статья


O'Connor, Tony
Музыка внутри тебя



Тони О'Коннор. Многим из вас, читающим этот материал, имя Тони О'Коннор не скажет ничего. А между тем, Тони О'Коннор - самый популярный и хорошо продаваемый инструменталист Австралии. В прошлом году количество его реализованных дисков перевалило за три миллиона, и, наверняка, в нынешнем году эта цифра возросла еще больше. Концерты Тони О'Коннора не только отличаются великолепным составом музыкантов, классным звуком и превосходным светотехническим оформлением, но и неизменно проходят с большим успехом у слушателей. Стоит вспомнить грандиозный концерт, состоявшийся осенью 1997 года в Сиднейской опере. Кстати, Тони О'Коннор очень любит выступать "вживую".

А началось все очень буднично, почти случайно, если не поразмышлять на тему случайностей и закономерностей в этом противоречивом мире. Но сначала немного предыстории.
Тони О'Коннор увлекался музыкой с детства. Он любил петь и тренькать на пианино. Семья Тони была очень музыкальной, его братья и сестры играли на гитаре и пели, мама любила музицировать на пианино, и мальчику казалось, что музыка в их доме была всегда. Кстати, из большой семьи только Тони выбрал музыкальную карьеру. В юности и молодости он, как и многие ровесники, увлекался фолком и джазом, а одним из любимых инструментов с той поры и навсегда для Тони стала гитара. Но о музыкальной карьере он тогда и не помышлял.
Более того, когда Тони было 25 лет, у них с его женой Жаки (Jacqui) родилась дочь Саманта (Samantha) и они вообще переехали на юго-восток континента (South East Queensland), где арендовали ферму и стали жить простой деревенской жизнью. Тони забросил свою гитару под кровать и, казалось, с музыкой было покончено навсегда. Но вот однажды он вдруг осознал, что есть целый мир музыки, который переполняет его и должен быть выражен вовне. Гитара была благополучно извлечена из своего места заточения, а, кроме того, Тони стал учиться играть на пианино, различных видах клавишных, и всяких других инструментах, которые могли бы помочь ему выразить ту музыку, что он чувствовал внутри.
И может быть, если бы не его верная жена Жаки, наслаждаться этой удивительной музыкой суждено было бы только Тони и его друзьям. Но она верила, что музыка Тони должна быть интересна многим, и благодаря самоотверженной работе Жаки то, что сочинял и исполнял Тони, стало известно миллионам слушателей. Его жена занималась дистрибуцией и именно благодаря Жаки их домашняя компания "Horizon Studio" выросла в международную звукозаписывающую компанию, которая сейчас издает работы не только Тони О'Коннора, но и многих других замечательнейших инструменталистов. Упомяну хотя бы еще одного музыканта, чьи альбомы нашли свое достойное место у миллионов слушателей - Медвина Гудалла (Medwyn Goodall).
Но вернемся к творческому процессу. И тут надо сказать, что Тони не только совершенствовал свое исполнительское мастерство, но и изучал, как звук влияет на слушателя и как мелодия может достичь до сердца и пробудить дух. И в этом Тони очень помогла его подруга - психолог, которая писала диссертацию о физиологических эффектах музыки и занималась исследованиями, каким образом музыка влияет на токи крови и сердечный ритм. Может и поэтому тоже релаксационная музыка Тони практически совершенна, и ее очень любят использовать медики в терапевтических целях. Но главное качество его музыки - в ней есть сердце. Она невероятно душевна. Музыка Тони отражает его внутренний мир, и ему есть что сказать. Музыка Тони проста, но мало найдется в этом мире людей, способных на такую божественную простоту.
Мелодии Тони вызывают потрясающие отклики у слушателей. Он получает очень теплые отзывы практически со всего мира. И это вдохновляет Тони писать новые произведения.
Первым же его альбомом был проект с красноречивым названием "Journey" ("Путешествие"). Это было путешествие Тони в мир музыки и природы. Надо сказать, что он использовал тогда и продолжает с успехом использовать в своей работе и сейчас разнообразные природные звуки. Сейчас это одно из характерных особенностей стиля, называемого нью - эйдж. Но, когда Тони записывал свой первый альбом, в Австралии, что такое нью-эйдж, не знали вовсе.
