статья


Нейро Дюбель
Александр Куллинкович«Веселить народ грустными песнями»



...Лидер минской группы Александр Куллинкович хандрил, болел горлом, что не помешало нашей беседе, сопровождаемой традиционными напитками, с традиционным присутствием при ней друга семьи, фронтмена "дюбелей" Олега Линкина...

- 31 мая в концертном зале "Минск" группа начинает отмечать десятилетие своей концертной деятельности...
- Условно говоря, десять лет на сцене...
- Первое выступление помнить ты, естественно, должен...
- ...Оно было 4 октября 91-го года в клубе "Астролябия-шоу", первом минском клубе. У нас еще тогда не было барабанщика, мы играли с драм-машинкой "Лель", песен, наверное, пять. Волновались страшно, до такой степени, что с тех пор у меня возникла дурацкая привычка выбивать ритм ногой, но не носочком-пяточкой, а как-то так всей ногой. У меня просто коленки тогда дрожали. А на концертик пришли люди, которые уже слышали наши домашние записи, мы с Юрой Наумовым (второй вокалист (бэк-) группы. - Прим. авт.) к тому времени два года как что-то дома писали, и кассеты расходились по знакомым, то есть люди в клубе были друг другу не чужие. Помню, что столько автографов с тех пор я больше никогда не давал!
- А вообще, какие концерты из памяти не стерлись?
- Концерт памяти Светланы Сидорович в 94-м году (бэк-вокалистка НД, трагически умершая в 1993 году. - Прим. авт.). Я тогда близко познакомился с очень дорогим для меня человеком, мамой Светланы, которая до сих пор помогает ДЮБЕЛЮ. Мы чуть ли не в первый раз играли на аппаратуре не дворового уровня, зрителей собралось человек четыреста.
Концерт "Поп-ТВ" в 95-м году во Дворце спорта, на него нас позвали Ядвига Поплавская и Александр Тиханович. Это было наше первое выступление во Дворце спорта, тогда это был предел мечтаний не только для нас, но и для любого белорусского музыканта. Огромная сцена, аппаратура плюс первый нормальный показ по телевидению. Рост "дюбелевский" я отсчитываю именно с этого концерта, многие тогда увидели, что, по крайней мере, по телевизору мы смотримся. Некоторые люди, которые говорили до этого про нас - "Я терпеть не могу группу НЕЙРО ДЮБЕЛЬ" - "Ты что-нибудь слышал у них?" - "Нет, я просто знаю", - таким вот образом, насильно, нас увидели и услышали, и поняли, что не такое уж это на самом деле говно. Нам было важно, что группа НЕЙРО ДЮБЕЛЬ, откровенно панковская, дворовая, говенная команда, попала на столь громкий концерт. То есть, для нас это стало как бы признанием того, что мы - не говно. После этого концерта последовали предложения о выступлениях от людей, которые более-менее чего-то значили в белорусском шоу-бизнесе.
Безусловно, "Рок-коронация", когда мы получили главную "Рок-корону". Это тоже достаточно важная веха, к тому же мне было очень приятно получить корону из рук Владимира Мулявина. Получить корону было приятно, а уж из рук самого Владимира Мулявина - втройне, я очень этим горжусь. Это просто добрый кумир.
Запомнился 97-й год, когда мы под Питером играли, на высоком берегу Финского залива. Три совершенно замечательных дня, красивейший город, прекраснейшие люди. Мы получили главный приз плюс еще "Приз зрительских симпатий". Мы тогда только "Вологду" записали и ее объявили чуть ли не гимном фестиваля, она там везде играла.
- Публика твоя за десять лет как-то изменилась?
- Повзрослела. По непонятным для меня причинам. Если два-три года назад "дюбелевский" порог был от двенадцати лет, то сейчас в основном наша публика - семнадцати-восемнадцатилетняя. То ли мы перестали нравиться людям помладше, то ли мы перестали нравиться новым людям вообще...
- Откуда пошла твоя фишка, что музыкант, очень непосредственно ведущий себя на сцене, вплоть до катания по ней, часто в последнее время на выступление надевает строгий костюм?..
