статья


Krugozory, DJ'S
“35 лет жизни я отдал внедрению вычислительной техники в народное хозяйство”



Сначала я, конечно, постараюсь немного подготовить вас к прочтению нижеследующего интервью, но потом уж вы сами разбирайтесь, что к чему. Потому что даже теперь я с трудом могу понять, что же за человек почти целый час со мной разговаривал. Вот любителям экзотики он бы наверняка понравился. И внешне, и, так сказать, внутренне. Бывший директор вычислительного центра, околошестидесятилетний (!) начинающий ди-джей-шоумен в паре с другим шоуменом (шоу-э-э-э... (old) -меном) вот уже год как под именем DJ's KRUGOZORY эпатирует искушенных московских клабберов. Кстати, странно, но, похоже, пока пара достаточно известна лишь в первопрестольной. В Беларуси же сеанс приобщения к кругозоровскому веселью ограничивается просмотром по БТ их "Новогодней считалочки"... А жаль. Ведь ди-джеи Борис и Георгий не только петь да танцевать, но и говорить могут. Вот, например...

К. Н. (читать голосом Малыша): Борис Михайлович, думаю, некоторым завсегдатаям клубов сейчас уже достаточно сложно воспринимать вас отдельно от другого участника проекта DJ's KRUGOZORY - ди-джея Георгия. А на самом деле вы давно знакомы?
DJ Борис (читать голосом Карлсона): Нет. Мы познакомились недавно... Хотя, может быть, раньше и видели друг друга где-то при съемке реклам или на массовках в "Мосфильме", но... мы тогда, конечно, еще друг друга не знали. А познакомились так основательно в процессе работы над клипом "Все не кончается старость" группы МЕГАПОЛИС. При съемке этого клипа, а это было летом, где-то в июле месяце, мы встретились с Георгием. (Борис и Георгий, по замыслу режиссера, должны были изображать в кадре ди-джеев. - Пр. К. Н.) На тех съемках был и Слава Финист - это такой самый известный московский ди-джей, - и там же мы провели свою первую маленькую тренировочку. Слава показал нам самые главные ди-джейские приемы, показал, как что нужно делать, и у нас все это получилось воспроизвести в клипе... Очевидно, опыт Финиста и помог получить от нас на экране, в клипе такую реальную ди-джейскую работу.
- Состоялась такая грамотная встреча: на одной площадке оказались и люди из компании Снегири, которая вскоре заключила с вами контракт, и Финист, там же впервые встретились и вы с Георгием...
- Да, все пришли, и все так неплохо получилось. Клип оказался удачным. Ну, а Олег Нестеров (лидер МЕГАПОЛИСА и хозяин Снегирей. - Пр. К. Н.) - идеолог этого всего, и он, конечно, тогда смотрел дальше: где-то месяца через два он предложил нам работу ди-джеев.
- ...а тогда, на съемку клипа, вас, на имеющих в то время ни малейшего (?) понятия о клубной культуре, пригласили просто как актеров. И никто не знал, что потом из этого всего получится...
- Совершенно верно. Но мы как актеры... такие... Короче говоря, мы не то что актеры - мы пенсионеры. Естественно, вы понимаете, сейчас каждый ищет, где можно что подзаработать. Ну, какие-то маленькие деньги... Мы их в основном подзарабатываем в массовках. Хотя сейчас уже трудно определить, где в каких съемках мы участвовали. Но первый клип, в котором я снимался, я помню: это был ролик на песню группы КАЛИНОВ МОСТ - там прекрасный ведущий и исполнитель песни, - а песня называлась "Родная". Года два тому назад этот клип был снят. Но клип хороший. Олег Нестеров, кстати, всегда ревнует, когда я ему говорю: а вот мы снимались в клипе КАЛИНОВОГО МОСТА.