Что еще можно сказать о творчестве Тони О'Коннора? Не только то, что шесть его альбомов стали платиновыми, а сам музыкант все время пробует свои силы в новых областях творчества: совершенствует свои произведения, приглашает новых музыкантов, пишет музыку для кино и телевидения, и даже запланировал записать ряд своих старых композиций вместе с симфоническим оркестром. Планы Тони очень обширны. Но, пожалуй, лучше всего о своем творчестве скажет он сам. "Музыка говорит на универсальном языке. С древних времен люди использовали музыку для того, чтобы волновать сердце, праздновать жизнь и утешать их боль. В криках сражения - возбуждать сердце, в гимнах - восхвалять богов и внутренний дух, в мелодиях - помочь облегчить горе, и в песнях радости и счастья музыка и ритм могут затронуть глубочайшие эмоции каждого из нас. Я верю, что музыка - это удивительная штука, универсальный язык - и она помогает вам почувствовать себя лучше. И хотя мое нынешнее творчество немного отошло от "релаксационной музыки", я надеюсь, что все еще несу это послание надежды и празднования. Я работаю с другими музыкантами и оркестрами, экспериментируя все время. Я искренне надеюсь, что если вы слушаете мою музыку регулярно, то я помог взять вас во внутреннее путешествие".
И после этих слов самое время перейти к нашему недавнему интервью с незаурядным человеком и талантливым исполнителем Тони О'Коннором.

- У вас хорошая музыкальная школа и, насколько мы знаем, в юности вы играли джаз. Каковы ваши творческие "корни"? Когда вы начали интересоваться музыкой?
- Думаю, я всегда чувствовал ее в себе. Мальчиком я часто тренькал на семейном фортепьяно, сочиняя собственные мелодии. Хотя у меня нет формального музыкального образования, я сам научился играть на всех инструментах, на которых сейчас играю - и на моем жизненном пути я нахожу все новые инструменты. Должен сказать, что моей первой любовью была и остается гитара.
- Из вашей биографии нам известно, что после женитьбы вы переехали на юго-восток Австралии, арендовали ферму, втянулись в сельскую жизнь и практически забросили музыку. Как случилось, что вы снова стали сочинять и исполнять музыку и при этом стали создавать музыку new age, которую в то время в Австралии никто не исполнял?
- Ну, вы, должно быть, помните, что музыки new age практически не было, когда я написал свой первый альбом. К тому времени я устал и разочаровался от профессиональной игры в барах и клубах, и переезд из города в деревню был для меня во многих отношениях облегчением. Мне было нужно изменить стиль жизни.
Но я все время "слышал" эти мелодии и аранжировки у себя в голове и в сердце. Я слушал Андреаса Волленвайдера (Andreas Vollenweider), Вангелиса (Vangelis) и Энию (Enya), и меня очень впечатлила их выразительная инструментальная музыка. Думаю, что когда родилась Саманта, я, как и большинство родителей, особенно отцов, вдруг увидел жизнь в совершенно другой перспективе. Я не имел понятия, каков мой стиль, под какую категорию музыки это подпадет - я просто писал и старался создать мюзикл, в который я мог бы войти и выразить то, что чувствую внутри. Я не имел понятия, что это кончится записью альбомов, или что моя работа заинтересует кого-то другого.
- Интересно узнать, как вы познакомились со своей женой Жаки (Jacqui)? Не могли бы вы рассказать о своей семье?
- Что ж, Жаки и я встретились впервые, когда я был в первом классе школы. Я увидел ее в свою первую неделю в школе - и влюбился. Я даже сказал друзьям, что когда-нибудь я женюсь на Жаки!
Мы выросли и, естественно, разошлись по своим дорогам. В следующий раз мы встретились через много лет: она пришла в клуб, где я играл и пел. О, столько времени прошло с тех пор, как мы виделись! Но Жаки вошла, прекрасная взрослая женщина, я увидел ее и вдруг припомнил то чувство, которое у меня было так давно.