- По-моему, первый раз я вышел на концерт в костюме в 95-м году. И одевать потом я его начал только на большие концерты, на большие залы... Я точно знаю, зачем впервые я это сделал: мне хотелось, чтобы публика поняла, что все условно, и какая-то провокация, идущая со сцены, не всегда правдива, что мой внешний вид не всегда правдив и искренен. Будь это лохмотья, в которых я могу выйти и прочитать, допустим, Гете, или - костюмчик с бабочкой, а при этом я могу себя вести как охранник президента в пивнухе.
- Сколько костюмов поменял?
- Немного, штук шесть, наверное... Ты имеешь в виду, сколько пришло в негодность?.. Ни одного! Как ни странно, ни на одном не было ни затяжечки, везло. Да, они грязные были, и приходилось их чистить...
- Супруга Лена была очень довольна, встречая тебя после концерта...
- Да по этому поводу как-то разговоров не было, всегда очень чинно все было. Недоволен был наш охранник, Андрей Турчинов, на "Коронации", когда мы получили "Рок-корону", и когда я на песне "Охотник и сайгак" по большому счету впервые довольно сильно извалялся. А это было первое наше появление, и организаторы фестиваля недвусмысленно говорили, что нам еще выходить не один раз. И Андрей меня завел в гримерку... : "Саша, и что мне с этим сейчас делать?". Воды под рукой не было, и где водкой он костюм чистил, где плевал и я носовым платочком оттирал... В основном это были плевки, то есть Куллинкович был конкретно заплеван.
- Вернемся к дате. Как сам-то себя сегодня чувствуешь?
- ...Почти перед каждым концертом я с ужасом и содроганием думаю, что вот сейчас надо на него выезжать... Есть ощущение внутренней усталости... Как правило, когда я выхожу на сцену, все улетучивается, но просто на нее стало трудно выходить... В последние годы какая-то безысходность навалилась...
- Перед НЕЙРО ДЮБЕЛЕМ на разогреве выступят...
- ЙО-ЙО, САМПРОЦЕСС, КОРМ ДЛЯ РЫБОК, может быть, ЗЕЛЕНЫЙ ЧАЙ. Они сыграют по две-три песни.
Но не на разогреве... Эти группы будет разогревать ДЮБЕЛЬ. В поддержку этих групп. Зал, публика, аппарат - пусть добрые люди порадуются. Это все, что пока мы можем сделать для своих коллег. Но сам ДЮБЕЛЬ сыграет огромный концерт, кроме всего любимого, будет и "проходка" по старым альбомам - лучшее за 10 лет.
- По первым трем группам вопросов нет... а ...
- Мы случайно познакомились с Олегом Орловым на "Скат Рекодз", он там чего-то писал, когда мы делали "Ворсинки и катышки". Сошлись мы с ним на том, что он, как и я, маниакально любит Мамонова, Петра Николаевича. Потом Олег совершенно бескорыстно оказывал помощь НЕЙРО ДЮБЕЛЮ, позже и я сподобился послушать то, что он играет. В принципе, некоторые вещи мне запали, это не идеальная музыка, но что в Орлове есть замечательного, это то, что он всегда готов учиться, он постоянно спрашивает советов и им внимает. Это очень редкое качество, особенно для человека, которому тридцать лет. Потому что тот же САМПРОЦЕСС, когда я им говорю, не с высоты своего положения, которого нет, а с высоты опыта, что, ребята, нельзя этого делать, это порнуха какая-то, это плохо, это некрасиво, сделайте по-другому - нет, мы сами лучше знаем, как надо. И лажают.
У Олега самая большая проблема - с составом. Его группа как бы остановилась на одном уровне, но не по вине Орлова. Он хочет двигаться вперед, у него есть масса идей, есть возможность эти идеи реализовывать, есть определенная техническая база, а постоянного состава нет. Поэтому ЗЕЛЕНОГО ЧАЯ может и не быть на концерте, а если будет... то уже не под прежним названием - я сказал: "Олег, послушайся моего совета, это очень плохое название. Это просто никакое название". (Барон Мюнхгаузен говорил, что иметь фамилию Мюллер в Германии, это значит не иметь никакой.) Столько много этих "чаев"...
- Помня о том, что в последнее время в Беларуси появилось бесчисленное количество людей, старающихся пристроить свои группы в России, ты, в глубине души, не предполагаешь в каком-то будущем тоже заняться пристраиванием упомянутых тобою команд?
