статья


Смысловые Галлюцинации
нельзя назвать нас невезучими, но...



Однажды г-н Ж. Гонкур сказал: "В музыке я больше всего люблю женщин, которые ее слушают". Это - мужская точка зрения. Большая же половина человечества любит в музыке солиста, а потом уже обращает внимание на тексты песен. А если эти два компонента находятся в гармонии, то не мне вам рассказывать. Иногда бывает наоборот: сначала музыка, которая подвигает ходить по облакам, а потом... потом "за звезду - полжизни, за луну - свободу; я целую небо, а оно льет воду". Именно со знакомства с творчеством СМЫСЛОВЫХ ГАЛЛЮЦИНАЦИЙ я и начала, а затем пообщалась и с представителями команды - Сергеем Бобунцом и Олегом Гененфельдом.

- Бытует мнение: как корабль назовешь, так он и поплывет. Часто ли вас посещают галлюцинации?
Олег: В прямом смысле слова, думаю, что нет (сейчас во всяком случае). В принципе, я согласен с этим утверждением.
Сергей: То, что у людей получается запросто, нам всегда для этого нужно пару-тройку ступеней пройти (то есть шаг влево, шаг вправо). Все дается не очень легко. Нельзя назвать нас невезучими, но в то же время сказать, что жестко прет, - нельзя.
- Почему?
Сергей: Это происходит от ощущения постоянного эксперимента над собой и над другими людьми.
- В чем эксперимент?
Сергей: В жутких издевательствах над своей психикой и здоровьем, а над людьми - это постоянные провокации, то есть если кто-то ожидает от нас одного, то получает совершенно другое. И за счет того, что мы от этого получаем удовольствие, нам иногда не очень легко все дается.
- Сегодня время рекламы, посему расскажите что-либо о группе, чтобы заинтересовать народ.
Сергей: Мы недавно над этим как раз задумывались, что вся реклама рекламирует? Наркотики. Ты ешь "Баунти" и чувствуешь себя просто супер. И мы занимаемся тем, что стараемся расширить рамки человеческого мировоззрения: нет предела всему.
Олег: Кроме того, смотря на какую аудиторию рассчитывать. Если мы, предположим, выступаем в клубе "Фауст", где собирается определенная публика, то можем показать видеоролики, кадры, как мы разбиваем гитару на сцене или находимся в состоянии какого-то бунта. Это может ту публику заинтересовать. Если же мы ориентируемся на серьезный, помпезный зал, тогда возьмем приятную мелодию, выберем чего-либо помягче, сгладим то, что они могут увидеть на концерте, и постараемся привлечь их таким образом. Все зависит от конкретного случая.
- На сцене и в жизни сильно ли вы отличаетесь?
Олег: Нет. По нашему ощущению (не знаем, как это выглядит со стороны) кажется, что мы не играем. Мы довольно искренни в жизни и на сцене.
Сергей: Мы гораздо больше внимания уделяем каким-то идейным прогонам по жизни. Музыка - логичное воплощение этих идей. То есть сначала мы стараемся жить так, а потом это переносить на музыку.
- Скажите, что в списке ценностей у музыкантов на первом месте?
Сергей: Творчество, поскольку это средство самовыражения. Во-вторых, присутствие человека, какая-то материальная вещь. Для нас музыка может стать материальным: после записи мы получаем компакт-диск и видим, что это то, в чем мы можем воплотиться. Деревьев еще не посадили, домов не построили.
Олег: Еще общение любого рода: с журналистами, друзьями, в клубах с публикой, между собой. Оно ведь бывает разным: можем сидеть молча, если мы понимаем друг друга, находимся в одном состоянии, а значит - мы общаемся.
Сергей: Самое главное - это человек, личность. Хороших людей на самом деле не очень много. Мы долго общаемся друг с другом (группе уже 10 лет), а людей мало хороших добавилось. Поэтому мы цепляемся за каждого, смотрим ему в глаза и так далее.
- Сенека сказал: золото пробую огнем, женщину - золотом, а мужчину - женщиной. Какие женщины вам нравятся?
Олег: Ой, как сложно с этим вопросом у меня. Мне нравится очень мало женщин. Я в этом плане избирательный человек. В женщине должно быть прекрасно все. Если она красива внешне, но глупа, то эта представительница прекрасной половины не для меня. Мне нужна совокупность всех положительных качеств в этой женщине.
Сергей: Думаю, что девушка должна быть красивой, умной и преданной. Иногда бывает так, что из-за какой-то мелочи можно испортить с человеком отношения навсегда.
- А как насчет того, что если хочешь красивую, умную и преданную, женись трижды?
Сергей: Ничего страшного. Не знаю, я не задумывался над этим. Действую интуитивно в этом вопросе. Наоборот, если человек меньше задумывается о девушках, тем больше их вокруг него получается. Когда ты не паришься над тем, что, ой, надо с кем-то срочно познакомиться, чтобы провести вечер, тогда у тебя все быстро срастается.