Жаки - это моя укорененность в жизни. Моя голова парит в облаках и туманах творчества, а Жаки всегда рядом, чтобы я не отрывался от Земли. Это Жаки открыла миру мою музыку, это она верила в то, что я пишу, это она заботилась обо мне в течение всей моей карьеры. И она сама очень музыкальна. Она поет, играет на флейте, глубоко любит музыку и уважает музыкантов.
Нашей дочери Саманте сейчас шестнадцать, и она, конечно, самая прекрасная девушка - как и ее мама. Мы очень дружная семья. Саманта росла, видя в доме студию звукозаписи и ненормальных музыкантов вокруг, так что из нее получилась счастливая и творческая молодая женщина.
- Вы создали много альбомов релаксационной музыки. Был ли их успех у слушателей неожиданным для вас? Мы знаем, что Жаки очень вам помогла в распространении и популяризации вашей музыки. Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее.
- Когда я закончил свой первый альбом "Journey", мы продали то скромное звукозаписывающее оборудование, которое у меня было, чтобы оплатить печатание и тираж кассет. Помню, что Жаки заказала 100 экземпляров кассет, и я думал, что она их никогда не продаст - я был уверен, что 99 из них останутся в чулане на многие годы. Но Жаки что-то чувствовала в моей музыке и истово верила, что она тронет и других.
Я никогда не думал, что найдется столько родственных душ, которым понравится моя работа. На сегодня я продал более трех миллионов экземпляров по всему миру. Меня это смущает, и я уверен, что это огромная ответственность для артиста - делиться своей музыкой со столь многими людьми.
Почти с нуля, без всяких резервов и поддержки, Жаки строила нашу фирму, пока она не доросла до нынешнего уровня, когда мы уже занимаемся тиражированием и продажей произведений других музыкантов. Но, видите ли, наша студия не такая, как другие. Стремление Жаки - делиться музыкой с миром, и она не ставит при этом целью финансовую выгоду. Конечно, мы получили много, но дух того, что мы делаем, остается тем же, что был, когда Жаки основала компанию. Я чувствую, что если бы не она, моя музыка все равно писалась бы, но, видимо, лежала бы на полке дома.
Я также уверен, что тогда, как и сейчас, люди искали в музыке чего-то немного другого, чем то, что есть. Имеется столько музыки, созданной исключительно на рынок, без настоящей души, просто музыканты и продюсеры качают что-то, что можно продать. Думаю, люди слышат в записях то, что я называю "x"-фактором - душу, намерение артиста. Это нельзя скрыть. И я уверен, что в моих записях слышно просто: "Привет, это я, надеюсь, что вам понравится". Никакого насилия, никаких претензий, просто честность.
- В своем последнем на сегодняшний день альбоме, "Under Southern Skies" ("Под южными небесами"), вы решили стилистически несколько отойти от ваших прежних работ и создать нечто новое. Каковы общие черты и различия между этим альбомом и вашими предыдущими работами?
- Думаю, музыка и намерения те же самые, просто другие инструменты и аранжировка. Эта музыка - по-прежнему моя попытка повести слушателя во внутреннее путешествие. Я просто почувствовал, что пора, пожалуй, отправиться куда-нибудь еще. Или, может, туда же, но в более светлом и веселом настроении. Думаю, каждый настоящий композитор отражает в своей музыке то, что происходит в его жизни, и "Под южными небесами" - это сборник скорее воодушевляющих, чем успокаивающих мелодий. Но концепт тот же - приглашение к путешествию.
- Какие из ваших альбомов особенно дороги и важны для вас? Расскажите о них, пожалуйста, подробнее.
- Любимых альбомов у меня три, хотя должен сказать, что я редко слушаю свои работы после того, как они записаны - конечно, если не считать моих "живых" выступлений.
"Lovesong" ("Песня любви") - это нечто особое, потому что я написал ее для Жаки, и на этом альбоме я много играл на акустической гитаре. Там есть мелодии, которыми я очень горжусь.
"In Touch" ("Прикосновение"): я не могу сказать, о чем этот альбом, потому что в художественном плане он довольно незрел. Но в нем есть нечто дорогое для меня, что-то такое, что глубоко меня трогало, когда я делал его. Так совпало, что я получил очень много писем от людей, потерявших близкого человека; они говорили, что "In Touch" помог им легче пережить печальные времена.
