статья


Лайда
Между андерграундом и высоким искусством



В нашей жизни нередко встречаются люди, которых хочется романтизировать. К числу оных я отношу Оксану Григоренко и Настю Белокурову - основательниц группы ЛАЙДА. Чем меня привлекает их творчество? Многим. Острым музыкальным чутьем, тонким владением средствами художественной выразительности, высоким исполнительским мастерством. Не побоюсь сказать: ЛАЙДА являет собой связующее звено, соединяющее андерграунд и высокое искусство.

Для меня желание пригласить группу в Брест стало чем-то вроде навязчивой идеи. Цель была триединой: во-первых, организация концерта; во-вторых, запись альбома; и, наконец, в-третьих - просто хотелось пообщаться.
Благодаря городским властям официальному концерту так и не суждено было состояться (чего, собственно, и следовало ожидать). Правда, ЛАЙДЕ удалось выступить 6 мая на природе, в лесу, где проходил андерграундный фест "Эльба". И, надо сказать, группа была принята "на ура".
В остальном повезло больше. В течение 7-8 мая ЛАЙДОЙ на "GREEN HOUSE studio" был записан акустический вариант альбома "Нижинский" и демо-версия альбома "Весна в Париже" (при участии нового гитариста группы Володи Панова).
С общением тоже все получилось на высшем уровне. Продолжительные разговоры на разные темы совмещались с употреблением алкогольных напитков и посещением брестских достопримечательностей.
Ваш покорный слуга воспользовался присутствием ЛАЙДЫ в городе над Бугом и немножко потерроризировал участников группы вопросами. Содержание нашей неторопливой, но, на мой взгляд, всеобъемлющей беседы я и хочу предложить вниманию читателя.