- Моряки говорят, что женщина на корабле - к беде. Не возникало ли у вас желания пригласить в группу девушку?
Сергей: Возникало. Мы лет ПЯТЬ мечтали о том, чтобы у нас в коллективе девушка была бас-гитаристкой, но не судьба. Пока не нашли подходящей кандидатуры.
- Тогда о составе. Кто есть кто?
Олег: Сергей Бобунец (Буба) - вокал, гитара. Вова Кискин - бас-гитара. Костя Лекомцев - клавиши, саксофон. Дима Хабиров - барабаны. На сцене 4 человека работают. Плюс я - директор группы Олег Фельд.
- Кто пишет тексты?
Сергей: Мы с Олегом вдвоем. А музыка - коллективное творчество.
- У вас все песни по большому счету грустные...
Сергей: Мы, видимо, романтики. Грусть, светлая грусть - самое светлое чувство.
- Сами-то на какой музыке воспитывались?
Олег: Мы начинали в конце 80-х - начале 90-х. Это была, естественно, гитарная и альтернативная музыка, плавно переходящая в смесь с электронщиной. Ценности меняются со временем, это понятно, но определенные группы остались, которые мы навсегда запомнили и которым будем благодарны: THE CURE, U-2, DEPECHE MODE.
- Трудно ли писать о любви? Ведь об этом чувстве так много сказано...
Сергей: Нет, не трудно. В любви у каждого человека свои нюансы. Все истории разные. Поскольку мы всегда отталкиваемся от своих собственных ощущений, ситуаций и эмоций, то это очень легко. Просто надо рассказать о том, как было, что ты чувствуешь на самом деле.
- Какую песню никогда не напишете?
Сергей: Никогда не напишем "Аргентина: - Ямайка - 5:0".
Олег: Но обязательно "Уралмаш: - Нефтяник - 0:0". Никогда не сочиним песню о потерянных детях, например.
Сергей: То есть о том, с чем мы никогда не сталкивались. Наш главный девиз по жизни: нет - обыденности. Поэтому никаких социальных песен не будет точно никогда: про Чечню, Афганистан... Про "Беспечного ангела", как у АРИИ.
- А как пишутся песни?
Сергей: Бывает так, что месяц ничего не можем придумать, ходим с двумя фразами. То есть мы всегда по ходу делаем наброски какие-то. Ходим-ходим - и ничего у нас не срастается. А недавно, например, написали три текста за одну ночь. Просто, когда начинает переть, ты понимаешь: все сейчас будет. Главное - поймать идею. Тогда как у Остапа Бендера: зазвучала музыка - и надо не потерять это ощущение. И писать, пока оно не закончится, а потом смотришь - готовый текст.
Олег: Месяцами не могу написать что-то, если я этим не занимаюсь. Если же есть желание этим заняться, то я обязательно что-то напишу, но это не значит, что все будет хорошо. Это может быть вода полная, которую нужно порвать и выкинуть. Но это какой-то выход эмоций. Я освобождаюсь от воды, и она у меня больше не появится. Поэтому, когда за два месяца я сочиню кучу таких песен, то последняя будет квинтэссенцией всех моих ощущений. И тогда получается прекрасный текст.
- Вашу группу называют "санитарами жизни". Кому помогаете и с кем боретесь?
Олег: Всем хорошим людям готовы помочь. Мы не хотим связываться с теми людьми, которые нам неприятны или с которыми у нас нет никакого взаимопонимания. Всем людям, которых мы любим, ценим и общаемся с ними, как Чип и Дейл, готовы придти на помощь.
- Что бы вы изменили в жизни?
Сергей: Вся прелесть жизни в том, что ты постоянно сталкиваешься с какими-то препятствиями и решаешь всякие проблемы. Если все будет малиной, мы ожиреем и через год не о чем будет думать и незачем будет жить. Пусть будет как будет.
- Если бы у вас была возможность почистить ряды музыкантов, кого в первую очередь убрали бы со сцены?
Олег: Бритни Спирс, Уитни Хьюстон. А русских я, не глядя, косил бы всех. Потому что, честно говоря, среди русских групп нет особых пристрастий, любви к кому-то. У меня дома нет ни одной кассеты с русской группой, которую я бы записал и слушал. Мне нравится хорошо, качественно сделанная попса, прогрессивная рок-музыка, то есть та, которая идет в ногу со временем, например, TEQUILAJAZZZ. А всех остальных можно косить. Кумиров я бы еще оставил, куда людям без них: ЧАЙФ, АРИЮ...
Сергей: Я думаю, надо Игоря Крутого вместе со всеми его охламонами похерить.
Олег: Его одного надо, остальные сами погибнут.
Сергей: А я оставил бы всех остальных. Да все они мне нравятся!!! Когда едешь в поезде, тебе на уши давит вся оголтелая попса, и понимаешь, что она, видимо, нужна людям. Не знаю... Таню Буланову я точно бы оставил.Елена ИСТОМИНА

© 2005 музыкальная газета