"Под южными небесами": ну, конечно, раз это моя последняя работа, я думаю, что это лучшая работа из сделанных мною до сих пор! Но я также чувствую, что расту и учусь гораздо лучше выражать через музыку мысли и чувства. Знаю, мне предстоит еще долгий путь, но чувствую, что с этим альбомом я приближаюсь к цели.
- Теперь пора вспомнить о вашей зодиакальной серии альбомов, в которой каждый диск посвящен одному из знаков зодиака. Интересно, что помимо соответствующей музыки, серия оформлена очень эстетично, и, насколько мы знаем, в комплект с дисками входят также различные ароматические масла. Не могли бы вы рассказать подробнее об этом проекте?
- Это был очень забавный проект, и он развивался несколько лет. Я хотел создать что-то такое, что бы побудило людей выделить время просто для себя, немного отдохнуть и войти в спокойное состояние ума. Я подумал, что комбинация масел для ароматерапии, которые мы с Жаки используем много лет, с нежной музыкой, может быть использована людьми как средство для "тайм-аута".
Было забавно изучать различные аспекты звездных знаков, стараясь создавать музыку, которая бы подошла для соответствующих личностей. Как я говорил, это отняло немало времени, и я занимался этим в промежутках между другими проектами, но остался очень доволен, когда работа была закончена. Многие массажисты мне говорили, что для них идеально подходят эти альбомы, когда они ставят для своих пациентов музыку, соответствующую их знакам зодиака.
- Насколько важно для вас оформление ваших альбомов? Кто им занимается, и участвуете ли вы в этом?
- Для меня альбом - это единое целое: конечно, прежде всего музыка, но и названия мелодий, заголовок альбома, оформление диска. Не могу представить, чтобы я позволил кому-нибудь другому разрабатывать обложку CD. Жаки и я вместе думаем над этим - это одна из самых веселых фаз работы над альбомом, - потом я сам делаю все оформление. Обычно я также использую для альбомов свои фотографии природы.
- В Вашей видеопрограмме "Концерт в Сиднейской опере" ("Concert In The Sydney Opera House") фрагменты "живого" концерта перемежаются чудесными видами австралийской природы. Чем эта природа вам дорога? Важно ли для вас в своей музыке отражать красоту мест, где вы живете?
- Меня давно вдохновляет природа, а Австралия - это огромная и прекрасная страна. Да, многие мои ранние альбомы были посвящены природе. И я также люблю работать с видео, это другая моя страсть. Это похоже на написание альбома - взять камеру на рассвете или в сумерки и ловить образы и магию природы.
Я верю, что мы все соединены с землей, что мы все в действительности часть земли. Люди уважают и хранят только то, что глубоко любят, и я надеюсь, что если делиться видением природы, другие тоже полюбят ее и захотят заботиться о Земле.
Я очень счастлив, что живу здесь, в австралийском тропическом лесу. Наш дом расположился среди высоких эвкалиптов, и из студии можно любоваться лесом. Мы ежедневно гуляем среди деревьев и папоротников, и считаю, что для меня это лучший способ расслабиться.
- Как началось ваше сотрудничество с Мэттом Джеймсом (Matt James), прекрасным и уникальным музыкантом, играющим на традиционном австралийском инструменте диджериду (didgeridoo)? Расскажите, пожалуйста, и о ближайших планах вашего сотрудничества.
- Ах, у Мэтти чудесная и редкая душа. У него аура любви, которой он открыто делится со всяким, кого встретит. И его музыкальный талант совершенно необычен. Ему нужно всего раз дотронуться до инструмента, и он уже достаточно умеет играть на нем, чтобы писать для него собственную музыку.
Мэтт участвовал в моем последнем турне по стране, и мы обнаружили глубокое взаимопонимание относительно того, как музыка может воздействовать на людей. Потом он играл в группе. Недавно он ее покинул, чтобы начать сольную карьеру, и мы с Жаки сразу пригласили его присоединиться к нашей студии. С тех пор, помимо того, что мы выпустили его первый альбом, мы с Мэттом пишем и играем вместе. Наши стили, будучи разными, хорошо подходят друг к другу. Мы собираемся сделать в этом году совместный альбом.
