статья


Смольский, Виктор
«Пролетая» над родиной...



Вечер. Кухня. Стол. Тут бы, в продолжение картины, - чашки да газеты. А вот, поди ж ты, - журнал, толстый, красивый, с "крутой" полиграфией, говорят, - одно из авторитетнейших европейских музыкальных изданий (верю на слово) - "Metal Heart" за февраль 2001 года. В общем-то, как и все далекое, не про нас, волновать особенно не должно, однако, в самой гуще "металлических" историй натыкаюсь на такую знакомую фамилию, что глазам почти не верю: в разделе "Beste gitarrists" на пятом месте (после Angus Young, Ritchie Blackmore, Luca Turilli, Yngwie Malmsteen) - Victor Smolski. Нет, мы тут, конечно, много слышали о "звездности" нашего земляка (да и "МГ" в прошлом году о нем писала), но ведь до нас, как правило, слухи доходят изрядно преувеличенными. А тут -такой факт!

Как по заказу, Виктор днями появился на родине, в Минске, разных новостей о себе порассказал. Но в разговоре с ним трудно не сбиваться в сторону всяческих "status quo": он-то уже лет десять смотрит на все происходящие музыкальные процессы глазами "гражданина мира".

- Расскажи, для начала, о новом диске RAGE.
- После очень удачного выступления на крупнейшем в Германии фестивале "Wacken Open Festival" (об этом выступлении пресса писала, как о лучшем в творчестве RAGE за последние десять лет) и успешных гастролей по Европе мы записали новую пластинку под названием "Welcome To The Other Side". Она вышла 26 февраля, но по предварительным итогам уже выдвинута критиками журнала "Rock Hard" на звание "компакта месяца". Здесь уже - больше половины моих песен, я записал всю гитару, клавиши, смикшировал все и спродюсировал альбом. Работа была серьезная: мы месяца три практически жили в моей студии. Этот диск - последний по контракту с фирмой Gun-records, на издание следующих у нас уже есть много предложений: от Drakkar-records, Nucklear Blast и др. Думаю, в конце года мы определимся. Кстати, велись переговоры официально выпустить диск в Москве, но все московские предложения здесь, на Западе, просто смешны.
- А кроме RAGE что планируешь?
- Параллельно я готовлю новую сольную программу - чисто гитарный проект с гостями, моими друзьями (возможно, и отсюда).
- Это будет твоя музыка?
- Да, моя музыка, наверное, будет сейшн в студии.
- Давай - о самых ярких впечатлениях последнего времени.
- В январе я был в Лос-Анджелесе на очень крупной музыкальной выставке "NAMM-show". Там я представлял гитары "Yamaha" и фирму "Beringer" (усилители и колонки). О музыкантах, с которыми мне на этой выставке удалось поиграть, я в детстве и мечтать не мог, только вырезки из газет делал. Ну представь: Стив Вай, Сатриани, Вэйкл, Дэнис Чэмберс, Бидди Шиэм... Мы такие музыкальные "перекрестки" на сцене устраивали, что и джазистам не снились. Потом я ездил с сольной программой по штатам Калифорния, Аризона, Невада, Флорида.
- Каково оно, быть музыкантом в Германии?
- Трудно. Надо очень много работать. Если ты там не работаешь, не зарабатываешь, то выглядишь, как бизон. Когда я там остался один, сразу начал активно учить язык, работать по студиям, открыл свою гитарную школу и начал преподавать. Потом выпустил сольную пластинку ("Destiny"), с которой впервые принял участие в музыкальной выставке во Франкфурте. Там появились все мои серьезные связи, я подписал контракты с разными фирмами, которые делали гитары, усилители и т.д. А затем я выпустил свою модель гитары. Придумал для нее множество всяких новшеств, она стоит в каталоге. Так все началось.
- Сейчас стало полегче?
- И сейчас непросто, это только здесь кажется, что на Западе все за тебя сделает менеджер. Для того, чтобы там нормально работать, должен быть, во-первых, контракт с менеджером, который оговаривает условия работы на Западе вообще. Должен быть контракт с фирмой по авторским правам, если ты хочешь писать музыку. Контракт с фирмами, которые выпустят твой компакт; контракт со студиями, которые его запишут; контракт с издательством, которое компакт издаст; контракт с фирмой, которая продаст компакт и контракт с фирмой, которая сделает тебе рекламу. Все это нужно контролировать самому, чтобы что-то заработать, иначе за тебя это сделают другие и они же заработают.
- Мне представляется очень большая разница между менталитетом музыкантов здесь и там. Как тебе это кажется на свежий взгляд?
- Что меня страшно разочаровало здесь по приезде - это зависть. Она погубит наших музыкантов. Все друг друга душат, сплетничают, завидуют тем, у кого на три копейки больше. В Германии такого нет.
- Тем не менее, насколько я знаю, наших музыкантов там уважают.
- Раньше уважали, говорили о них, как о высшем классе, сейчас имидж их очень упал. Музыканты из Союза стоят позорно на улицах, оркестры приезжают - очень слабенько играют, не делают серьезных концертов, а просто гоняются за копейкой. Есть, конечно, исключения, которые представляют классическую музыку на высоком уровне - тот же Башмет, - но общий уровень очень упал. Да и дорого стало катать русских музыкантов: визы, все эти километры. Намного легче "раскрутить" команду, которая у тебя под рукой и ничего не стоит, чем кого-то везти и нервничать: приедут ли они вовремя.
