статья


Masi, Alex
Венецианский... гитарист



В свое время журнал прогрессивной советской молодежи напечатал заметку, превозносившую великолепного итальянского гитариста Алекса Мази. С той поры много воды утекло - прошла эра неоклассической малмстинообразности, и в прошлом году венецианец выпустил фантастический диск "In The Name Of Bach", который и стал поводом для разговора с Мази.

- Алекс, что для тебя значит быть итальянцем - я имею в виду с точки зрения музыки?
- Что касается артистического самовыражения, то быть европейцем в широком понимании этого слова означает соединять широкий и эклектичный взгляд на мир со знанием и уважением к артистам, что творили до нас, - не говоря уже о том, что в наших венах течет сама история. Иными словами, я счастлив быть итальянцем и европейцем - благодаря этому, когда я рос, передо мной открылось искусство и образование.
- Расскажи немного, пожалуйста, о группах, в которых ты играл, - DARK LORDS и SOUND BARRIER.
- DARK LORDS: четыре года бескомпромиссного и забавного исполнения наитяжелейшей на тот момент музыки с различными изменениями ритма, песнями продолжительностью свыше десяти минут, полнейшим пренебрежением по отношению к коммерческой привлекательности. Мы сыграли несколько великолепных концертов с MAIDEN, SAXON, Гэри Муром... Я до сих пор люблю этих четырех парней.
А SOUND BARRIER... То была первая группа, в которой я играл, когда переехал в Лос-Анджелес. Мне никогда не нравилась их музыка - мы выставили бас-гитариста, назвали команду MASI и записали альбом "Fire In The Rain". В конце концов заменены были и все остальные.
- Давай теперь поговорим о твоем последнем альбоме. Сложной ли задачей было переложить для гитары органные, клавесинные и скрипичные произведения Баха?
- Сложно было скорее ментально, нежели физически - играть этот материал тяжело, но не настолько, насколько тяжело ясно представить себе структуру, которую необходимо красиво развить при исполнении четырехчастной фуги и сонаты для трио... Эта музыка - настоящий "крепкий орешек".
- Что такое "Steel String Bach"? Другая версия "In The Name"?
- "Steel String Bach" - это те же произведения, что вошли в "In The Name", плюс фуга, дополняющая хроматическую фантазию, - все это исполнено на акустической гитаре.
- Ты исполнял этот материал на концертах?
- Я играл те вещи, которые не требуют дополнительных рук, - такие, как престо из скрипичной партиты или куранте в ми минор из лютневой сюиты, чтобы сыграть все прочее так, как оно было написано, временами требуется еще один или два гитариста... Таковы уж ограничения гитары. Также я использовал фрагменты хроматической фантазии в своих соло - так же поступал и Жако Пасториус.
- Не кажется ли тебе, что Бах стал "общим местом" для многих гитаристов, имеющих отношение к хэви-металу?
- Я знаю, о чем ты, это уже стало клише - говорить: "О да, я неоклассический гитарист, я люблю Баха...". Это - выхолощенное отношение к Баху, таким людям нравится гармонический минор и уменьшенные интервалы - и это все, что они на самом-то деле и знают. Изымите токкату и фугу ре минор, и они не будут иметь ни малейшего представления о том, что еще сочинил Бах... В десять тысяч раз больше. Мне хочется, чтобы как можно больше людей проникалось музыкой Баха, но с верным позывом: в поисках абсолютного порядка, совершенства формы, великолепнейшего сочетания мысли и физического воплощения и, прежде всего, обостренного ощущения структуры - того, что выходит за пределы музыки и становится философией.
- На твой взгляд, "In The Name Of Bach" привлечет хотя бы нескольких "металистов" к классической музыке?
- Сомневаюсь, да и, если честно, мне все равно - когда я записывал этот альбом, я делал это в первую очередь для себя самого, это было очищение разума и духа после довольно тяжелого периода в моей жизни, и исполнение этой музыки исцелило меня, как ничто другое. Было бы прекрасно, если бы больше людей воспринимало хорошую музыку в любом ее виде, но я этого не жду... Я вижу, что крутится по телевизору и на радио, и даже так называемые поклонники метала по большей части довольны той нишей, которую вырыли для себя, и лишают себя великого числа иной великолепной музыки.