- Нет, абсолютно честно говорю. Это дружеская помощь, мы коллеги и не более того. Мне лень было бы заниматься промоушном групп, это раз. Во-вторых, у меня нет для этого денег... Но, как мне кажется, я лучше многих, так называемых продюсеров, знаю, как нужно раскручивать группу. По большому счету и НЕЙРО ДЮБЕЛЬ раскрутил один человек, я. С помощью друзей. Я десять лет выступал продюсером своей группы, я знаю, как и что нужно делать. И раскручивал практически без денег.
В принципе, если бы появились деньги, я бы хотел в будущем вложить их в какую-нибудь белорусскую группу, зарегистрировал бы собственный продюсерский центр.
Так что планов, о которых ты говоришь, у меня сегодня нет. Хотя группа ЙО-ЙО - команда перспективная. Думаю, что тот, кто их возьмет - не пожалеет.
- ...Год назад ты мне говорил, что в зависимости от того, насколько успешно группа сможет заявить о себе на российском музыкальном рынке, ты будешь определять ее судьбу: либо команда станет виртуальной, ты станешь для себя записывать домашние альбомы, и покончишь с большой музыкой, либо музыка станет, в том числе, и твоим основным заработком...
- ...Оказалось, что этот год ничего не дал... Но, допустим, еще несколько дней назад я сказал своим близким людям, что бросаю музыку... Я удалил все, что мог удалить из компьютера, кому мог - позвонил, все объяснил, сказал, что никаких интервью больше не будет, концертов тоже не будет, ничего не будет. Два дня я пожил в этом вакууме, без ДЮБЕЛЯ, и... начал потихонечку восстанавливать тексты... Безысходность так и осталась, но без ДЮБЕЛЯ я пока жить не смогу...
Еще такая штука... Если бы со мной сейчас разговаривал какой-нибудь политический обозреватель, он бы очень долго смеялся бы после того, что я тебе скажу. Знаешь, я начинаю постепенно верить в Беларусь, в белорусский шоу-бизнес. Год назад этого у меня не было. То ли потому, что грядут президентские выборы, гайки более-менее отпустили, ведь, смотри, сколько пошло концертов, стало проще здесь играть. Последние месяцы концерты у нас идут чуть ли не каждую неделю... Скорее всего, это все временно, и тем не менее...
- Какой этап сейчас переживает группа?..
- ...Не знаю... Я могу честно и искренне рассказать, что "происходит" с нами в Москве, и пусть читатель решает, происходит с нами там что-то или нет.
Одна информация. Были даны деньги на альбом "Народное достояние". Самый дорогой в финансовом отношении альбом в истории ДЮБЕЛЯ (думаю, что в ближайшее время альбом в России выйдет). В Москве сделали к нему нормальную обложечку. Были выделены деньги на съемку клипа "Вася пьет", дорогой, по нашим меркам, клип. Шла (и идет сейчас) его ротация по MTV, часть песен звучит на радио. Про саму музыку говорят, что, да, она интересная, непохожая, но... "честно говоря, я сомневаюсь, я боюсь"... так богатые люди говорят.
- ...Такие разговоры велись и в прошлом году...
- Да, да, да! Правда, сейчас их стало поменьше, на уровне радиостанций, а после концертов, которые мы дали по московским клубам, люди подходили к нам вот с такими глазами, и менеджеры клубов, и операторы: "Мы такого, пацаны, не видели, не знали, что такое можно играть. Спасибо! Приглашаем вас на следующий раз". Зовут на концерты просто по российским городам - Вологда, Тамбов...
Вроде появились какие-то плотные связи с рекорд-компанией Видеосервис, там дают деньги на будущий клип и прочее.
Это одна информация. Другая - мне звонят люди и говорят, что у нас концерты в "Табула раса" (очень хороший московский клуб), а я ничего про это не знаю. Звоню нашему московскому администратору - полная тишина, никто ничего конкретного не говорит, мол, спрашивай все у Славы Гулевича (белорусский продюсер, занимающийся раскруткой НД в России. - Прим. авт.).
