статья


Boals, Mark
Голос в огненном кольце



О, не знаю, как вы, а я хорошо помню, когда услышал этот голос. Год на дворе стоял 1988-й. В слегка расшевеленном перестройкой Советском Союзе очнувшаяся от спячки фирма Мелодия поняла, что нужно ловить момент - народ жаждал рока. Открытость и гласность позволили признать, что такая отрыжка гниющего капитализма, как рок-н-ролл, пахнет оч-чень даже ничего. И - маленьким ручейком потекли лицензионные пластинки, по прибытии которых в магазины образовывалась некоторая очередь.

Ну так вот, стою я как-то в такой очереди, сжимая в ладони рублей эдак десять с половиной - на три пластиночки (стоили они в те времена по 3.50 рэ), и ласкаю глазом два диска THE BEATLES и один - DEEP PURPLE, а меломанствующая толпа вокруг алчно расхватывает нечто в красивой обложке с драконом и парнем с гитарой. Что это и кто это, я узнал чуть позже, тогда имя шведского гитарреро Ингви Малмстина еще не стало символом быстропальцевости. А когда узнал - тогда и купил тот самый альбом под названием "Trilogy".
Штука оказалась приятной до невозможности, Ингви был хорош, но явно чистил себя под Блэкмором, чтоб плыть в хард-рок дальше, а вот певец... Певец был - ух, а не певец. Уж если он заводил песню "Fury", то и звучала она яростно, а "Queen In Love", соответственно, - нежно. Звался парень Марком Боулзом - хотя, насколько я помню, имен музыкантов на пластинке не указали.
Признаюсь, особо за его творчеством я не следил, да и в группе Малмстина Марка сменил более именитый Джо Линн Тернер. Но и Тернер, и Боулз снова оказались в компании Ингви, когда последний творил диск "Inspiration", составленный из любимых рок-хитов.
И, наверное, именно тогда Боулз и Малмстин решили продолжить старую дружбу. В прошлом году голос Марка зазвучал в композициях, специально записанных для сборника лучших творений Ингви. А чуть позже была распространена информация о том, что Боулз официально стал вокалистом малмстиновской группы RISING FORCE. Видать, все пошло просто чудесно, так как не успел певец закончить работу над малмстиновской программой "War To End All Wars", как приступил к сессиям сольного альбома "Ring Of Fire".
Поговорить с Марком мы должны были еще летом, Однако дело это пришлось отложить - запись есть запись. Но лучше позже... Не так ли?
- Доводилось ли тебе слышать о том, что выпущенная в 1988 году в СССР государственной компанией Мелодия пластинка Малмстина "Trilogy" наделала много шума среди поклонников рока и что в то время все знали твой голос, не зная имени?
- До недавнего времени я и понятия об этом не имел, пока мой друг-клавишник с Украины Виталий Куприй (Виталий участвовал в записи "Ring Of Fire". - Дм. М. Э.) не сказал мне об этом. Ну и ну! Хотел бы я узнать об этом пораньше!
- Кто в первую очередь повлиял на тебя как на певца?
- На протяжении лет певцов, которых я обожал, было так много, что всех я, наверное, и не припомню - разве что одного-двух, - так как я взял понемногу от каждого их них. Сейчас же на меня сильнейшее влияние оказывает Лучано Паваротти.
- Как получилось так, что ты работал в легендарной группе SAVOY BROWN?
- Я умудрился встретиться с лидером SAVOY BROWN Кимом Симмондсом в Кливленде, и, я полагаю, именно он помог мне прорваться. Я прошел прослушивание, на котором спел "Superstition" в версии группы BECK, BOGERT AND APPICE, так как первым басистом Симмондса был именно Тим Богерт. Я сильно нервничал, но отработал на удивление хорошо, и меня наняли прямо на месте!
