статья


A-Ha
Минорная земля, мажорные a-ha



Первый и последний до сего дня концерт в России легендарная норвежская группа a-ha дала в Санкт-Петербурге в 1994 году на фестивале "Белые ночи". Выступление стало историческим, потому как несколько дней спустя музыканты объявили, что расстаются и займутся сольными карьерами. И как только спустя 8 лет a-ha воссоединились, так Россия снова оказалась в планах их тура в поддержку первого после "музыкальной паузы" альбома "Minor Earth, Major Sky". И на этот раз - выступление не только в Санкт-Петербурге, но и, впервые, в Москве. Событие, о котором сами музыканты мечтали 15 лет!

Пресс-конференция
Вечером 18 марта в дверях конференц-зала отеля "Grand Marriott" творилось невообразимое: организаторы тщетно пытались "отделить зерна от плевел" и разделить журналистскую толпу на фотографов, съемочные группы и пишущую братию. Именно в таком порядке осуществлялся проход в зал и распределение мест. В результате за широкими плечами операторов, стоящих плотными рядами среди зала, мало кто из журналистов сумел разглядеть героев пресс-конференции. Чтобы задать вопрос, приходилось с немалым усилием эти плотные ряды тел раздвигать, просовывать голову и в таком положении, с передавленной шеей, вопрошать. Корреспондент "МГ", по счастью, был аккредитован как фотокорр, и удобное место на стуле во втором ряду мне было обеспечено... Когда парни из a-ha - Мортен Харкет (вокал), Пал Вактаар (гитара), Магне Фурухольмен (клавишные) - вошли в зал, все невольно ахнули: от радости, нахлынувшей ностальгии и удивления, что время, в общем-то, оказалось снисходительно к ним: внешность, например, вокалиста, мало изменилась со времен клипа "Take On Me" 1984 года.
Музыканты желали веселиться и практически на все вопросы предпочитали отшучиваться. Но кое-что выяснить все же удалось... Оказывается, фирменный способ a-ha в борьбе с похмельем - все время быть пьяными. В разные периоды на Пала Вактаара, автора большинства композиций группы, оказывало влияние творчество DOORS и Джими Хендрикса, но в последнее время ему ближе всего поздние THE BEATLES. В свою очередь Мортен Харкет, которому припомнили юношеское увлечение URIAH HEEP, сослался на свою плохую память. В журналистах a-ha раздражает лишь один недостаток: "полное отсутствие хороших качеств". Любопытно было узнать, что знаменитую свою композицию "Brodsky Tunes" Мортен Харкет написал под впечатлением от войны на Балканах: "У меня есть правило - никогда не касаться политики в своем творчестве. Но какая-то неведомая причина заставила меня нарушить это правило и написать эту песню на стихи Бродского".
Были вопросы, приводившие музыкантов в замешательство. Например, кто-то поинтересовался у Магне Фурухольмена, не собирается ли он выставлять свои скульптуры в Москве? Будучи рисовальщиком, Магне несказанно удивился, откуда у русских журналистов сведения про его скульптуры, существующие только в виде набросков. Также недоумение вызвал вопрос: "Не боялись ли вы лететь в Россию после истории с захватом российского самолета?". Судя по реакции, a-ha ничего об этом не знали, а узнав, отказались от комментариев, дабы никоим образом не соотноситься с трагедией: "Мы приехали доставить людям удовольствие". Их также абсолютно не волнует количество пиратских дисков, распространяемых в России (опять же, вероятно, просто не в курсе масштаба явления). Не обошлось без ошибки перевода в вопросе к Мортену Харкету: "Правда ли, что после распада группы вы работали в нью-йоркском офисе Warner Music?". В переводе же прозвучало Warner Brothers, где Харкет действительно не работал. На вопрос "В чем истинная причина вашего воссоединения: не можете жить друг без друга, или a-ha - лучший способ зарабатывать большие деньги?" Пал Вактаар пояснил: "Мы по-прежнему продолжаем свои сольные карьеры. Все трое. Мы собрались вместе, потому что хотим делать вместе что-то такое, что невозможно поодиночке: музыку в стиле a-ha. Соло-карьера, конечно, сильно отличается от карьеры в группе. Мы многому научились, и теперь мы пытаемся эти знания привнести в группу, соединить наш опыт воедино и получить трехкратный результат".
Под конец парни и вовсе развеселились:

- Как скоро ждать выхода следующего диска?
Мортен (М): - Лет эдак через 19! (Смеются.)
Паал: - На самом деле мы уже начали работу над новым альбомом.
Мортен: - Значит, через 18 лет!
- Что вы будете играть на концерте: the best или вещи с последнего альбома?
М. (с напускной серьезностью): - The worst from side B. (Худшее со стороны "Б".)
- После просмотра клипа на песню "Velvet" интересно узнать, под какую музыку вы хотите быть похороненными?
М.: - Я думаю, когда наступит этот момент, заказывать музыку будут уже другие...