Мы не знаем, что нам делать в Беларуси. Заключать нам здесь с кем-то контракт, рассматривая и предложения из России, не заключать...
И еще про "Вася пьет". Клип с большим трудом пропихнули на MTV, прошли "Злобных зрителей", которые особо не ругались, то есть, ругались, но без мата. Было сказано несколько очень интересных фраз "Звездным защитником" - приглашенным в передачу тринадцатым человеком, имеющим звездный статус, даже среди этих двенадцати малолетних отморозков. Это был Вадим Степанцов из БАХЫТ-КОМПОТА. В конце обсуждения он сказал, что, ребята, а вы не обратили внимание, что это вот, как вы говорите, никакое, мы обсуждаем столько времени? Значит, есть что-то. Вроде все по отдельности плохо, а на самом деле - цепляет, на самом деле - интересно. И он признал этот клип лучшим в передаче. Из плохого, что было сказано и что мне запало в душу, это: "О! Роковые ИВАНУШКИ INTERNATIONAL какие-то"... Выхолощенное все, мол, ребята просто собрались поиграть, побрили вокалиста под Скляра... Слышать это было смешно...
Надо было все это поддерживать, ротацию на MTV: для тех, кто общается в этом мире, ни для кого не секрет, что то, что тебя согласились поставить на серьезном радио или ТВ, этого мало. Нужно подогревать народ, теми же концертами, пусть даже бесплатными; нужно нанимать людей, чтобы они звонили, писали, требовали группу: "Я увидел у вас такой клип - "Вася пьет" - пожалуйста, поставьте". Так и делается. И так образуется ком, когда одно цепляет другое. Никто же этого не делает, а под лежачий камень вода не течет. Никому на фиг это оказалось не нужным.
Получилось, что три раза я наступил на одни и те же грабли. Первый случай - это Мартинович с "Песняроком" (Анатолий Мартинович, белорусский продюсер, один из тех, кто несколько лет назад задумывал и осуществлял реализацию проекта "Песнярок", когда белорусские музыканты записали каверы песен группы ПЕСНЯРЫ. Вариантом песни "Вологда", попавшим в пластинку, Александр оказался, мягко говоря, не совсем доволен, и был склонен принять предложение г. Ворошкевича (лидер группы КРАМА) и Ангуса (тогда лидер ныне не существующей группы ТОРНАДО) "пойти и набить Толе морду". - Прим. авт.). Второй - Мартинович и Гулевич, контракт с ПанРекордз, ставший бессмысленным и бесполезным, не принесший ничего, кроме разочарований. И третий - то, что по раскрутке ДЮБЕЛЯ в Москве я начал работать со Славой Гулевичем. А ведь одновременно с предложением Гулевича мне было несколько и российских предложений, очень лестных, очень заманчивых, которые бы мне могли дать гораздо больше. Но могли бы и нечего не дать, но, по крайней мере, я еще на этих людей "не наступал". А имена людей были очень громкими. Но я не могу нарушить своего слова, я пообещал Гулевичу, что буду работать с ним. Мне "дюбеля" говорят: "Давай, все это бросим" - "Как бросим?! Слава вложил в это деньги. Да, он - ... (вырезано цензурой. - Прим. авт.). Но если мы сейчас все бросим, и его деньги уйдут, и тех людей, кто еще, кроме него вложил их в нас". А мы никого никогда не предавали. Когда я расставался с ПанРекордзом, я им сказал: "Вы бедные, ленивые непрофессионалы". Они согласились, что самое удивительное. "И вы это понимаете?! И вы с кем-то заключаете контракты?!" Гулевич пропал на год, потом появился, сказал, что я помню, что мы занимались ДЮБЕЛЕМ, и для меня дело чести все-таки группу раскрутить. А тогда у нас был полный вакуум - ни концертов, ни предложений, вообще ничего. И я согласился: у человека есть стремление исправить ошибки, плюс еще невероятный успех ЛЕПРИКОНСОВ в России - раз он их