статья


Beck, Jeff
Jeff Beck в Нью-Йорке



...Началось все с того, что позвонил Растопчин (Александр Растопчин - белорусский гитариссимо, несколько лет назад выехавший на ПМЖ в Штаты. - От ред.) и предложил мне пойти на Джеффа Бека. Я заранее договорился на работе, что в четверг 22 марта буду трудиться утром. Вообще, мне здесь нравится то, что все, или очень многое, надо делать заранее. В результате все распланировано, потому везде успеваешь, а главное, выполняется гораздо больше дел, чем за тот же промежуток времени мне удавалось делать в Беларуси. Так и здесь, за три недели я знал, что надо будет встать раньше обычного, соответственно Энн-Мари Спина (деваха, с которой я поменялся) знала, что можно будет поспать подольше. Кроме того, все такие замены производятся с соизволения супервайзеров дневной и вечерней смен, так что надо было еще уведомить и их. Ни Джим, ни Чарли не возражали, напротив, они заинтересовались, где играет Джефф Бек, сказали дежурные "wow!" и "oh, really?", произносимые по поводу любого сообщения, которое не требует специального ответа.

После всех этих аранжементов я созвонился с Растопом и через полчаса он сообщил, что заказал билеты, и их на днях пришлют по почте.
И вот, необычно для себя, я вечером иду по дождливому Манхэттену в сторону концертной площадки "Roseland", которая, как оказалось, находится на той же 52-й улице, где и здание моего банка. Льет дождь, это заканчивается шторм, терзавший восточное побережье в течение последних трех дней. Вокруг полно огней, народ, несмотря на мокроту, так и шастает, кто раскрыв зонтики, а кто так, многие даже без капюшонов. Довольно тепло, что-то около 10°С.
Над входом в "Roseland" большими буквами написано Jeff Beck, а под ним такими же большими - Susan Tedesci (читается Сюзан Тедески). Я уже довольно давно слышу это имя, мне все говорят, что это хорошая новая блюзовая певица из Нью-Йорка, но вот послушать мне ее пока что не доводилось. Сюзан должна открывать сегодняшнее представление.
Перед входом - толпа, растянулась до конца квартала, хвост очереди заворачивает за угол на 8-ю Авеню. Я встал на противоположной стороне улицы, не зная, где мне встретить Растопа. Он вскоре появился и направился прямиком к концу очереди. Я - за ним. Вскоре нас запустили, предварительно проверив, не тащим ли мы с собой чего. Короче, как у нас: "Приносить с собой спиртные напитки низзя!". А вот покупать внутри и распивать - сколько угодно! Чем, собственно, народ начал тут же усердно заниматься.
Мы огляделись. Основной контингент - мужики примерно нашего возраста, по всяким неуловимым признакам понимаешь, что в толпе изрядное количество именно гитаристов. Встречаются и морковки -надцати лет. Растопчин с удивлением это отметил, прибавив, мол, что им тут делать, как будто эту категорию вообще за людей считать нельзя, или, хотя бы, за тех людей, которые слушают серьезных музыкантов.
Помещение довольно приличное - примерно как концертный зал "Минск", только нет кресел в "партере". По стенам на высоте 4-5 метров тянется галерея с VIP-местами. Справа перед сценой еще одна VIP-площадка с весьма простыми столиками и стульями. Прямо посередине "партера" за оградой стоят два пульта "Yamaha" на 32 канала каждый. Мы посчитали (как потом оказалось, правильно), что один пульт предназначен для Маэстро, второй - для Сюзан Тедески. Возле самой сцены, вернее справа сбоку от нее, стоял еще один громадный пульт для мониторов.
По бокам сцены вертикально установлены "порталы" - основной звук.
Начало несколько задержали, по сцене в это время шастали работники, roadies. Эта профессия во всем мире выработала стереотип поведения и одежды: неторопливо, как бы лениво, что-то поправляется, при этом изображается невероятная важность. Одет такой "роуди" в обязательные шорты и майку, из-под кепки, надетой козырьком назад, свисает длинный хвост.