- В общем, с нашими музыкантами ты больше дела не имеешь?
- Последняя попытка была у меня с APPLE TEA. Я записал их здесь, за свои деньги, спродюсировал альбом, но ни одна фирма там не захотела подписать контракт на эту музыку. Я очень серьезно "влетел". Конечно, это был рискованный шаг с моей стороны, я подумал: если мне нравится, почему другим не понравится? Я прекрасно понимаю музыкантов, которые злятся: ну вот, не выпустил компакт. Но если никто его не хочет, что я могу сделать? На Западе никого просто не уговоришь: если людям не нравится, значит, - не нравится.
- Но с продюсерством ты не "завязал".
- Нет, только теперь я занимаюсь немецкими командами, это DELIRIOUS, и GBARTS. И они пошли - сделали европейское турне. Неплохо продаются. GBARTS выпустили уже второй альбом и сейчас поедут с нами на гастроли в качестве "разогревающей группы".
- Если проследить за историями команд, в которых ты играл, то можно усмотреть здесь тенденцию развала после твоего ухода. Что это за роковые совпадения?
- С ИНСПЕКТОРОМ было так. Когда остальные члены группы не решились остаться в Германии, мы договорились, что я остаюсь, ИНСПЕКТОР потом приезжает и мы смотрим, как нам быть дальше. Но мой уход как-то плохо повлиял на группу и она распалась. Основная "волна" в разборках команды пошла от Джаггера, который появился в ИНСПЕКТОРЕ в последний год. Он поменял профессию прапорщика на профессию вокалиста и был на замене - выходил спеть пару песен, когда Джон уставал. Джаггер говорил очень много гадостей и, по сути, развалил команду. Кстати, впоследствии его группа РУБЛЕВАЯ ЗОНА исполняла и записала на компакт мою песню из репертуара ИНСПЕКТОРА - "Day Without Your Love". То есть, песня украдена Джаггером и компакт RZ долго искала организация по авторским правам "Gema", но так и не нашла, потому что он был выпущен неофициально. Выходил с диким "понтами", но в мире нигде не зафиксирован.
- Когда развалился ИНСПЕКТОР тебя не смогли или не захотели никем заменить?
- Да и не пытались, так как группа ИНСПЕКТОР - это были я и братья Зубричи. "Душой" был Андрюха Зубрич, который писал все аранжировки. Мы с ним так друг друга понимали, что нам не нужно было разговаривать - как инопланетяне, смотрели друг на друга и уже знали, кто что хочет сказать.
- А с MIND ODYSSEY что случилось?
- Последняя пластинка "Sings" принесла группе серьезный успех, и как обычно, с успехом появились трудности - его не все могут пережить. У вокалиста MO возникли амбиции по поводу того, что все песни в основном пишутся мной и внимание прессы все больше переключается на меня. Мне это надоело и я оттуда ушел. А с командой случилась такая же история, как с ИНСПЕКТОРОМ: она развалилась. Вокалисту казалось, что он дальше будет писать песни, а на деле оказалось, что писать некому.
- Но с RAGE-то у тебя все в порядке?
- С вокалистом мы очень хорошо друг друга понимаем, с барабанщиком тоже хорошо сыгрались. Кстати, с барабанщиком Майком Террана мы ездим на семинары и участвуем в "Work Shop", где представляем мою инструментальную программу, которую я хочу к концу года записать.
- А что это за семинары?
- С самого начала пребывания в Германии я активно занимался преподаванием и, в конце концов, мне предложили проводить семинары. А чтобы их проводить, нужно иметь на это право, потому что семинары, в отличие от частного преподавания, - государственный заказ. В Кельне есть "Modern Music School", где я сдал все экзамены и получил звание "доцента гитары". И вот в последние полгода я много семинаров провожу на гастролях. Мы ездили вместе с Майком Террана, был там еще басист и пианист (финансировала все это фирма "Yamaha", инструменты которой мы представляли). Каждый сначала преподает свой инструмент, а в конце мы собираемся и делаем концерт, где много импровизируем - любой может к нам присоединиться. Мне это очень нравится.
- Имел ли успех в Германии твой компакт "The Heretic" и собираетесь ли вы с отцом продолжать работать вместе?
- Компакт в Германии "прогремел" - совсем неожиданно для нас, потому что, музыка там очень сложная, авангардная. Думаю, это не последний наш совместный проект, у нас с отцом еще есть задумки и мы наверняка к концу этого года напишем еще кое-что.
- Ну, с музыкой вроде бы все ясно. Для полноты картины (хотя, куда уж полнее!) не хватает мощного финального аккорда. Расскажи-ка о своем сумасшедшем хобби. Неужели адреналина не хватает?
- Наверное, не хватает, поэтому я участвую в автомобильных гонках. Я закончил три курса раллийской школы, получил интернациональную лицензию и имею право гонять во всем мире на всех классах легковых автомобилей, что и делаю. Следующая моя гонка (24 часа) - "Nurburgring", она проходит на самой популярной в мире трассе, там же, где и "Formula-1". Гонки там проводятся очень профессионально, все не так рискованно, как многие думают, хотя разбиться можно. Это также служит мне рекламой - одно другому помогает.

Анна АЛАДОВА

© 2005 музыкальная газета