- Не тяжело ли тебе будет после баховского альбома возвращаться к ограничениям хард-рока?
- Играю ли я рок или иную музыку, я не чувствую ограничений и скован ими лишь тогда, когда выполняю сессионную работу и меня просят сыграть нечто, чего сам бы я не сыграл, а так... Музыка есть музыка. Можно получить удовольствие и наложить свой отпечаток даже при исполнении кантри или панк-песни.
- Оказал ли на тебя влияние по части использования классической музыки в роке Ричи Блэкмор? "Difficult To Cure" (его обработка Бетховена) и так далее...
- Разумеется. Я всегда любил Ричи, и что мне нравится в нем сейчас больше всего - это то, что в игре Ричи сквозит его чувство юмора, что его игра наделена прекрасным чувством драматизма и что он - чертовски хорошо играет в футбол.
- Что ты скажешь об Ингви Малмстине?
- Ингви - это сложная задача. Прежде всего, я хочу сказать, что парень просто великолепен. Представь только, как это было, когда он совершенно из ниоткуда появился в 1984-м в Лос-Анджелесе и заставил всех ломать голову над тем, как можно сыграть все эти штуки на обычном "Стратокастере" - или на любой другой гитаре. Это был гром среди ясного неба. Ингви записал несколько отличных пластинок, мои любимые - "Trilogy", "Eclipse", "Fire And Ice", "Seventh Sign" и еще парочка. Но здесь присутствует и личностный аспект. Я знаком с музыкантами, которые играли в его группе, и они не упускали случая облить парня грязью. Они говорят, что он высокомерен, неуважителен, заносчив, склонен к насилию, - на что я возражаю: "Ну и что?". В первую очередь, меня интересует искусство этого человека, а если уж анализировать поведение многих артистов прошлых лет, то многих из них придется также признать засранцами. Бетховен довел своего племянника до самоубийства и обзывал оркестрантов "задницами" - что с того? Слушайте музыку... Ингви по-прежнему мастер в том, чем он занимается.
- Не чувствуешь ли ты, что в настоящее время неоклассический гитарный рок сводится больше к демонстрации техники, нежели к проникновению в музыку?
- Я понятия не имею, что сегодня называют неоклассическим гитарным роком, я полагал, он давным-давно мертв. Не знаю - если музыка хороша и она о чем-то говорит, я обеими руками "за". Лично я сейчас схожу с ума от нового альбома Джеффа Бека.
- Аллан Холдсворт относится к иной категории гитаристов. Какие из его работ ты считаешь лучшими?
- Аллан - это гитарный ангел. Я люблю его альбомы, записанные в начале семидесятых с TEMPEST, альбом "I.O.U." - абсолютное сокровище, великолепен "Sand", "Atavachron" бьет под дых. Достаточно Аллану просто настраивать гитару - и я буду слушать.
- Что по поводу вдохновлявшей Малмстина работы Аллана с UK?
- Я думаю, ты имеешь в виду переделку Ингви "In The Dead Of Night". Получилось удачно, хотя то, что происходило в сольной секции оригинальной версии, - совершенно иная история...
- Ну и как это было - работать со своим кумиром?
- Аллан - наискромнейший и наиболее непритязательный человек на свете. Всякий раз, когда я его встречаю и он играет, Аллан извиняется за то, что играет плохо: "Прошу прощения, Алекс, за то, что ты застал меня, когда я сыграл так плохо" - и в то же время он просто сражает всех наповал своей гитарой. Его участие в моем альбоме - сюрреалистичное ощущение, которым я буду дорожить все жизнь. Мы поехали к нему домой, и он угостил нас пивом, которое варит сам - что за невероятный человек!
- Когда-то ты заметил, что твоим первым гитарным героем был Стив Хау. Весьма необычный выбор для подростка. Что было в Стиве этакого и как ты оцениваешь его сольное творчество по сравнению с работой в YES?