раскрутил, значит, что-то умеет. И еще. Когда ты живешь с женой и ребенком, и ты получаешь пятьсот баксов, то тебе, наверное, будет хватать и на жену, и на ребенка, и на еду, и на водку с сигаретами. Если у тебя будет пятеро детей, то курить тебе придется бросить, детки будут голодными, а один, может, вообще когда-нибудь помрет, потому что ты за ним обязательно не досмотришь. А если детей будет семь? Это я все про Гулевича. У него, кроме ЛЕПРИКОНСОВ и НЕЙРО ДЮБЕЛЯ, есть, насколько я знаю, ЛЕТО, Алексей Шедько, ПАЛАЦ, ПО ГЛАЗАМ, и еще кто-то. Для одного человека этого уже достаточно. Который еще два года назад признал, что он бедный и ленивый непрофессионал. Может быть, на всех этих исполнителей он берет деньги от ЛЕПРИКОНСОВ? И на всех денег не хватает. Такая система, наверное, была бы действенна, если бы в этот ряд не был включен НЕЙРО ДЮБЕЛЬ. Шедько - это очень красивая, удобоваримая музыка, она нравится людям достаточно богатым; ПАЛАЦ - и тут все понятно - этно-музыка, тоже хавальная, тем более, что сейчас у них пошли техно-дела, то есть она пойдет и вашим, и нашим. Про остальные группы я вообще не говорю, это либо попса либо поп-рок. И тут - НЕЙРО ДЮБЕЛЬ, который в принципе играет агрессивную музыку и утяжеляется с каждым годом. Чтобы эту группу крутануть, на нее нужно бросить все силы. А он явно работает так: с понедельника по субботу я занимаюсь группой ЛЕТО, а в июле месяце настанет время группы НЕЙРО ДЮБЕЛЬ, которой я буду заниматься с 1-го по 6-е число. И ладно, хотя какое - ладно, мы такое дело переживем, а если он также будет мурыжить молодую группу? Он просто ее покалечит тогда, людей покалечит. Музыкантов.
Я, знаешь, как со Славой разговариваю? Как мама, которая говорит, отправляя дочку на вечеринку, зная, что к одиннадцати она не вернется - ты хоть позвони, пусть даже в час ночи, чтобы я не волновалась. Он мне говорит, что я тебе не звонил, потому что мне было стыдно, что ничего не происходило... А я тут неизвестно чего в голове понастроил.
Сколько мы еще будем ждать результата?.. Напиши слово в слово (очень хочу, чтобы Гулевич это прочитал): до ближайшего моего напития спиртным до такой степени, что я ничего соображать не буду. Тогда я ему позвоню... Я терплю до ближайшего лестного предложения.
...Понимаешь, период сейчас у нас еще страшнее, чем год назад: я уже не знаю, что говорить музыкантам... Год назад я говорил, ребята, потерпите, потерпите, потерпите, все будет хорошо. А что говорить сейчас? Кроме, как врать - больше делать нечего...
- Часть же музыкантов "у тебя пристроена"... Люди работают...
- Часть, да, пристроена. А некоторые из них не пристраиваются не потому, что они будут тем самым ДЮБЕЛЮ мешать, а потому что им лень. Они все кивают: "Я же тогда в ДЮБЕЛЕ не смогу играть". Все могут, а ты нет?.. Можно, в случае чего, и без тебя сыграть... Все равно тяжело. Нервы у всех. У меня, у вокалиста второго, у гитариста, и это все выливается в разные вещи, в невероятнейшее расп...во, в невероятнейшее. Я, допустим, в последние полгода не чувствую поддержки в группе, если я раньше знал точно, что у меня за спиной есть группа, то сейчас - нет. Я знаю, что у группы НЕЙРО ДЮБЕЛЬ есть Куллинкович. Догадываюсь, что у группы НЕЙРО ДЮБЕЛЬ есть барабанщик. Все. Я не уверен, что завтра остальные будут играть. Если раньше это был Юра, которого я то выгонял из группы, то он возвращался, то его все выгоняли, то все вместе возвращали, то он просил его вернуть, в чем-то это был элемент огневой и веселый, сейчас же - это весь состав такой. Х...вый состав.
- У группы "новый" гитарист...
