статья


Жуковский, Игорь
проверка маневренности



История белорусского рок-н-ролла богата на добрые начинания и так же богата на бесславные концы этих начинаний. И, к сожалению, тенденция пока такова, что количество рождений равно количеству смертей.

Чуть выбившиеся в свет белорусские группы неожиданно, и в первую очередь для самих себя, получают ярлычок "российская". Изданные белорусские супер-альбомы не распространяются и вынуждены годами лежать и пылиться на руках у их авторов. Чуть наметившийся на традицию рок-фестиваль внезапно прекращает свое существование из-за отсутствия денег и полного безразличия публики.
Но, кажется, белорусы получили еще один шанс - в конце июля должен стартовать фестиваль "Большие Маневры".
О себе, о фестивале рассказывает президент "Рок-Лиги" Игорь Жуковский.
- Игорь, в музыкальной тусовке, с которой тебе приходится сталкиваться при работе, ты человек новый. Не тяжело?
- Я, скажем, уже не молод. Мне уже 40. Когда я сам профессионально занимался музыкой, учась в Минском музыкальном училище, тогда уже существовала своя музыкальная тусовка. Все друг друга знали, это был тесный круг почти родственников. Наши интересы редко не совпадали.
Когда наступило время перестройки, музыка перестала меня кормить, у меня уже была семья и я вынужден был искать другие источники зарабатывания денег. Тогда я и вырвался из музыкальной тусовки. И вот, пока я работал на заводе, занимался рекламой, прошло больше десяти лет.
За это время мое поколение выросло, нынешняя молодежь совершенно изменилась, но, с другой стороны, те, кто в прежней музыкальной тусовке ничего из себя не представляли, теперь уже кое-чего достигли. Со мной ведь тогда учились и Антон Гаевой, правда по классу ударных, и Раинчик-младший. Кстати, Виктор Смольский, который сейчас играет в PAGE, тоже мой сокурсник. И другой Смольский, Дима, он только поступал, когда я уже заканчивал и мне приходилось ставить ему "пальцы".
- Весело было?
- И да, и нет. Весь тот десятилетний период я, будучи человеком наивным, думал, что заработав достаточное количество денег, обязательно вложу их в развитие андерграудной музыкальной культуры. Но после понял, что бессмысленно перекладывать деньги из одного бизнеса в другой. Для этого просто достаточно отдавать себе отчет, что сегодняшний день на белорусском рок-н-ролле, будь-то легкие стили, национальная музыка, или даже "кислота", просто не заработаешь. Наша публика предпочитает смотреть на Россию и на Запад. А то, что валяется буквально под ногами, получается ерунда! Второй сорт. Мы, конечно, не альтруисты, но наша задача - в первую очередь развивать рок-н-ролльную культуру, сделать так, чтобы подвластными нам средствами повернуть сознание белорусов в сторону отечественной музыки. Ведь большинство белорусов не отстает в умении играть ни от России, ни от Запада. Вся проблема в том, что у наших музыкантов нет упаковки. Вот мы и пытаемся их как-то запаковать.
- "Рок-Лига" дебютировала в январе 2000 года в "Аквариуме" с вечеринкой "Дед Мороз in Rock"...
- Первая наша акция. Всенощная. Тогда мы еще работали на пару с Володей Зайченко ("Минский рок-клуб"). Это уже позже мы разошлись.
Тогда сказалось все: и отсутствие опыта, и моя "нетусовочность" и еще куча проблем. Хотя все, что касается развлекательной части, прошло просто на высшем уровне. До сих пор помню, как глубокой ночью уже обессилевшая от потока музыки публика выходила потанцевать под ЙО-ЙО, ВЕРТИКАЛЬНЫЙ ВЗЛЕТ. Мы тогда даже в "в ноль" по сборам не сработали, оказались в глубоком "минусе". Но именно из-за этого "минуса" к нам проникся симпатией и уважением Саша Куллинкович. Мы до сих пор лучшие друзья.
- Дальнейшим воплощением планов стало "Рок-кафе"?
- Не совсем. "Рок-кафе" - это более далекая реализация наших потуг. Прежде чем обосноваться в ДК Тракторного завода, мы еще на некоторое время получили "Аквариум". В мае 2000 года именно там мы и провели наши первые "Маневры". Именно тогда все это и задумалось как пролог к большому фестивалю. Идея принадлежит моему помощнику и директору "Рок-кафе" Севе Ильинскому. Мы начали устраивать тематические вечеринки, разбивая их на стили: блюз, фолк, хардкор и выбирать при этом лучшие группы. Лучшие в своем стиле. При этом "Рок-Лига" попыталась снять с себя ответственность выбора лучших. Тут уж никакой музыкальной критики, сильный ты или слабый, достойный или недостойный - все эти вопросы мы переложили на плечи зрителей, посетителей "Рок-кафе".
- И каким образом они выбирали?
- Подписывали бюллетени. Напротив понравившихся групп ставили "птичку", "пускали пульку" в нарисованную мишень. Потом после концерта результаты быстренько подсчитывались и объявлялись, сразу становилось понятно, кто наиболее симпатичен публике.
