статья


Борзов, Найк
«Суперменом может стать каждый»



Найк Борзов. Эти два нематерных слова стали во многом музыкальными символами ушедшего двухтысячного года в России и за ее пределами. Скромный молодой человек с оранжевыми волосами, невообразимой улыбкой и заразительным смехом впервые появился в Минске в феврале ушедшего года, памятно отметившись не только блестящим выступлением, но и выходом за булочками за три минуты до отправления его поезда из Москвы (в результате весь гонорар ушел на 200-километровый марш-бросок на такси вдогонку уносившемуся вдаль составу), и отодранной на память табличкой в лифте "Альфа-радио" (Минск), увидев которую в руках музыканта, говорят, всесильный Сергей Кузин слегка позеленел.

На сей раз визит Борзова обещает быть продолжительнее и насыщеннее (3 февраля - Гродно, 4 февраля - Минск) и предельно доступным для широкой публики. Ему и посвящен нижеследующий задушевный, хоть и порой кажущийся бессмысленным разговор с Найком.

- Ты признан многими СМИ "суперменом 2000 года". Каково в наше время быть суперменом?
- Ну... (пауза) Мне нравится (смеется).
- Не напрягает?...
- Нет, абсолютно.
- ...Все очень легко, ты все можешь...
- Я не знаю, спасаю ли я людей при том, чем я занимаюсь. Если смотреть на физические нагрузки, которые на меня выпадают, они приятные, поскольку все это связано с тем, что я люблю делать.
- Однако, насколько я помню, был случай, когда твои записи спасли человека фактически в буквальном смысле...
- Да. У меня есть друг Вадим Сташкевич, друг которого попал по глупости в тюрьму и был на какой-то грани. Тогда он послал ему мой альбом 1997 года "Головоломка", и человек очень сильно изменился... Как говорится, убив человека, убиваешь целый мир, спасая человека, спасаешь целый мир.
- Есть ли тяга к всесильным персонажам?
- Ну, супермен был слаб, когда снимал свою одежду...
- Да, и когда минерал с его родной планеты был рядом...
- Точно...
- Ведь все мы иногда мечтаем о всесильности и непобедимости...
- Я мечтаю, но не об этих вещах. О своем, так скажем (смеется). Я даже не мечтаю, а планирую и делаю. Слава богу, что возможности есть.
- 2000-й год в российской музыке был связан во многом с твоим именем. Как ты его оцениваешь?
- Он очень символичен. Он содержит в себе три нуля, канун третьего тысячелетия и в его течение было выпущено три пластинки Найка Борзова ("Супермен", "Лошадка", "СупермEND"). Это, мне кажется, очень даже прикольно.
- Что особенно запомнилось в этом году?
- Ой, год был настолько насыщен, что что-то такое выделить рука не поднимается, потому что практически каждый день происходит что-то интересное со мной. Наверное, все-таки самыми запоминающимися были выступления перед большими аудиториями на "Максидроме", "Нашествии", "Брате", потому что до этого я крайне редко на таких больших площадках играл. Не было никакого особенно страха... Чуть-чуть, конечно же, было, но ощущение от того, когда ты выходишь на сцену и с тобой вместе начинает петь двадцать тысяч народа - это п....ц...

