статья


Autism
Белорусская электронная сценазаключение патологоанатома



На страницах "Музыкальной газеты" я не раз знакомила тебя, читатель, с творчеством некогда минской электронной группы AUTISM. Прошло более семи месяцев с тех пор, как Вадим Милицин (один из участников AUTISM) покинул родные пенаты и направил свои стопы в далекий Нью-Йорк. Еще до его отъезда было видно, что белорусская электронная сцена бьется в конвульсиях. Вот и уплыл от серой действительности и безнадежности Вадим "вверх по течению" 14 июля 2000 года. И почему-то многим стало очень грустно. Казалось, незачем уже держать руку на пульсе белорусской синтетики.

Пациент умер, подумалось сразу. Но вскоре стало ясно, что белорусская электроника просто впала в летаргический сон. Все бы хорошо, да только принца-журналиста все не было, способного разбудить спящую красавицу. Был, правда, Никита Худяков, который все время тормошил ее. Но был да сплыл. В Бельгию. Вот и подумала я, почему бы мне вновь не вернуться к любимой работе, а заодно и поцеловать белорусскую электронную музыку так, чтобы желание спать у нее напрочь отпало.
Как вы уже поняли, начать свое повествование о жизни музыкантов я хочу с Вадима Милицина. Почему? Да потому, что я дождалась. 7 февраля он вернулся в Минск. Правда, на 13 дней. Но для интервью этого времени более чем достаточно. Прилетел, чтобы встретиться с друзьями, презентовать новый альбом, написанный под маркой "Disposable" ("Одноразовый"), а после вновь прощально блеснуть крыльями самолета.
13 февраля Вадим устроил дома для друзей презентацию своего альбома. Он хотел, чтобы все было так: спокойно, в кругу друзей, среди коих были замечены Дмитрий Харьковский (вторая составляющая AUTISM), Евгений Смажевский (ED), Алексей Кутузов (DJ I.F.U.).
Итак, как это было... Взору моему предстала большая уютная комната. Всюду горели свечи. Когда гости устроились в креслах, Вадим оставил гореть две из них, что стояли по обе стороны CD-проигрывателя.
Вначале было слово
- Хочу сказать, что очень рад сегодня видеть всех вас здесь вместе. И рад, что презентация состоится именно в этом кругу. Сразу оговорюсь, вам, скорее всего, не понравится та музыка, что я написал. Поэтому не говорите после прослушивания пустые фразы, что вам понравилось. Далее. Диск предназначен для одноразового прослушивания, ибо несет простейшую информацию обо мне. Не задумывайтесь, а просто почувствуйте, что я хотел сказать. И вы пожалеете, что здесь находитесь, потому что я этой музыкой вас за полчаса просто здорово "поимею". Ну и чтобы не осталось негативных эмоций, предлагаю эту презентацию приурочить не ко дню сегодняшнему (13 февраля), а ко дню завтрашнему (дню Святого Валентина).

