обзор


Сплин
25-й кадр


(p) & (c) 2001 Sony Music Entertainment (Rus)


14tks/46mins


На сегодня это лучший российский альбом этого года, возражений не допускаю!..
Странная группа СПЛИН, странный человек ее лидер, Александр Васильев. Снискав на заре своего творчества любовь в среде фэнов альтернативного рока, группа, под чутким руководством продюсера Александра Пономарева, раскрутившего НАУТИЛУС ПОМПИЛИУС на вояж в мир российского шоу-бизнеса (для справки: г-н Пономарев сменил на посту директора С. Виктора Грицаенко, считавшего, что в шоу-бизнес можно войти другим путем, с наименьшими потерями самих себя), под визжанье девчушек и поступательные движения челюстей, пережевывающих пресловутый "Орбит", вмиг достигла запредельных вершин российского бизнеса от шоу (один памятный разогрев ROLLING STONES чего стоил!). Альтернативные фэны стали сплевывать под ноги недавних кумиров, еще немного и отвернулись бы они от Васильева и Ко совсем, и тут... И тут команда "выкидывает фортель": записывает абсолютно некоммерческий альбом "Альтависта", чем жестоко обламывает шоуменов от бизнеса и тинейджерскую кока-кольную тусу, но этим поступком она возвращает себе, казалось бы, канувшую в Лету привязанность поклонников из тех годов.
Коллектив, поначалу представлявший собой монолит, тоже гнуло согласно выбранной линии. Уход отличного барабанщика Николая Лысова, странный уход: профи он признанный, а если предположить бредятину, что Лысов был против коммерциализации группы, то и это не так - Коля никогда не воротил нос от лишней копейки. Впрочем, ему на смену пришел тоже дока, Сергей Наветный, "с помощью" имевшихся на то время более веских персональных заслуг и переигравший коллегу. Потом отставка клавишника Николая Ростовского, самого, на мой взгляд, "плюшевого" и гибкого к новым веяниям участника С. Приход потрясающего флейтиста Яна Николенко, некогда особо не скрывавшего своего своеобразного отношения и к творчеству г-на Васильева и к его личностным качествам. Совсем недавний, сенсационный уход еще одного столпа группы - Александра Морозова, и... возвращение Ростовского!..
С музыкой тоже "не все было в порядке". "Считаясь" альтернативной (с долей натяжки согласимся с этим утверждением), решившей делать карьеру в бизнес-шоу, команда, естественно, изменила звучание в сторону его всеядности, это касается и текстов песен. Кроме того, в музыке коллектива стали слышны едва ли не явные заимствования у других исполнителей, что для поп-музыки вещь обыденная. Последний пример - рассмотрим цепочку: хорошо всем известная по к/ф "Брат 2" "Линия жизни" начиналась с инструментального проигрыша (мелодика которого педалировалась на протяжении всей композиции), слизанного чуть ли не один в один с некой вещицы импортной команды, название которой я никак не могу вспомнить (если "сплины" на меня обидятся и дело дойдет до суда, готов перекопать аудиоархив "МГ" в ее поисках, она у нас есть). Суперхитовый же "Феллини" в реализации его совместными усилиями СПЛИНА и БИ-2 даже слушателю неискушенному напомнит именно "Линию жизни". (Самое смешное, что у "Линии", в варианте, присутствующем на альбоме, буквально срезано, уничтожено... правильно! вступление!)
Поэтому новый альбом одной из моих самых любимых российских групп я ждал с опаской: любя их первые работы; любя и одновременно не принимая "Гранатовый альбом", сплошь шлягерный, до тошноты, красивый и выдуманный; любя "Альтависту" и скучающий от нее.
"25-й кадр" - альбом классный, и он обязательно будет съеден мэтрами альтернативной музыкальной журналистики, настороженно принят вернувшимися фэнами (снова повеяло попсой), и с восхищением - детьми стадионов. То есть все эти понятно-непонятные метания, сопутствующие группе который год, на альбоме слышны. Половина песен - это СПЛИН "старый"; половина - "гранатовый". По музыкальному оформлению - это рок, мягкий и жесткий; по эмоциональному ощущению - временами отчетливо слышны поп-интонации: снова появились придуманные, а не выстраданные, рифмы. Стихи хороши, легки, изящны, но... не веришь некоторым, а некоторые просто... смешны, что ли, памятуя о Васильеве-поэте когдатошнем. Тексты - все еще тщетно скрывающий свои рефлексии мужчина (которых осталось немного, а жаль, жаль, что Александр узнал о жизни почти все, и в грусти и в веселье его теперь сквозит умиротворенность), в меру сексуально озабоченный, в меру пришибленный миром, выплескивающий свое нутро в своих строчках. Меньше стало Сашиных дву- и больше -смысленностей (самая броская - "герой на героине, героиня на героине"). Альбом - шаг к себе и еще полшага от себя, продолжение балансировки на грани поп- и рок-музыки. Песни настоящего русского мачо, склонного периодически давать слабину в присутствии любимой женщины.
Стартует пластинка просто убойно, валят одни боевики - быстрые и не очень: "Звезда рок-н-ролла", "Всего хорошего", "Мое сердце", "Рики-тики-тави". Все в фирменном васильевском стиле: что-то нервное, угловатое, ломкое, резкое, а что-то очень нежное, розовое. По музыке - опять фирменная пригранджеванность, с характерным сочетанием флейты Яника и тяжеловатого гитарного звука от Стаса Березовского. Суперы - "Звезда" и "Сердце".
"Феллини", без драйва, под клавиши, с вокалом впереди. Расплескивающаяся, зимне-холодная, с хрустом снега и треском льдин, освещенная негреющим, но ярким солнцем, "Остаемся зимовать". Нескончаемая "Тебе это снится", с обалденным рифмованным потоком, как сама жизнь, которая снится нам, или это мы снимся ей. "Совсем другой", как бы продолжение "Моего сердца", только если то были по саунду 60-е, то это - 70-е. "Истым" альтернативщикам глянутся "Пластмассовая жизнь" и "Пой мне еще".
...Иногда кажется, что Васильев пожелал бы себе смерти, но так, чтобы потом можно было воскреснуть, посмотреть на все то, что творилось без него, подумать, рассмотреть внимательнее лица знакомых и незнакомых, и явиться невредимым: "Привет, а я еще на альбом песен написал". Вот это был бы альбом... О'К

© 2005 музыкальная газета