- Если раньше Илья Шевчик был сессионным гитаристом, играл на тех концертах, где мы реально могли ему заплатить деньги, то теперь он будет играть в группе постоянно. У него был MOJO BLUES, в КРАМЕ он подлабывал, но интерес у него к НЕЙРО ДЮБЕЛЮ все время был. Тем более, он играл достаточно стандартные вещи - в блюзовых командах, как правило, ничего кроме как "шаг влево, шаг вправо - расстрел", не сыграешь. А тут ему - раздолье, и сама музыка понравилась, энергетичная, и то, что он может себя попробовать в каких-то новых вещах. А то, что Илья пытается возродить MOJO BLUES с собственным вокалом, то этот его параллельный проект ни в коем случае мне не помешает. Илья для НАС гитарист не функциональный, если бы Максим Паровой что-то подобное организовал, у которого гитара ведущая, тогда бы было чуть посложнее, потому что мне он нужен в группе целиком.
На мой взгляд, сейчас у нас самый удачный состав за все время существования группы. Очень мощный.
- Возвращается Макс Ивашин, полтора года назад уехавший в США, ваш бывший клавишник...
- Он бредил тем, что останется в Штатах, где ему предлагали работу на "Голосе Америке", в белорусской редакции, он там должен был "клеветать" на родину. Насколько я понял, у него там все обломилось. Чем он здесь будет заниматься - не знаю. Но журналистикой - это точно, абсолютно убежден. А в ближайшее время, как он сам говорит, в планах у него - пьянки и гулянки.
По поводу ДЮБЕЛЯ... В группу обратно я его не возьму, это абсолютно исключено. Это связано и с тем, что я хотел попробовать как группа будет звучать без клавиш. Сейчас места для клавиш в группе нет. А во-вторых, Макс сильно подвел группу своим отъездом, не тем, что он уехал, а как уехал, когда он до последнего дня скрывал свой отъезд, а дело было перед нашим сольным концертом. С его стороны это было откровенное свинство и саботаж. По большому счету, я ему это не совсем простил и по сей день...
Мы непременно вместе поиграем 31-го числа, но, мне кажется, и сам Ивашин не заинтересован в дальнейшей работе в группе. А если предложит он помощь при записи альбома, мы будем ему благодарны.
- Насколько я понимаю, группа второй год подряд не будет выпускать нормальный, не "бестовый", очередной альбом...
- Нет. Это совсем не так. Я очень надеялся, что мы выпустим альбом к весне, но из-за того, что было очень много концертов в период зима-весна, мы просто не успевали нормально репетировать, мы репетировали в основном прямо на сцене. В связи с этим альбом мы записывать не начали... но его начал записывать я. Есть масса написанных песен, подавляющая часть из них уже с музыкой. Часть новых песен, отрепетированных на репетиционной точке, есть на руках у музыкантов, недоработанные конечно, недоаранжированные, но есть. Есть песни, которые мы вбрасывали в последний год в концертную программу, "Самураи", скажем, из старых альбомов, например, из "Битвы на мотоциклах", такие песни, как "Большая наша мечта", "Женщина галлюцинаций". То есть альбом набирается, есть его определенная концепция. Более того, уже есть два альбома, и есть две фирмы, заинтересованные в их выпуске. Если я смогу договориться с обеими, то два альбома в этом году и выйдут.
Пробовали писать квартирный альбом, у того же Олега Орлова. Правда, неудачно. И все равно, если не два, то какой-то альбом обязательно выйдет - или квартирник или обычный.
Я сейчас очень много стал писать песен, чего не делал последние несколько лет, жизнь пошла потому что такая, х...вая. Но... песни мне... не очень нравятся, я обычно никогда не выбрасываю песни, но сейчас некоторые пишу на компьютере и стираю. Они утяжелились очень сильно... Есть поговорка, такая какая-то: что русскому из запчастей ни дай - все одно автомат получается. И я объясняю ребятам, что эта гитара должна быть так, ритмика - такой... и все равно... LIMP BIZKIT выходит... Нет, говорю, будем переделывать. И снова то же самое! А я, в принципе, такую музыку не люблю, слушать не люблю, не то чтобы петь!.. А другая крайность - лирические песни на белорусском языке... Хрен поймешь... Но несколько хитов есть, абсолютно заведомых, такого плана как "Охотник и сайгак". И написалась одна песня...про любовь. НЕЙРО ДЮБЕЛЬ всегда говорил, что у нас все песни про любовь... вот и написалась одна песня именно про любовь, причем, так мне понравилась, с запоминающимся припевом, такая... с ударом... ее надо с симфоническим оркестром исполнять.