Наконец свет погас, и на сцене появилась Сюзан со своей командой. Сама она играла на зеленом "Telecaster", молодой басист - на неизвестном мне пятиструнном басе, похожем на "Schecter", гитарист большей частью использовал перегруженную steel-guitar, которую клал на колени. Здесь он еще кое-что смыслил, а вот на простом "Stratocaster" он ничего не мог изобразить. Клавишник, у которого кроме синтезатора "Roland" еще стоял "Hammond organ" с "Leslie"-колонкой, зачастую брал электро-скрипку. Тут он играл неплохо, а вот на клавишах, кроме элементарного аккомпанемента, да еще и в бездарном расположении, он ничего так и не показал. Барабанщик добросовестно отыграл отделение, но удовольствия от ритма я так и не получил. Баса я почти не слышал, он все время где-то утопал в общей каше. Кроме уродского звука, следовало еще отметить явную несыгранность этого шарового состава. Сама Сюзан петь, в принципе, может, но ее не сравнить, например, с той же Рокси Перри. Ее соло на гитаре выглядели весьма детскими и наивными, часто просто глупыми. Как сказал Растопчин: "Типичная бабская игра". Песни тоже - ничего особенного, а главное, ни одной аранжировки, просто играется, как Бог на душу положит. Но вот фирма, с которой она подписала контракт, пихает ее во все тусовки, в Интернете я не раз видел ее заявки в различных блюзовых фестивалях и прочих событиях.
Отмучавшись так 50 минут, она покинула сцену под, впрочем, весьма доброжелательные крики и аплодисменты. Мы же с Растопом были разочарованы, ибо ожидали от нее большего. Как я слышал, обычно она работает с ритм-группой DOUBLE TROUBLE, командой покойного Стиви Рэй Воэна, надо полагать, это должно было выглядеть гораздо презентабельнее.
Опять на сцену выползла команда роуди и на этот раз весьма резво стала растаскивать все, до последнего кабеля. Потом был убран черный задник, а за ним оказалась уже готовая к бою сцена Джеффа Бека.
У самого Бека из трех были включены два "Marshalls", один на чистый звук, другой на перегрузку. Третий был, наверное, резервным. Каждый комплект состоял из "головы" и одной скошенной колонки. Басовый усилитель неизвестного мне происхождения был включен в две высокие колонки с 10-дюймовыми динамиками. Вторая гитара включалась в стереорежиме в два одинаковых "Peavey" конфигурации голова-колонка, модель мне тоже не удалось разглядеть. У барабанщика, как видно на схеме, стояло три (!) больших барабана (26", 22" и 18"), на огромном наклонно расположенном кольце было закреплено множество томов и тарелок. Барабанщик еще включал какой-то секвенсер, так что работы ему хватало.
Имена ни басиста (естественно, чернокожего), ни барабанщика я не запомнил, а вот на второй гитаре играла совершенно обалденная бабель, Jennifer Baten. Думаю, многие вспомнят экстравагантную блондинку, что играла на гитаре у Майкла Джексона. Но там была попса, потому было трудно определить, что она из себя представляет на самом деле, хотя даже тогда все говорили про нее "о-о-о-о!". Здесь же она лихо управлялась с MIDI-примочками, создавая невероятно искусную подложку для Бека. Кроме того, очень точно, технично и умно играла отданные ей сольные партии, зачастую с такими сложными гармониями, что надо было снимать шляпу. Притом все это делалось легко, с улыбочкой, только в самых сложных местах улыбка с лица снималась, потом надевалась снова. Вдобавок, она еще спела, да как! Точно, чисто, с манерой, хоть и зажимала иногда правое ухо, чтобы держать строй. В отличие от Сюзан, одета Дженнифер была нормально, никаких каблуков (попробуй в каблуках по педалям топтаться), небольшая черная шляпа, длинный легкий черный пиджак, черные же брюки и белая рубашка навыпуск - класс! Использовала она два совершенно одинаковых "Washburn", один с нормальным строем, второй настроен на открытое "ре".