А потом была музыка. Меня словно подняло и понесло высоко-высоко. Я проживала каждую секунду его жизни. Прикасалась к внутренним струнам его души. И в звуках слышала: "Чувствуешь, чувствуешь? Ты его чувствуешь?" Да, я почувствовала. И услышала, что за долгое время работы Вадим не только не утратил, но и усовершенствовал свой стиль. Да, вот и слово нашлось для определения этого альбома: он стильный от начала и до конца. Вдобавок, Вадим просто оказался ювелирных дел мастером в области слияния новаторства и традиционного для AUTISM звучания. И, несмотря на мелкие погрешности и некоторую угловатость, можно говорить о том, что альбом получился просто отличным. И пусть кто-нибудь попробует мне сказать, что я необъективно и неправильно сужу. Этот человек просто будет не прав. Ибо я не претендую в описании музыки этого альбома на правильность и объективность. Со стопроцентной уверенностью могу сказать одно: "Disposable", хоть он и одноразовый, не может и не должен быть воспринят однозначно. И расчленять его на звуки в погоне за секретами звучания не советую. Просто, если попадется вам в руки "Disposable", расслабьтесь и слушайте.
Но долой лирические отступления! Возвращаемся к делу. После 15 минут прослушивания Вадим предложил устроить перекур. С мест подняться смогли не все. Мы с Женей и Димой долго сидели и просто говорили. О том, как сильно вырос Вадим. Насколько он научился понимать себя. Правда, по поводу нового альбома существовали и другие мнения. Например, часть присутствующих сошлась на том, что Вадим просто медленно, но верно сходит с ума. Над этим я серьезно задумалась, когда слушала вторую часть альбома.
Представьте, биение сердца. Сначала оно ровное. Тихий нарастающий гул. А потом звук падающих капель. Почему так быстро начинает стучать сердце? Или это слуховой обман? Я - сплошной комок нервов. Стук сердца все громче и быстрее. В чьей груди грохочет? В груди музыканта или моей? В мозгу словно пробегают помехи. Звуки набираемого телефонного номера. Помехи, помехи. Не нужно выключаться. Сквозь органную мелодику сочится свет. Шипение, шипение. Зачем уходят звуки? Те, что составляют картину вечности?.. Обрыв. Все....
Ну, уж одно из двух: или я сошла с ума (во что верить не хочется) или Вадим (с музыкальной точки зрения).
После презентации ваш покорный слуга, то есть я, естественно, решил взять интервью у самого создателя сего творения. Часть нашего разговора представляю вашему вниманию.
- Изменилось ли твое отношение к музыке за время пребывания в Америке?
- Да. Мне просто все время нравится делать что-то новое. Я увидел в Нью-Йорке много интересного и свежего в музыкальном плане. К примеру, раньше в электронной музыке работали со звуками, манипулировали ими, искали сэмплы интересные и из них уже делали музыку. А современный минимализм, экспериментальная музыка, которую я увидел в Нью-Йорке, характеризуется манипуляциями не на уровне звуков, а самими источниками звука. Причем, эти источники могут быть какими угодно. Можно взять того же Челентано, причем взять именно так, как он играет, пропустить его звучание через кучу всяких электронных примочек. В результате получится что-то абсолютно новое. Конечно, в том случае, если ты умеешь манипулировать звуком, если ты знаешь, как это делается.
- А ты попробовал сам этим заняться?
- "Disposable" именно в этом ключе и выдержан. Вообще в Нью-Йорке школа минимализма достаточно сильно развита. Также есть и европейская школа минимализма. И, пожалуй, в последнее время музыка этой школы самая авангардная из всего, что делается в электронике. Обычно как идет движение. Все поп-идолы, хотя бы возьмем ту же Мадонну, понимают, что сами не могут развиваться, но не могут ничего изменить. Тем не менее, им хочется звучать свежо. Вот они и выискивают неизвестные маргинальные группы, которые действуют на самом on the edge, то есть, на краю. Вообще, значение экспериментальной музыки, функция ее, не развлекательная. И служит она не только для прослушивания, но и для того, чтобы давать возможность развиваться кому-то более значимому в музыкальной индустрии.
- И все-таки давай обратимся непосредственно к твоему новому альбому. Какими словами ты бы мог охарактеризовать общее настроение "Disposable"?
- Он очень минималистичен. В нем нет ритма. И он не целостный, просто содержит треки, написанные под разным настроением. Это не музыка, а информативные звуки. Просто вокруг меня происходили разные вещи, мысли всякие пробегали. И они отразились в "Disposable".
- Что-то мне это предыдущий альбом "Neverberator" напоминает.
- Нет, это совсем другое, поэтому и не пустил я альбом под маркой AUTISM. "Disposable" - название и альбома, и проекта. Здесь еще примешивается и то, что альбом писался без Димы Харьковского, с которым мы вместе работали в AUTISM. Я просто не имею морального права издавать альбом под нашей общей маркой. Да и сам альбом - это шаг совсем в другую сторону.
- В какую?
- Ключ к разгадке в самом названии. К диску даже есть аннотация: "Важная информация. Этот диск предназначен для одноразового прослушивания. Музыка является элементарной информацией, и поэтому вам не нужно слушать ее два или больше раз. "Disposable" - это не музыкальный проект. Это концепция одноразовой музыки". В альбоме - музыка для первого восприятия.
- Откуда такой оригинальный подход?
- Просто сейчас электронная среда настолько развита, что все прослушать невозможно. А хочется узнать все, поэтому и пытаешься хватать хотя бы верхушки. Вот и "Disposable". Ты берешь этот диск, слушаешь и просто получаешь представление о том, что я хочу сказать. И этого достаточно. Тебе необязательно слушать его второй раз. Ты можешь выкинуть его или подарить кому-нибудь. И еще один момент. Эта музыка не предназначена для того, чтобы кому-то понравиться. Если ты послушал диск один раз, ты все равно попал. Ты получил эту информацию.

Вот так, будь осторожен, читатель и потенциальный слушатель! В коварстве Вадиму Милицину не откажешь. Его музыка оказывает наркотическое влияние и быстро вызывает привыкание. Так что, если боишься "подсесть", лучше не дослушивай до конца или вовсе диск в руки не бери.
19 февраля Вадим вновь уехал...
Ты возвращайся, Вадим, мы все будем ждать тебя. Правда, каждый займется своими делами. Вот и я перестану грустить, а вместо этого пойду дальше будить спящую красавицу.

Анна ПРИМАКА

© 2005 музыкальная газета