...А вообще, у нас уже достаточно клипов. Этот, потом - "Новогодняя считалочка". Еще мы снимались в клипах, которые пока вообще не вышли... Ну, вот мы выезжали в какие-то города, в ту же Прибалтику, и там участвовали в исполнении нескольких композиций - снимались в клипах на новые песни. Но эти клипы не вышли в жизнь. Не знаю, по каким причинам, но пока все они находятся в нашей компании Снегири. Ну, по крайней мере, они эти клипы пока никому не показывают. Может, на будущее хранят. Не знаю.
- Вы же уже почти год в... шоу-бизнесе. Как вам кажется, ваше новое занятие что-то принесло в вашу жизнь?
- Что принесло, да? Ну, небольшой достаток. Я не говорю, что мы (ха-ха) стали, так сказать, богатыми... Нет, все равно основной доход другой. Вот я, например, работаю в художественном институте, а там сейчас условия стали лучше: тариф повысили, и мы там побольше получаем, чем, так сказать, зарабатываем на ди-джейских работах. Тем более, что если бы мы по-настоящему работали ди-джеями, знаете, как вот пришли в клуб и говорим: давайте мы поработаем у вас. А они бы сказали - да, пожалуйста, с удовольствием, полтора-два сета можете отыграть. За это отваливают какие-то денежки. Вот. А у нас нет - все это делается от компании. Компания дорожит (ха-ха) нашими образами, нашими имиджами и не позволяет нам никуда ходить. Просто мы заключили со Снегирями контракт на 10 лет.
- На десять лет?!!
- Да. Хотя даже за год уже очень много сделано. Мы объездили десятка полтора городов, в Москве, наверное, три-четыре десятка клубов обошли со своими выступлениями. Везде нас хорошо принимают. Хотя, понимаете, где-то... где-то не хватает уже дальнейшего развития. Какой-то новый уровень уже должен быть, очевидно.
- А каким вы видите это развитие? Что бы вы сами хотели?
- Ну, что бы мы хотели...Я сказал "снегирям": неплохо бы нам от воспроизводства известной западной музыки, которую мы микшируем, - а это в основном американская, английская музыка - знаете, как обычные ди-джеи работают с пластинками, с блинами этими, - перейти к чему-то своему. Вот, приходит опыт, и видишь, что можно что-то сделать самим. Я Олегу (Нестерову. - Пр. К. Н.) говорю: ну, давайте с вами поработаем, пускай ваши музыкальные редакторы помогут нам, и мы сделаем что-то свое - свои ремиксы на ваши песни или, может быть, сделаем новые песни, новые композиции. Потому что есть задумка именно от нас что-то такое новое представить. Не западное, а именно свое, родное, российское, что-то дать.
- Вы имеете в виду собственные ремиксы?
- Да, может быть, ремиксы на старые песни, на те композиции, которые раньше звучали. На любые песни... Но у "снегирей" такая большая загрузка, ведь у них около 10 групп, которые надо вести, раскручивать, поэтому я думаю, до этого дело не дойдет. Наверное, придется все это собственными усилиями делать. Я ведь хотел себе приобрести музыкальный компьютер, но пока только коплю на него деньги. Коплю, коплю... Но в конце концов я, конечно, куплю его. И тогда буду сидеть вечерами, там, ночами и что-то, так сказать, соображать.
- А какую музыку вам бы хотелось писать?
- Какую музыку? Ну, которая нравится. Для души... ритмовую, конечно, ритмовую. Может быть, техно-хаус или диско-хаус, там с каким-то продолжением российским. Может быть, какой-то легкий хип-хоп, не слишком тяжелый, который сейчас в моде. Потому что это ИХ хип-хоп, а нам-то хотелось свой, такой, значит (ха-ха), дружеский хип-хоп. Хотя, знаете, у нас, к сожалению, музыкального образования недостаточно. Я вот только в детстве четыре класса музыкальной школы закончил.
- А Георгий?