- Мне нравится то, что Стив Хау делал в семидесятых. Что привлекало меня в нем тогда и привлекает по-прежнему - это его нетрадиционный подход: в то время, когда только-только умер Хендрикс, бог гитары, Стив отключил дисторшн, достал "Гибсон" с полым корпусом и сосредоточился на игре гармонической, а не мелодической. Его работа на "Close To The Edge" просто феноменальна, превосходная структура аккордов. Конечно, вся группа целиком была с другой планеты с ее симфоническим подходом к композиции, нехарактерным для рок-группы. Переслушайте "Close To The Edge" - там есть партии, в которых лидер-вокалист делает нечто противоположное тому, что поет бас-гитарист, в то время как последний играет что-то совершенно иное по отношению к партиям гитары и клавишных, а барабаны играют в размере 9/8, причем постоянно сдвигая акцентовку...
Если вам нужно самое выразительное гитарное заявление Стива Хау, послушайте соло в конце песни "To Be Over" на альбоме "Relayer" - сколько слез я пролил над этим соло!
- Не мог ли бы ты описать свое развитие как композитора и исполнителя с каждым из своих альбомов?
- Гм-м-м... Мне кажется, я становлюсь все более сфокусированным и менее рассеянным, более требовательным к себе. Было время, когда гулянки были важнее, чем музыка, и это легко расслышать в моей музыке. Сейчас же, что бы я ни делал, я отношусь к этому, как к последнему делу своей жизни, и стараюсь, чтобы это стало своего рода завещанием. Поверь, я еще не сделал того, что было бы хоть как-то близко к тому, чего я на самом деле хочу.
- Увеличила ли твою популярность номинация на "Grammy" за альбом "Attack Of The Neon Shark"?
- Когда я смотрю в зеркало, то вижу: единственное, что увеличилось, - это мое брюшко. Шутка!
Тогда, в 1989 году, это было здорово, но для меня все, как в тумане - то был период сильного потребления всего того сумасшествия, что присуще миру рок-н-ролла. Честно говоря, я не слишком много помню... Поговаривали, что и баховский альбом будет выдвинут на номинацию, но - ничего. Я полагаю, чтобы получить "Grammy", я должен собрать собственную мальчиковую группу - BACH STREET BOYS!
- Что за проект CONDITION RED?
- Нечто, организованное отличным парнем Лассе Маттссоном. Я был рад сыграть, так как проект выдержан в духе прогрессивного рока. (Надо бы рано или поздно "выщемить" ту цыпочку, что спела на альбоме - сексуальный голос.)
- До этого проекта тебе доводилось играть с Дереком Шериньяном?
- Я так и не встретился с этим парнем. Все, что мне о нем известно, - это то, что он играет в DREAM THEATER.
- Кто твой любимый вокалист - с кем бы ты мечтал поработать? А бас-гитарист?
- Любимый певец? Вот тебе список: Гленн Хьюз, Дэвид Кавердейл, Дио, Роберт Плант, Джони Митчелл, Пол МакКартни, Мик Джаггер и так далее, и так далее. Басист? Для меня имеют значение только два бас-гитариста - Жако Пасториус и Крис Скуайр.
- А что это за фильм, над музыкой к которому ты работал с Кармином Эписом? Интересно ли было играть с таким персонажем, как Кармин?
- Картина называлась "Черные розы", и в записи музыки участвовали Кармин, Чак Райт, один парень из FOREIGNER и Марк Фри. Кармин - забавный парень, он ежедневно заявлялся в студию с пиццей, так как знал, что я итальянец, - отличный мужик! Кармин послужил источником вдохновения для многих великих барабанщиков - от Бонэма до Иэна Пейса, он играл с Родом Стюартом, Джеффом Беком, PINK FLOYD, VANILLA FUDGE, Оззи и... KING KOBRA.
- Каковы твои планы на ближайшее будущее?
- Я наношу финальные мазки на новый альбом MASI - это хард-роковый альбом с вокалом и одной инструментальной композицией. Называется он очень уместно: "The Eternal Struggle", "Вечная борьба" - так как в связи с воплощением этой работы в жизнь случилось множество разных происшествий. Мне кажется, это хорошая пластинка - я бы купил ее, если б мне не полагался авторский экземпляр. Уйма соло, крика, света и тьмы, страсти и гнева...Дмитрий М. ЭПШТЕЙН

© 2005 музыкальная газета