Таких "Маневров" прошло 11 и, кажется, большинство направлений белорусской рок-музыки мы охватили. Кстати, публика оказалась достаточно объективной, лично я не согласен с ней всего процентов на десять. Впрочем, выбор говорит сам за себя - ТТ-34, ОКРУГ СВОБОДНОГО ИСКУССТВА, АРИЗОНА, MORBID VICTORY.
- Я думаю, что часть брака все же допускается?
- Наверное, да. Просто некоторые "Маневры" оказались откровенно слабыми. Зато на других "Маневрах" публике из ряда откровенно сильных команд очень сложно было выбрать лучших. Разница в полосах была буквально один-два.
- То есть стилистика некоторых "Маневров" откровенно слаба?
- Не буду расставлять точки над I, могу кого-нибудь обидеть, но некоторые направления белорусской музыки представлены, к сожалению, не самыми сильными группами. Например, панк. Мне за него стыдно. Его, по-моему, пытаются играть все и везде, от столицы и до периферии. Большинство из них думают, что самый короткий путь к славе - через панковский понт и непрофессионализм.
И с другой стороны, некоторые стили у нас представлены очень бедно. К примеру, блюз. Да-да, не удивляйся. В чистом виде его играют немногие. При подготовке "Блюз-маневров" мы столкнулись с этой проблемой, просто когда стали обзванивать группы, которые постоянно играют в "Стар-клубе". И вот тогда-то выяснилось, что из-за отсутствия концертных площадок эти группы просто подстроились под Старикова и заиграли блюз. Вот и гомельская CRAEN'n'GLEE на самом деле играет не блюз, а хард-энд-хэви.
- А насколько объективно происходит подсчет голосов на "Маневрах"?
- Ну, со своей позиции мы попытались подходить к проблеме выборов с максимальной объективностью. Подсчет голосов всегда проводился в присутствии журналистов. Именно они и считали. А если попадалась стопка бюллетеней, откровенно подписанных одной рукой, то их попросту откладывали в сторону и в расчет не принимали. Тем более, что таким образом фаны фактически подкладывали своим кумирам очень хорошую жирную свинью, ведь бывали случаи, когда в "предвыборной гонке" все решал буквально один голос.
- Ты можешь сказать, что группы, которые будут принимать участие в "Больших Маневрах", можно назвать лучшими в своей стилистике?
- Некоторые, да. В подобного рода лидерстве им не откажешь. Например, ТТ-34. Это откровенно сильная команда, играющая, как они это называют, "коммулятивный трэш-кор". В этом случае им, безусловно, равных нет, и не только в Беларуси, но и на пятьсот километров на восток и на запад от нее. Или ОКРУГ СВОБОДНОГО ИСКУССТВА. Настолько самобытный и оригинальный фолк-коллектив! И к тому же существующий много лет. На "Фолк-маневрах" им пришлось играть первыми. Ты знаешь, как это сложно - неразогретый зал, прохладная публика. И они прямо на первой своей песне этот зал прямо порвали. Еще АРИЗОНА, их называют белорусским клоном АРИИ, но это не так. Они достаточно самостоятельны.
Можно было бы еще выделить WHITE NIGHT BLUES. Это не самая сильная блюзовая команда, но для меня они - символ стойкости и героизма. Когда к нам на концерт они приехали из своего поселка Белыничи, что на Гродненщине, вдруг выяснилось, что где-то на перекладных потерялся барабанщик. И вот тогда-то Юра Нестеренко с басистом на пару такое наиграли! Никто даже ничего не понял, настолько покатило.
Вдобавок мы заручились поддержкой действительно лучших команд Беларуси - НЕЙРО ДЮБЕЛЬ, КРАМА, КАЛИ ЮГА, МАДЕРА ХАРД БЛЮЗ, ГАЕР.
- Игорь, как бы ты тогда определил значение фестиваля?
- Основное значение - это привлечь внимание к отечественному исполнителю. Висят же плакаты по всему Минску: "Купляйце беларускае!"
Просто у белорусской музыки есть свой менталитет и, отказываясь от рок-н-ролла, мы отказываемся и от себя. Вот мы и пытались привлечь публику, создавая эффект интерактивности, давая ей понять, что она - главная движущая сила рок-н-ролльных процессов на Беларуси и ее выбор очень много стоит.
- То есть ты сейчас в состоянии ожидания, как все пройдет?
- Да. Все будет, как и было обещано: звук, свет, две параллельные концертные площадки, два дня фестиваля, хорошие группы, байкеры, пиво, женщины. Ведь именно женская аудитория большей частью и любит рок-н-ролл. Мы это уже давно заметили, даже удивляться перестали.
Короче, будет шоу. Настоящий дух рок-н-ролла. Главное - понять, что от нынешних белорусов зависит будущее рок-н-ролла. А мы, в свою очередь, не собираемся прекращать свою деятельность, ведь "Большие Маневры" - это только первый фестиваль такого рода.Александр БЕНКО

© 2005 музыкальная газета