- А Георгий - нет. Поэтому у нас в основном и микширую я. Георгий попробовал: мы же все вместе начинали. Но у меня продвижение быстрое было, а у него замедленное. Ему надо буквально пять лет заниматься, чтобы миксты сводить. Он человек рабочий. От станка, как говорят. Токарь, там, слесарь... разнорабочий. То есть тяжелые работы раньше выполнял. Естественно, что у него руки не те. Грубые такие, рабочие, сильные руки. Вот. Но зато он с детства любит танцевать, все время танцует.
- Даже в клипе. И ничего ведь, весело получилось!
- Знаете, а ведь у нас ни балетмейстеров нет, ни постановщиков. Все это мы от себя - никто с нами не занимается. И получается такая... ну, как вот приезжаешь куда-нибудь... в Тулу, Воронеж или куда, и нам говорят: (ха-ха) старики-разбойники, старики-затейники приехали. Ну, "разбойники" - это я шучу. Но вот "старики-затейники" - правда, говорят. Как вот еще интересно нам сказали: седина в бороду, а... рок в ребро (ха-ха). Так вот и выражаются: рок в ребро вообще.
- По поводу седины... вы говорите, Георгий рабочим был. А чем вы до пенсии занимались?
- Ой... Ну... Раньше мы были состоятельными такими членами нашего общества. То есть как обычно: мы люди, которые имели, так сказать, и кусок хлеба, и рубаху... и все, что угодно. Ну, жили хорошей жизнью. Нашей жизнью. А так... Вообще, я 35 лет жизни отдал вычислительной технике, внедрению вычислительной техники в народное хозяйство Советского Союза.
- Это как правильно называлось - разработчик?
- Да я и разработчиком был, и математиком-программистом, был и этим... руководящим звеном. То есть выступал в качестве директора одного из главных вычислительных центров одной отрасли. Вот, достаточно большое место занимал... но все это с появлением и массовым внедрением персональных компьютеров закончилось.
- А вы сейчас встречаетесь со своими подчиненными?
- Вы знаете, это же так давно было, уже 15 лет прошло... Но иногда все же встречаемся. Вот, например, там, где мы с выступлениями бываем, я пытаюсь какие-то связи восстановить. Но это не всегда удается. Допустим, в Прибалтике многих нет уже... Многие ушли из жизни...
- С кем вообще вам интересно общаться?
- Интересно общаться?.. Ну, вот интересно общаться с молодежью. Вы знаете, молодежь - это самое интересное общество. Мне приходится с ними общаться в институте имени Сурикова, где я работаю уже 5 лет, наблюдаю, так сказать, за развитием нашего изобразительного искусства, как оно вошло в новое тысячелетие. Потом, значит, я общаюсь, когда играю на теннисной площадке. В основном там бывает одна молодежь, и мне приходится в качестве партнера помогать тренеру воспитывать и учить молодых людей в возрасте до 30. Также мне приходится общаться, допустим, на марафонских дистанциях - я давно уже бегаю, пробежал свыше 100 000 километров. И там - тоже все время с молодежью... И теперь еще эта клубная жизнь - там же тоже все время с молодежью! Вот это наше, так сказать, общество, которое дает нам силу и все эмоции, которые нас поддерживают после работы.
- Сейчас с вами продолжает заниматься Финист?
- Нет. Это в позапрошлом году мы к нему ходили, он провел с нами такую школу небольшую. У него же в Москве студия сейчас, где он воспитывает новых ди-джеев, Финист вообще привлекает туда всех, кто хочет этим заниматься... И в качестве гостей и мы были у него, и он тогда дал нам несколько уроков... А так в основном с нами работу вел и помогал своим опытом ди-джей Сухов. Вот, Сухов достаточно много с нами занимался. Всякие закавычки, заморочки нам рассказывал, какие у ди-джеев существуют. Как обходить, как выходить из положения... (ха-ха) в общем, интересно.
- Вы часто играете в клубах?