На этой оптимистической ноте пресс-конференция закончилась, и началось... Журналисты, сметая на своем пути диктофоны, микрофоны, охранников, ринулись за автографами. После легкого душа из опрокинутой бутылки с минеральной водой "Святой источник" Мортен даже прикрикнул: "Эй, спокойнее!" Под видом автографов со стола сметались блоки с фирменными CD, выставленные отнюдь не как презенты... Смешно было на следующий день в статье крупной норвежской газеты прочесть о об "ужасах хаотичной пресс-конференции"! Эх, не видели "горячие норвежские парни", как встречала Москва Мэрлина Мэнсона! Впрочем, в этой же статье было кое-что приятное: на вопрос корреспондента "Как вам понравилась встреча с русскими журналистами?" Мортен Харкет поведал, что особенно ему запомнился один интересный вопрос: как ему, выпускнику факультета теологии, желавшему стать священником, теперь удается совмещать христианскую мораль с законами шоу-бизнеса. Мол, он очень хотел бы обсудить эту тему глубже и подробнее, жаль, что пресс-конференция - не лучшее место для этого. Ну что ж, поскольку этот "лучший вопрос" принадлежал устам корреспондента "МГ", будем искать более подходящее место для продолжения беседы!
Концерт
Концерт a-ha в "Олимпийском" начался 19 марта в 19.30, и, по словам организаторов, установил сразу два рекорда: пунктуальности и самой большой заполняемости 20-ти тысячного зала (15 тысяч проданных билетов). Несмотря на то, что "Олимпийский" - спорткомплекс, и только потом концертный зал - свет и звук здесь давно и умело выставляют на мировом уровне. В случае с выступлением a-ha это имело огромное значение: акцент делался на чистое звучание отличного голоса солиста и четких соло, а свет был главным действующим лицом на сцене (музыканты на протяжении всего концерта оставались статичны). После недавнего буйства фантазий сценографов шоу Мэрлина Мэнсона, москвичам оформление сцены показалось скучным: с тылу были вывешены четыре шелковых полотна, имитирующие колонны и в зависимости от подсветки менявшие цвет от золотого до фиолетового. Надо сказать, что все было довольно академично и отсутствие на сцене симфонического оркестра удивляло: если уж SCORPIONS этим балуются!.. Но как плэйлист, так и оформление сцены в туре "Minor Earth, Major Sky" едины на всем его протяжении: в Москве все было, как и на концертах в Осло и Берлине, так что грех жаловаться.
Начавшись с заглавной композиции альбома "Minor Earth, Major Sky", на которой Мортен откровенно распевался, концерт пошел вслед за альбомными треками, местами заменяя хиты свежие на исторические, как "Cry Wolf". Ни разу не слышав "живое" выступление a-ha, я слабо верила десятке прочитанных рецензий, где говорилось, что концертное звучание этой группы в раз десять ценнее их записей. Откровение, но так оно и есть. На альбомах по непонятным причинам опускаются отличнейшие гитарные соло Вактаара, нет роковых аранжировок и глубокого, мясистого саунда, да и те многоминутные демонстрации высоты голоса Мортена Харкета, которые заставляли с опаской искать первые признаки разрушения на куполе "Олимпийского", на альбомах тоже отсутствуют. Жаль, потому как если на диске a-ha - поп-группа, то на концерте был уже рок. Запомнилась отличнейшая акустическая версия "Stay On These Roads", исполненная в две гитары Вактааром и Фурухольменом.
Не обошлось и без разочарований: кто слушал диск, помнит вкрадчивый бэк-вокал жены Пала Вактаара Лоры Савой в композициях "I Wish, I Cared", "Velvet", "You'll Never Get Over Me". В туре Лору заместила солистка норвежской группы BEL CANTO Аннели Дреккер, некогда всерьез мечтавшая о карьере оперной певицы. Первое появление ее тела и голоса (тональностью очень похожего на вокал солистки AQUA в их "шедевре" про Барби) на сцене при исполнении "I Wish, I Cared" разбудило часть зала, но в дальнейшем стало раздражать. Может это "находка" звукорежиссера, но девушка явно перекрикивала солиста, и ему приходилось затыкать ухо, чтобы слышать самого себя. А может, это и есть новый саунд a-ha, но тогда это уже не трио, а квартет, потому как голосовое вторжение Дреккер был уж очень активным, выходящим за границы бэк-вокала. К тому же, часть публики с музыкальным слухом отмечала периодическое непопадание в ноты новой солисткой. Хотя, ее заслуга в оживлении сценической картинки постоянными плясками и прыжками, которые напомнили приросшему к сиденьям VIP-партеру, что под a-ha можно "отрываться". Так что вокал госпожи Дреккер - единственное концертное новшество, вызвавшее отторжение. Вкрадчивое, интимное присутствие голоса Лорен Савой в альбомной версии куда симпатичнее, и надеюсь, что столь агрессивный бэк-вокал не будет сопровождать будущий альбом a-ha с новыми версиями старых хитов.
За полтора часа концерта ярчайшим образом продемонстрировав, что 8 лет сольных карьер пошли группе только на пользу, и сейчас они в лучшей, чем когда бы то ни было форме, a-ha удалились за кулисы после исполнения совершенно чумовой версии "Hunting High And Low". Никто, конечно, не поверил, что они не вернутся, не исполнив главные хиты - "Summer Moved On", "Crying In The Rain" (под первые такты которой зрители забились почти что в истерике) и знаменитую "Take On Me", которая начала блистательную карьеру группы и завершила московский концерт. Зал и музыканты слились в какое-то единое духовное целое, а "отцы" "Русской академии развлечений" чуть ли не со слезами на глазах признались, что из всех организованных ими концертов западных звезд, это был самый лучший!
Признаюсь, что я ехала на этот концерт, не будучи фанаткой a-ha, а просто благодарной слушательницей их качественного последнего диска, а из более раннего припоминавшая разве что "Take On Me". Возвращалась же из Москвы я уже с совсем другими чувствами и мыслями, которые одолели как раз за два часа концерта. И когда пять дней спустя я узнала, что Интернет-трансляцию концерта a-ha в Осло смотрели 500 000 человек по всему миру, я даже не удивилась, потому как сама была в их числе... Анастасия КОСТЮКОВИЧ

© 2005 музыкальная газета