На этом, единственном, кстати, матерном слове магическим образом телефонная связь мгновенно нарушилась, однако затем была восстановлена.
- Что-то странное...
- Да, просто как во времена Союза, когда достаточно было сказать что-нибудь про КПСС, и телефоны разъединялись (смеется). Правда, на следующий день еще люди оказывались неизвестно где...
- Интересно, ты в какой-то момент, допустим, когда еще в конце 1999 года появились "Три слова", предчувствовал свою популярность?
- Нет. Откуда я мог знать? Просто было какое-то ощущение того, что это правильно, что все идет своим чередом, все идет так, как нужно... Но я не настраивал себя на что-то такое особенное. Я просто жил своей жизнью.
- Считаешь ли ты себя культовым исполнителем?
- Не знаю, люди, кажется, говорят такое, но, думаю, об этом нужно спрашивать у них.
- Ты как-то определил понятие культового исполнителя как музыканта, который делает то, что он считает нужным, а не то, чего от него ждет толпа. И приводил при этом пример Игги Попа и Дэвида Боуи...
- Да, а теперь меня сравнивают с ними на CNN.
- Серьезно...?
- Без балды говорю. Я сам был удивлен (смеется). Они сказали, что чувак так же популярен в России, как у нас в свое время Игги Поп и Дэвид Боуи (смеется).
- Нормально (легкий постнокдауновый шок, других слов найти не мог).
- Весело очень (смеется).
- Так ты делаешь то, что ты хочешь...
- Да, я делаю то, что хочу.
- Получается, ты культовый...
- Ну, это уже вам решать... Я просто музыкант и просто делаю то, что хочу. Просто мне кажется, что это счастье. Я не знаю, культовость это или нет, но мне кажется, что это счастье, когда ты делаешь то, что хочешь, и тебе это еще и нравится... Ты от этого получаешь удовольствие... Я живу этим и не могу иначе.
- Чем в данный момент живешь?
- Новой пластинкой. Уже практически закончена первая вещь, "День как день". Она, видимо, выйдет в марте-апреле на новом крупном сборнике, названия которого я, к сожалению, не помню. В его поддержку будет очень большой тур по стране с большим количеством музыкантов. В ближайшие пару дней начну работу еще над двумя вещами...
- Как насчет планов записать песню с Жанной Агузаровой?
- К сожалению, я решил отказаться от этой затеи. Просто передумал.
- Материал для альбома уже весь написан?
- В общем-то, да. Половина есть на демо-записях,
а остальное все только в голове. Впервые на моей сольной пластинке будет шестнадцать песен и альбом будет очень большой по хронометражу. К тому же пластинка будет концептуальной, чего я не делал с 1994 года, когда записал альбом "Закрыто". Причем уже готов трек-листинг (очередность песен. - Прим. авт.), хоть и еще не записал песен. Они сами выстроились. Этот альбом заключает в себе очень большой этап в моей жизни и очень важный этап. Думаю, будут какие-нибудь эксперименты с
электроникой. Звуком будет заниматься та же команда, что делала
"Супермена".
- Какие сюрпризы будут ждать белорусских зрителей?
- Ну... (пауза)
- ...Найк Борзов все-таки приедет! (смеюсь)
- Ну... Может быть, и да (смеется).
- "Может быть" звучит очень обнадеживающе после твоего прошлогоднего путешествия на такси (смеюсь).
- Да уж... До сих пор вспоминаю (смеется).
- ...Новые песни покажешь?
- Обязательно. Еще, может, что-нибудь из репертуара ХЗ вспомню, но тут уж все будет зависеть от людей. По настроению, в общем.
- Какие-нибудь планы насчет проектов?
- Уже записан и вышел новый альбом ХЗ, в котором я принимал участие. Более того, записан еще очень странный совместный альбом, однако неизвестно пока, выйдет он или нет. Есть какие-то отдаленные планы переиздания записей моей старой группы ИНФЕКЦИЯ, но я пока еще толком ничего не решил.
- Ты известен тем, что твои музыкальные вкусы меняются по два раза на неделю, но все-таки интересно, что ты сейчас слушаешь...
- Да (смеется)... Купил себе древних записей AC/DC еще до Бона Скотта... DEEP PURPLE "Made In Japan" - офигенный концерт... PRIMAL SCREAM "XTRMNTR" - отличная пластинка... И еще кучу всяких записей, причем в большом количестве новых групп, названия которых зачастую просто вспомнить не могу. Я вообще из последней поездки привез 22 диска.
- Ну, ты же часто привозишь себе много всего. Вспомнить хотя бы историю с шапочками в Прибалтике...
- Да уж, это точно... Ну, я все что угодно - записи, шапочки, одежду... Все, что мне прикольно, все привожу (смеется).
- Так получается, ты еще, с собственных слов, и "самый модный", потому что, судя по всему, никто столько всего себе не везет из поездок...
- Наверное... Не знаю... Может быть, привозят что-то, да молчат (смеется).
- Боятся, что украдут...
- Наверное... А мне не жалко. Я даже всем раздаю или отдаю для благотворительных интернет-аукционов.
- Но в итоге мы вновь приходим к тому, что ты делаешь добро, и значит, ты супермен...
- Ой...
- Ну, в каком-то роде. Ведь каждый человек в каком-то роде супермен...
- Да. Каждый человек может им стать, если очень захочет. Но для этого нужно захотеть для начала. "Главное начать, закончить тоже можно", - как пел давным-давно Константин Кинчев.

Владимир РИБОКОВ

© 2005 музыкальная газета