- Над чем вы сейчас работаете, каковы ваши творческие планы, намерены ли вы выступать с концертами? Как идет создание фантастическо-средневековой серии альбомов?
- Столько всего происходит! Да, я немного буду выступать с концертами в этом году, потому что я тоскую по "живым" выступлениям. Работать в студии - это здорово, но изначально я предпочитаю играть перед "живой" аудиторией и делиться с ней. В "живой" игре можно создать магию, которую трудно воспроизвести в студийном альбоме. Я хочу также играть в Европе, но еще не знаю, когда это будет.
Серия музыки фэнтези ("Fantasy Collection") - да, это моя особая любовь. Я много лет собирался это сделать, но когда меня попросили написать саундтрек для компьютерной игры "Medieval", я наконец нашел время, чтобы на этом сосредоточиться. Мои ирландские предки навевают мне звуки флейт, арф, волынок и прочего... а моя страсть к оркестровке ищет способов создать воистину "эпический" саундтрек. Вот что скрывается за этим новым заголовком, и я работаю над этим сейчас. Это будет как основное звуковое сопровождение фильма, со звуковыми эффектами и голосами. Это самый большой проект из всех, над которыми я когда-либо работал.
- Насколько мы знаем, вы планируете создавать эту серию вместе с Медвином Гудаллом. Кроме того, ваша студия "Horizon Music" выпустила его альбом "Lightstream" ("Поток света"). Дружите ли вы с Медвином? Как вы познакомились с этим британским музыкантом, который живет далеко от Австралии и терпеть не может путешествовать?
- Я много лет наблюдал за творчеством Медвина и слушал его музыку, и меня всегда привлекала его работа. Когда мы с Жаки решили начать работу над "Fantasy Collection", я подумал, что было бы здорово пригласить Медвина присоединиться. У него тоже было огромное желание создавать фантастическую музыку, звуки иных миров.
Мы с Медом однажды встретились онлайн в Интернете, и, верите или нет, мы очень часто вместе играем в сетевые игры! У нас обоих сумасбродное чувство юмора, и я думаю, что наши игровые встречи - это скорее сеансы смеха. Я бы сказал, что мы с Медом встретились давным-давно, в другой жизни - мы так хорошо соответствуем друг другу, наши чувства и желания так похожи. Он очень талантливый музыкант и автор, и я в восторге от того, что в этом году мы работаем вместе.
- Кстати, как вы относитесь к путешествиям, посещать какие места и страны вам больше всего нравится?
- Мне посчастливилось посетить много разных стран, обычно в связи с работой. И Жаки, и меня очень привлекает Великобритания; приезжая туда, особенно в Шотландию, мы чувствуем себя почти так же, как и дома. Но до сих пор больше всего я люблю бывать в Швейцарии, Германии и Франции. В Европе столько истории, в Альпах столько невероятной красоты. Я понимаю, почему многие гениальные композиторы написали то, что написали, живя там.
- Кого из артистов и музыкантов вы бы назвали своими друзьями, какую музыку и каких артистов вы предпочитаете слушать? С кем, помимо уже упомянутых артистов, вы бы хотели сотрудничать?
- Я думаю, Вангелиса можно считать моим учителем в том, что касается аранжировок и инструментальных конструкций. Он гений, готовый коснуться вашего сердца с огромной страстью, но одновременно заставляющий ваш ум работать на полную катушку; он бросает вызов вашему представлению о том, что есть и чем может быть музыка.
Меня очень вдохновляет Эния. Ее нежность, ее честность - то и другое отражается в музыке, и я преклоняюсь перед теми, кто может тронуть других таким образом. Ее работы действуют на меня так же, как музыка великих классических композиторов. Я был бы счастлив работать с Энией.
Но я слушаю и нахожу вдохновение во многих артистах, особенно тех, кто исполняет собственную музыку. Это Фил Коллинз (Phil Collins), Марк Нопфлер (Mark Knopfler), Пол Саймон (Paul Simon), Филипа Джиордиано (Philipa Giordiano). Еще великие классики, особенно Верди (Verde). А мой любимый композитор - это Джон Барри (John Barry), который написал "Out Of Africa" и другие великие мелодии.