- В каком стиле тебе петь "уютнее" - хард-рок, как с Ингви, или блюз, как с SAVOY BROWN?
- Вообще-то, особой разницы не было. На самом деле я пел блюз так, как его пел бы хард-роковый вокалист. Иногда же, когда песня подходящая, я пою хард, как блюзовый певец!
- Твоя работа с Тедом Ньюджентом - убойный эксперимент, да? Не поведаешь ли какие-нибудь истории?
- Да, Тед - совершенно безумный человек! Когда я приехал к нему погостить, пока мы готовились к гастролям, он раздал всем по ружью и сказал: "Если вы хотите чего-то поесть, выйдите и подстрелите"! Мы так и поступили! Он жил в центре штата Мичиган - поблизости не было ни магазина, ни "МакДональдса", так что мы ели кроликов, белок и фазанов - но только после долгих часов стрельбы и промазывания! Хотя выступать с Тедом было просто здорово!
- А как ты попал в RISING FORCE?
- Они искали певца и услышали запись, над которой я работал. Так что меня пригласили в зал, где группа репетировала, я спел все малмстиновские песни и сразил всех наповал.
Две недели спустя я пел с Ингви на сцене на "Дне зеленых" перед шестидесятипятитысячной аудиторией!
- Почему ты ушел из группы непосредственно перед выходом "Trilogy"?
- Причина была печальной: я подрался с Ингви, и он меня уволил.
- До тебя с Ингви пел Джефф Скотт Сото, после тебя - Джо Линн Тернер, втроем вы работали на малмстиновском альбоме "Inspiration". Что ты думаешь о Джеффе и Джо?
- Великолепные певцы и отличные ребята!
- Кто решал, кому какую песню петь на "Inspiration"?
- Все в основном зависело от Ингви, однако первым номером шел Джефф, затем - Джо, потом - я, и все мы отлично провели время!
- На альбоме-посвящении QUEEN вы с Малмстином исполнили песню "Keep Yourself Alive". Тяжело было взяться за композицию, спетую таким вокальным гигантом, каким был Фредди Меркьюри?
- Фредди Меркьюри! Что за гениальный певец! Для меня было честью спеть одну из его песен.
- Я читал, что на гастролях во время своего сольного "участка работы" ты поешь фрагменты из опер. Ты поклонник классики? И кто твой любимый композитор?
- Да, я пел арии из опер весь прошлый год, да и позапрошлый тоже. Я люблю классическую музыку и люблю оперу, потому что я могу по-настоящему использовать свой голос как инструмент. Опера и в самом деле всеобъемлющая в техническом отношении форма пения. Мой любимый оперный композитор - Пуччини (на "Ring Of Fire" Марк записал арию Пуччини "Nessum Dorma". - Дм. М. Э.), но самый-самый любимый - Бах.
- Кому принадлежала идея записать для "Anthology" Малмстина композицию ABBA "Gimme! Gimme! Gimme!"? Каково тебе было исполнять известнейшую поп-песню?
- Эта композиция предназначалась для альбома песен шведских артистов в исполнении других шведских артистов. Как она угодила на альбом Ингви, я понятия не имею!
Я был весьма удивлен. Но было очень здорово взяться за поп-песню и сделать ее "металлической".
- Пару слов о твоем сольном альбоме, пожалуйста.
- Мой новый сольный альбом - это то, что от меня ожидали очень долго - по крайней мере, мне так говорят! Он называется "Ring Of Fire". Я собрал нескольких лучших в мире музыкантов (помимо тех, с которыми я работаю постоянно) и написал некоторое количество убойных песен с отличными мелодиями и сольными битвами между гитарой и клавишными, все это - в тяжелом неоклассическом стиле с множеством сюрпризов! Если ты не знаешь, то музыканты эти: Виталий Куприй - клавишные, Тони МакАлпин - гитара, Вирджил Донати - барабаны и я сам - вокал и бас. Послушай, тебе понравится!!!

Дмитрий М. ЭПШТЕЙН

© 2005 музыкальная газета