- Да! Нам удается выступать, может, два-три раза в месяц. Потому что... вот я же работаю сейчас. Георгий-то на пенсии, а я пять дней в неделю работаю в институте. И вот в субботние или воскресные дни мы выступаем - не каждую субботу и воскресенье. Но эти выступления в основном связаны... ну, например, нас просят выступить на каких-то вечерах, юбилеях, каких-то презентациях песен. Вот, допустим, наши же артисты, Найк Борзов... Идет презентация их новых альбомов, и мы иногда там участвуем, своими пластинками, своими выступлениями поддерживаем артистов. Пытаемся немножечко поддержать публику, чтобы люди немного взбодрились и, глядя на старичков, тоже немного потанцевали.
- А над чем-то новым вы сейчас работаете?
- Планируется песня, еще одна песня. Она, наверное, появится уже до мая месяца: ее уже подготовили Снегири, и сейчас они просто ищут тот момент, когда можно будет пустить эту песню в эфир.
- Я, на самом деле, не очень вижу различия между, так сказать, "вашими" песнями и теми композициями, которые вы исполняете во время своих сетов... Вы играете что-то свое на выступлениях?
- Мы делаем вот такой симбиоз: и песни исполняем своими голосами, и в то же самое время выступаем как ди-джеи - играем чужую музыку.
- Но своих песен у вас на настоящий момент сколько?
- Ну, пока у нас только "Считалочка", на которую и клип был снят. А остальные... (ха-ха) Ну, как вам сказать... я ведь немного сочиняю: и "снегирям" подбрасываю иногда идеи, и песенки готовые приношу, но они пока не выходят. Может, недостаточно они жизненны, может, недостаточно актуальны в наше время... Хотя я так считаю, уже прожив большую жизнь, суровую, можно сказать, жизнь в нашем коммунистическом прошлом (хотя она и была неплохая), - я считаю, что песни, которые я сочиняю, неплохие по словам... Они лучше, чем сейчас эти вот трех-четырехсловные... три-четыре слова - и вся песня. А там есть и смысл, в них заложенный. Да, я иногда сочиняю песни - с припевом и так далее, вот. И даже музыку иногда. Я уже чувствую: да, вот здесь именно такая музыка должна быть... Но пока Снегири не берут мои песни...
- Может, это тоже из-за их загруженности?
- Вы знаете, нет. Но я знаю: если я буду иметь свой компьютер или какой-нибудь инструмент, тогда... У меня ведь дома НИЧЕГО нет. Кроме губной гармошки. Внуки мне обещали купить за рояль, который я им отдал, гитару. Но я эту гитару жду уже 20 лет (ха-ха). Вот так. Я раньше всегда за рояль садился - такие минуты бывают - сложные такие, тяжелые минуты. Сядешь за фортепиано, вспомнишь старые мелодии, набросаешь новые, знаете? А сейчас - нет. Сейчас ведь еще такая жизнь идет: работа, тренировки, работа... И, знаете, загрузка большая. Я, например, сегодня отсыпаюсь, потому что вчера наломался - три с половиной часа в теннис играл... И сегодня поэтому у меня отдых, хотя он будет не очень долгим: скоро предстоят новые съемки - японцы хотят какой-то фильм снимать. (DJ Борис говорит, вероятно, о предстоящих KRUGOZOR'aм съемках в документальном фильме, посвященном музыке на "ребрах" (рентгеновских снимках). - Пр. К. Н.) У нас, вообще, постоянно какие-то съемки - съемки в рекламах, клипы, съемки для каких-то фильмов, потом небольшие такие характерные роли. Сам мой образ, наверное, им нравится - такая борода седая, весь седой облик, вот... такой, древний. И они приглашают меня. Так что работы хватает...

Так, в перерыве между бесконечными делами, мы и разговаривали. А потом в моем диктофоне неожиданно закончилась пленка, и нам пришлось распрощаться. "Он улетел, но обещал вернуться. Милый... Милый..." Катерина НЕВИНСКАЯ

© 2005 музыкальная газета