать и выпустить все-таки, - это "Двуликий Анус". Хороший альбом, но в поганом качестве. Вот восстановить качество - и после "Улыбайся" можно его выпустить.
М.: И после "Кузякина" он покатит на славу.
П.: Я согласен с Длинным.
- В вашем логотипе есть перевернутый значок "Анархия". Являетесь ли вы анархистами по политическим убеждениям?
Д.: Я по образованию историк, поэтому у меня политических убеждений быть не может. А анархистом я не могу быть по образу жизни. Я просто воспринимаю все, что вокруг. А анархизм... Как сказал когда-то Летов, анархизм для двоих невозможен, а анархизм для одного - это уже роскошь.
М.: Мы вообще-то политические проститутки, можно так сказать. Поэтому назвать нас анархистами нельзя, хотя лично для меня - да, вообще-то, хотелось бы разрушить на хер все. Мы наш, мы новый мир построим! Ура, цигель-цигель, ай-лю-лю!
П.: Я думаю, что я действительно политическая проститутка, потому что пойду туда, где больше денег.
М.: У Пунка замашки суперстара.
П.: Это неважно. Дело в том, что всякая политика - это есть загребание каких-то средств себе в карман. В любом случае такая пурга... Да ну их всех в пень!
В.: А с чего вы взяли, что это перевернутая "Анархия"? Может, это недорисованная пентаграмма, вы внимательно посмотрите.
- Много ли было концертов, где вам удавалось отыграть программу до конца?
М.: Три штуки! Три из пятнадцати. Два концерта в Ивацевичах, в Лыщицах... И в Березе!
В.: Оттуда нас погнали.
М.: Нет, но мы отыграли 40 минут.
В.: Поторопили нас.
М.: Тогда три с половиной из пятнадцати.
- А с чем было связано неприятие вашего творчества? Что такого вы откидывали, чтобы вас прогоняли со сцены?
Д.: Честно говоря, ничего мы специально не откидывали. Похвастаюсь немного, потом группа возмущаться будет. Шоу - это то, что нравится мне. Группа не против. Выйду в набедренной повязке - это не нравится то бабушке - зам. директора клуба, - то еще кому-то. Не знаю, почему это не нравится - либо я слишком костлявый, либо слишком тощий.
М.: Всегда весело смотреть на реакцию публики. Часть публики пляшет, часть стоит с выпяченными глазами. То же самое происходит и с нами. Например, когда я вижу Длинного, когда он скачет на сцене в своих трусах, мне хочется свалиться со своей бас-гитарой и от смеха помереть просто-напросто. И когда его снимают со сцены, это всегда со стороны так комично выглядит, мне просто весело. Что же будет в этот раз, на какой минуте?! Перед каждым концертом загадываем: на какой песне нас снимут? На второй, третьей или на первой минуте?
- Я помню нашумевшее в 89-ом году шоу Владимира Веселкина. (Всеобщий смех.) Неужели вы думаете, что вам удастся кого-то переплюнуть?
Д.: Честно говоря, никто не пытается.
М.: Просто Длинный у нас спецэффект. Вот и все.
П.: Да-да. "А еще земляных червяков".
М.: Это цитата из "Маугли".
В.: Все очень просто. Давно известно, что люди больше всего на свете боятся чего-то непонятного и неизвестного. Они не могут это быстро себе объяснить или осознать. Поэтому такая реакция. Тем более у людей, которые занимают какие-то посты или должности. Поэтому так происходит. Поэтому нас снимают. Так происходит с теми же музыкантами - с кем угодно. Они просто не успевают это все понять...
М.: Привет группе ИМПЕРИЯ!
П.: А почему это должно кого-то волновать? Чего плохого мы кому сделали? Повеселились немножко, похулиганили - что мы, поломали что-то? Вообще мы ничего плохого не говорили.
Д.: По-моему, люди просто не принимают то, что находится внутри их. Мы сильно от остальных людей не отличаемся. Мы не суперстары и не супермены. Просто прет наружу то, что внутри. В каждом из людей внутри есть то же самое - чуть меньше, чуть больше. И страх именно в том, чтобы увидеть себя - пусть в немного гипертрофированном виде. Происходит нормальная реакция отталкивания. Умный человек подумает. А все остальные будут говорить: "Фу, какая гадость! Противно!". В принципе, это все равно лажа - запрещают нас, не запрещают... Какая фигня!
- Вопрос из области гипотетики: с кем из знаменитостей вы хотели бы выступить?
Д.: С Майклом Джексоном. (Всеобщий смех.)
М.: Давайте зададим вопрос знаменитостям: кто из них хотел бы выступить с нами?
П.: С Мадонной.
В.: С Борей Моисеевым.
Д.: Нет, с Борей не решился бы, у него шоу хорошее.
М.: Ты что, боишься конкуренции?
Д.: Да, честно скажу, боюсь.
М.: Тогда так: с Моисеевым мы бы не выступали - боимся конкуренции.
- Вы - группа из Белоозерска, который пока что относится к Брестской области. Творчество каких брестских команд вам наиболее импонирует?
Д.: Насколько я знаю эти брестские группы - а знаю я их совсем немного, - не импонирует ничего. Небольшое дополнение - предупреждение вопроса: из того, что я слышал из белорусских групп, единственное, что мне нравится, - DEVIATION, кое в чем - Женя Погост из Гродно. Но эти вопросы заключены в том, что я еще этих людей знаю близко, поэтому где-то понимаю их творчество. Остальное - нет.
М.: Не знаю. К стыду, не к стыду - из брестской сцены не знаю абсолютно никого, хотя... Секундочку: слет автостопщиков был (полуподпольный концерт в лесу 6 мая 2000 года. - Прим. Г. Ш.). Мне понравился Полярник, особенно его песня "Перваляйнен". Мне это близко, так как я - Маннергейм, старый финский генерал. Там вспоминается родина моя - Финляндия. Спасибо, Дима, душа согрелась! Хотелось бы, кстати, чтобы он что-нибудь записал. Очень любопытно. Мне понравилось то, что он тогда делал. Из белорусских команд - опять же, тех же DEVIATION отмечу... Все, больше никого, потому что, скажу так, и не знаком.
П.: Вообще врет Маннергейм. Никаким генералом он не был. Он был генералиссимусом обороны Финляндии. А из брестских мне нравится САДЪ. Я в армии слушал альбом "Помойка". По-моему, так он назывался. Очень даже великий альбомчик был.
В.: Очень нравилось то действо, которое происходило в киноклубе "Воздух": ЭОМШИЗ - РАЦИОНАЛЬНАЯ ДИЕТА. Очень приятная вещь. Я ходил туда N-ное время, пока жил в Бресте. А из белорусских - EVTHANAZIA очень нравилась, пока они буржуями не стали. MONFOCON очень хорошая команда.
- ??
В.: Маленькое замечание. Дело в том, что очень часто нам говорят, что все, что мы делаем, - это стеб, что все это детство быстро закончится. Всем им привет большой.
- Чего следует ожидать немногочисленным ценителям БH в обозримом будущем?
В.: Ничего.
П.: Все, что угодно.
Д..: В ближайшие полгода-год - точно ничего.
М.: Если что-то новое и появится, то года через два, не раньше. Даже через два с половиной!
- А в плане концертов?
М.: Где угодно, когда угодно и с кем угодно, в любое время, в любом месте и совершенно бесплатно! Мы еще даже пива дадим, бутылку! Нет, две!
В.: Маленькое замечание: кроме родного города.Геннадий ШОСТАК

© 2005 музыкальная газета