Так что, если я этим летом встречу человека, который мне обеспечит душевное равновесие, то я запишу альбом, который всем понравится, и фэнам, и музыкальным критикам... Где только встретить такого человека...
- Знаю, что собираетесь записать кавер "На дальней станции сойду"...
- Мы несколько лет хотели ее сделать. Но не как "Вологду", не как "Чужую милую" или "Ясный мой свет". Хочется просто ее перепеть, может, чуть по-роковому, но максимально оставить все, что там есть, потому что песня настолько хороша, что любое грубое вмешательство в нее - смерти подобно. Очень красивая песня.
А недавно мне пришла мысль сделать песню, в подражании RAMMSTEIN, "Владимирский централ" ("Владимирский центра-а-ал, ветер северный..."). Мы с Паскудой (дружеское прозвище Ю. Наумова. - Прим. авт.), когда ее напевали, получалось ну очень хорошо. А Юра предложил вариант, который будет еще красивее, чем RAMMSTEIN. Но его галимость в чем? Ты же помнишь группу ЧЕРНЫЙ КОФЕ? Манеру пения вокалиста? Вот Паскуда так и напел. Чуть ли не фальцетом. Уже никто не помнит эту группу. В отвал.
"Я, ты, он, она..." мы очень хотим переделать с Юрой уже, наверное, лет пять. "По рэпу" сделать. "Мы - дети галактики". Мы когда с Юрой напьемся, постоянно с ним ее орем.
Старые вещи - мало того, что прикольные, они еще и талантливые до безумия. Сейчас такого не делают.
- ...Задумываешься иногда, стоило все это начинать?..
- ...Я смотрю сейчас на свою жизнь, музыкальную, и понимаю, что все, что я сделал, была ошибка на ошибке... Я прочитал такую интересную штучку недавно - что думает ребенок о своей матери: в пять лет - мама знает все, в десять - мама кое-чего не знает, в семнадцать - что вообще мама может знать?, в тридцать лет - мама все знала... и второй вариант - нужно было слушать маму. У меня сейчас ситуация похожая... Я все поставил на музыку и было время, когда я был дико счастлив - как я здорово сделал, как я был прав. А потом, сейчас, пришло похмелье. И еще одна ошибка: это то, что я уж слишком честно к этому делу подошел, нужно было делать то, что от меня требовали, не знаю, как это получилось бы, но нужно было сильно опопсовиться, нужно было изначально играть попсу, если уж решил заниматься музыкой... И мое знакомство с Гулевичем тоже великая ошибка, знакомство с этими людьми...
- Вот получится так, что лет через пятнадцать про группу никто и не вспомнит...
- При всей депрессии, при всем таком... рабочем состоянии... такого страха совершенно нет. Всего чего угодно я боюсь, но только не этого. Я в это не верю. Как бы то ни было, мы все равно вписали достаточно славную страницу в историю белорусской музыки. Если вспоминать последние лет десять в истории белорусской рок-музыки, группа НЕЙРО ДЮБЕЛЬ там занимает одно из первых мест.
...Просто мы сейчас очень нуждаемся в добром к себе человеческом отношении, со стороны продюсеров, со стороны поклонников.
- Саш, а может вы просто группа "Садового кольца" Беларуси в данном случае?.. И больше вы нигде не нужны?
- ...Я думал об этом. И мысли противоречивые возникали.
Весенний опыт работы в России дал нам четко понять, мы там очень нужны. Но нам там играть... неприятно. Мы там... чужие. Мы чувствовали себя там иностранцами. Причем, приехавшими откуда-то из деревни. И причем это никак не выказывалось: все было на высшем уровне, в Минске такого не бывает.
...Знаешь, не хотелось бы, чтобы из интервью читатели сделали вывод, что все у нас так плохо. Из хорошего, вот демократические силы предложили нам тур по стране, в рамках выборов президента. Вопрос - почему не N.R.M.? "N.R.M. как бы не выражает позицию нашего общества, а выражает позицию ограниченной части молодежной среды..." Вот такая х...ня... Ждем - с на концерте...Олег КЛИМОВ

© 2005 музыкальная газета