- Расскажите, пожалуйста, чем, кроме музыки, вам интересно заниматься в жизни, о ваших хобби и увлечениях. Каковы ваши долгосрочные цели в жизни?
- Мои интересы, мои хобби, то, на что я трачу большую часть своего времени - это все, что бросает вызов моему уму и побуждает его нечто создать. Я пишу музыку, создаю и режиссирую альбомы, снимаю и редактирую видео, работаю с мультимедиа-проектами. Я увлеченный компьютерный художник, хотя не думаю, что я в этом слишком хорош. Провожу много времени за своим Макинтошем. Я также много рисую, немного пишу маслом и сочиняю рассказы. Я люблю уловить эмоцию и выразить ее, делиться с другими, праздновать жизнь и все, что она для меня значит - будь то через музыку, образы или слова.
Хотя больше всего меня радует время, проведенное с Жаки и Самантой. Это драгоценная возможность - смотреть, как Сэм растет и учится.
У меня на самом деле нет каких-то крупных целей, разве что продолжать работать и учиться новому. Мы живем в восхитительное время - хотя я думаю, что все времена таковы. Но в этом столетии у нас есть доступ и возможность научиться очень многому.
- Вас считают пионером музыки нью - эйдж в Австралии. Как бы вы могли охарактеризовать эту музыку? И что для вас важно выразить в своей музыке?
- Не думаю, что какой бы то ни было оригинальный музыкант захотел бы, чтобы его работу отнесли к определенной существующей категории. Как я уже сказал, не было такого музыкального жанра, как нью - эйдж, когда я начинал. Когда он появился, и я увидел и услышал, на что была похожа большая часть этой музыки, я стал избегать того, чтобы меня относили к нью - эйджу. Есть несколько хороших музыкантов, создавших музыку, которая подходит под эту категорию, но "волшебство" не длилось долго, и очень скоро музыка нью - эйдж стала просто массовой рыночной акцией, осуществляемой в коммерческих целях. Для подлинных композиторов и исполнителей это уничтожило жанр. Когда рынок музыки нью - эйдж стал терпеть убытки, те, кто делал музыку, предназначенную для попадания только в соответственно помеченную рыночную нишу, пострадали вместе с ним, потому что в создаваемом ими не было настоящей души или цели.
Однако подлинные творцы выжили и продолжают создавать шедевры, и только это имеет значение. Думаю, меня отнесли к этой категории потому, что в музыкальных магазинах не знали, как назвать мой стиль. Но это легко - это просто музыка! В Австралии с этим классно - теперь я известен не как музыкант нью - эйдж, а просто как Тони О'Коннор.
- Какие музыкальные инструменты вы предпочитаете использовать в вашей работе?
- Обычно я начинаю писать мелодию на фортепьяно, и это действительно мой любимый инструмент при сочинении музыки. Но я люблю играть на гитаре, флейте и, конечно, на синтезаторах. В этом году я начинаю работать с целыми оркестрами, и это будет для меня самым захватывающим в музыкальном отношении.
- Ну и наконец, хочется спросить вас, что бы вы хотели пожелать поклонникам вашей музыки и вообще любителям мелодичной инструментальной музыки в Беларуси и России?
- Я хотел бы поблагодарить вас за то, что вы слушаете, поблагодарить за теплые слова и пожелания, и сказать, что я надеюсь и дальше занимать ваши умы и касаться ваших сердец. И спасибо за предоставленную мне возможность поделиться своим видением жизни и своими чувствами. Вы все - часть того, что я делаю. Без вас моя музыка оставалась бы внутри меня, и я счастлив, что вы дали мне возможность поделиться ею с вами таким личным образом.
Инструментальная музыка говорит на универсальном языке. Это живой способ выражать мысли и делиться видением. Пишете ли вы музыку или просто наслаждаетесь ей как слушатель - это нечто такое, что было с нами от начала времен.
Мои самые теплые пожелания всем вам.Александр ПЕТРОВ Сергей КОЗЛОВСКИЙ

© 2005 музыкальная газета