Сам Маэстро был в своей традиционной одежке: черная майка без рукавов, очень простые черные джинсы. У него тоже была куча педалей, но я за головами зрителей не мог ничего рассмотреть. Использовал он "Fender Stratocaster" белого цвета, один раз ему поднесли другой такой же точно "Strat", надо полагать, чтобы подстроить первую гитару. В самом конце шоу он сыграл одну песню на "Telecaster".
Сказать, что все действие было прекрасным значит не сказать ничего. Все, абсолютно все было сделано на самом высочайшем уровне, начиная от звука и света и заканчивая очень замысловатым лазерным и клип-шоу, которое проецировалось на два круглых экрана, симметрично расположенных по бокам барабанов. Музыка игралась сложнейшая, да как игралась! Звук у Бека просто сумасшедший, играя пальцами, без медиатора, он заставлял гитару петь и разговаривать как угодно, как я сказал сам себе, "нечеловеческим голосом". При всем при этом было чувство, что делает это он легко, непринужденно, с юмором, а ведь ему уже 56 лет!
Растоп сказал, что он не ожидал, что будет так здорово. Дело в том, что он недавно купил себе последний CD Бека, и был очень удивлен, услышав там откровенное "техно" под компьютер. Только одна композиция его просто выбила из равновесия, "Nadya", где неподражаемо искусно играются восточные мелизмы. На концерте это произведение вызвало просто дикую овацию. А когда Бек сыграл "A Day In The Life" из "Сержанта Пеппера", зал просто выл, и мы вместе со всеми. Так сделать известную песню THE BEATLES мог только Jeff Beck. Точно, красиво исполнить тему, голосом МакКартни сыграть среднюю часть (и это не за счет педалей, а за счет пальцев!), сымитировать большой симфонический оркестр - это нельзя передать, это надо слушать! По окончании шоу их долго не отпускали, уболтав-таки сыграть еще три произведения.
Надо еще отметить следующее. Рядом с нами все шоу стоял младший брат Мика Джаггера (вроде, зовут Кейт). Дико похож! Особенно улыбка, народ вокруг весьма почтительно спрашивал, он ли это, на что тот с британским прононсом и немного застенчивой улыбкой давал положительный ответ. Я с ним тоже перемигнулся.
Слева же от сцены, наверху в VIP-"ложе" сидел благообразный старичок в очках в тонкой оправе. Народ не сразу сообразил, кто это такой, так как он почти незаметно пробрался на место перед самым началом отделения Бека. Потом в толпе началось волнение, и все стали кричать и рукоплескать этому джентльмену: это был сам Лес Пол. Мы тоже отдали должное почестям этому гитарному герою XX века. Рядом с нами стоял какой-то молодой грубиян, гитарист, похоже. Он тоже не сразу понял в чем дело, кому толпа рукоплещет. Затем спросил, кто, мол, это? Ему ответили: "Les Paul himself", на что он отреагировал: "Oh shit!", и стал вместе со всеми радостно орать и махать руками. Лес, приятно улыбаясь, несколько смущенно поклонился публике и стал всем своим видом показывать, что ему не очень хочется так привлекать к себе внимание. Все-таки главным сегодня был Jeff Beck.
После концерта мы с Растопом нашли неподалеку, на 48-й улице, ирландский бар и пропустили по паре стаканчиков скотча "Dewars". Хорошо сидеть ночью в почти пустом баре в центре Манхэттена, после прекрасного гитарного концерта, пить виски с другом-гитаристом и обсуждать гитарные дела! Действительно хорошо, давно так душой не отдыхал. Алексей Козловский

© 2005 музыкальная газета