- Раньше ваш проект назывался В ЧЕРНОМ. Я долго пытался найти о вас информацию, хотя бы в самиздате. И вот передо мной первый выпуск южноукраинского рок-альманаха "Идиллия", датированный мартом 1993 года. На странице 8 под рубрикой "Рок-справочник" читаем: "Дуэт образовался осенью 1991 года в городе Николаеве. Держит ориентацию на русскоязычный фольклор. В дуэт входят: Оксана Косна (гитара, вокал), Настя Самойлова (тексты). Выступают мало, в основном работают в студии".
Оксана: Мы действительно раньше назывались так. Были моложе, хотелось взять какие-то псевдонимы. Но с 93-го года мы уже стали выступать под названием ЛАЙДА и, соответственно, под своими фамилиями. Поменялось название, поменялось практически все.
Настя: Хочется добавить, что образовались мы не в 91-ом году, а в марте 89-го. То есть там какая-то путаница, в этом альманахе. Мы тогда учились еще в школе, и вот была такая идея - создать группу.
- Почему вы сменили название В ЧЕРНОМ на ЛАЙДА?
Н.: Дело в том, что поменялась какая-то концепция группы. Мы в этот момент жили на Урале и просто решили поменять название. Мы как-то интуитивно чувствовали, что его нужно сменить. Стилистика изменилась, и захотелось поменять название. Мы это и сделали.
- Вы сами родом с Украины, из Николаева. Но прочно обосновались в Белокаменной. Вы здесь видите больше возможностей для реализации своих творческих замыслов?..
Н.: В Москву мы переехали по случайности. Мы тогда жили в Питере. Нас пригласили на квартирник. Приехали в Москву, отыграли, и так вышло, что мы там остались. Так случайно получилось. И живем там уже седьмой год.
- В Москве-то в наше время прожить ой как непросто!..
Н.: Нам друзья очень помогают. Хотя круг общения не слишком широк.
- А по каким критериям вы отбираете друзей? Какие человеческие качества вам наиболее импонируют и какие, наоборот, отталкивают?
Н.: Мы очень любим в людях искренность, честность и порядочность. Лицемерие и бесцеремонность ненавидим. Вот эти два качества, которые нас сразу отталкивают, и мы их стараемся избегать.
- На сегодняшний день вы существуете 11 лет. Но все это время по непонятным причинам прозябаете в безвестности...
О.: В первую очередь это объясняется тем, что мы никогда не стремились к популярности, сознательно не гонялись за ней, не разносили, не распихивали кругом свои кассеты, не играли кому попало песни по полчаса. А с другой стороны - очевидно, некоммерческой основой какой-то... Я это объясняю так.
- Многие исполнители - и рок-музыканты, и попсовики - в числе своих духовных наставников называют BEATLES, ROLLING STONES, DOORS, WHO, DEEP PURPLE... А на какой музыке воспитывались вы?
О.: Ну, не знаю, как насчет формирования музыкантов. Воспитывалась я, благодаря своему старшему брату, на DEEP PURPLE и в большей степени LED ZEPPELIN, на первых четырех альбомах, что повлияло на мой вкус в музыке, но не на формирование музыкального мышления моего собственного, как композитора, скажем так. Да все постепенно влияло. Очень много музыки проходит. Из каждой выдергиваются какие-то моменты, какие-то кусочки, которые близки. Очень много музыкальной информации - даже не хватит страницы, чтобы перечислить.
Н.: А я просто слушала музыку в детстве. Она же на меня не могла влиять, поскольку я музыку не пишу. Но слушала... Мне отец привозил из Болгарии такие интересные пластиночки - там как дискотека. Я не помню, как они назывались. Это были такие циклы - и DEEP PURPLE, и RAINBOW, и QUEEN - то есть весь такой набор. И какая-то попса западная - ABBA, BONEY M - все это соседствовало. Были такие диски. Я их слушала с глубокого детства. Помню, что когда я еще была в классе первом или втором, слушала маленькие пластиночки Мирей Матье... Ну вот, в принципе, и все.
- А какую музыку слушаете сейчас?
О.: Из отечественной музыки мы сейчас очень немногое слушаем. Вот недавно мы узнали о таком человеке, как Веня Дркин. Он, к сожалению, умер в августе прошлого года. Вот его слушаем. Очень талантливый человек в городе Николаеве на Украине есть - Олег Паламарчук, или Палам (группа ЛАМПА. - Прим. Г. Ш.). На мой взгляд, один из самых на данный момент выдающихся поэтов-лириков. Старую советскую эстраду, начиная с 30-х годов - Леонида и Эдит Утесовых... Кобзон хорошие песни пел. Елена Камбурова нам нравится. Хорошая певица Алла Пугачева. Мне нравятся ее песни вплоть до "Не делайте мне больно, господа". Бреговича очень любим...
Н.: Из наших мы еще слушаем группу СОЛОМЕННЫЕ ЕНОТЫ - таких панков. И классическую музыку в основном - Стравинского, Дебюсси, Шопена, Рахманинова, Римского-Корсакова.
- Володя, ты своей игрой привносишь в музыкальную ткань ЛАЙДЫ некоторые джазовые, блюзовые звучания. Позволь поинтересоваться твоими музыкальными вкусами?
О.: (перебивая) Я бы сказала, что он привносит красоту и гармонию.
Владимир: Мои музыкальные вкусы простираются на довольно-таки значительных пространствах: это джазовая музыка. В последнее время на ней очень плотно я сижу. Это би-боп. Это блюз. Это классический, скажем так, западный рок. Афрокубинские музыкальные стили. Классическая гитара, классическая музыка. Вот. Ну а начиналось все с русского рока и пришло в такое вот состояние.
- А как чувствуешь ты себя в составе ЛАЙДЫ? Тебя женщины не подавляют?
В.: Чувствую себя хорошо. Достаточно комфортно. Творчески я ни в чем себя не ограничиваю, и, наверно, это самое главное для музыканта.
- Настя, поскольку ты пишешь тексты и также формируешь творческое лицо ЛАЙДЫ, хочу спросить: какой литературе ты отдаешь предпочтение?
Н.: Люблю Хлебникова, хотя сейчас уже намного меньше, чем раньше. Люблю Рембо. Меня интересовал Николай Гумилев, Цветаева. А сейчас я поэзии практически не читаю. Из прозы - Достоевский, Борхес... В последнее время мы читаем исключительно мемуары, связанные с Нижинским - воспоминания Дягилева, Бенуа, Стравинского, Брониславы Нижинской, Сомова... В общем, этот пласт культуры.
- Я прослушал ваш новый акустический альбом "Нижинский". Ваш музыкальный и текстовой материал сильно изменился в сторону упрощения...
О.: Просто, видимо, изменилось музыкальное мышление. Раньше оно было сложнее, сейчас проще. Я не считаю, что чем сложнее, тем лучше, чем легче, тем хуже. Простота и краткость - сестры таланта.
Н.: Я не считаю, что тексты изменились в сторону упрощения. Может быть, изменилась форма стиха. Но, по-моему, они и так достаточно сложны, как показывают мнения слушателей. Это образный ряд. Раньше он был преподнесен слушателю с использованием каких-то древнеславянских корней и непонятных слушателям слов. А сейчас это тот же самый мир, но выражен он простыми словами. Хотя система образов, как мне говорили, сложна, оказывается. Для меня всегда интересно, как это воспринимается. Но люди говорят, что это сложно.
- Настя, в свое время ты занималась словотворчеством, из-за чего тебя многие сравнивают с Ревякиным...
Н.: Словотворчество появилось у меня от знакомства с Велимиром Хлебниковым еще до того, как я услышала КАЛИНОВ МОСТ. Потом, конечно, МОСТ мне очень понравился, потому что я увидела там много общего. А говорить о каком-то сходстве с Ревякиным - я не знаю, как к этому можно относиться. Наверно, люди, которые работают в таких направлениях, - они чем-то похожи. Я так думаю.
- Настя, а ведь ты имеешь опыт вокалистки?
Н.: Была такая николаевская группа АРМИЯ КАЙФА Вадика Булычева. В '93 группа записала альбом "Кровавые тараканы". Тогда все болели Летовым, Янкой. Я участвовала в качестве бэк-вокалистки, подпевала в песне "Ядреная бомба"... Гурьев хотел, чтобы я пела вторым голосом в песне "Пополам с серебром" на альбоме "Весна в Париже"...
- А Юлия Стерехова с вами больше не сотрудничает?
О.: Юля выбыла. По семейным обстоятельствам.
- По-моему, вы и в акустике звучали неплохо. Зачем вам расширение состава?
О.: Это все субъективные мнения по поводу акустики. Акустика - это один вид деятельности; инструментованный вариант, аранжированный - это совсем другой вид. Это совершенно несовместимые вещи. Одно другое заменить не может. Поэтому у нас гитарист появился очень хороший, Володя Панов. И пока мы еще планируем с контрабасисткой играть, с Катей Орловой. И вот, я думаю, следующий альбом "Нижинский", вернее, его аранжированный вариант, будет записан вот в таком составе, нас троих: контрабас и две акустические гитары.
- Вы не только пишете песни. Вы еще и киношники. (всеобщий смех)
Н.: Мы сняли полнометражный художественный фильм. Но это был видеофильм... Он называется "No comments" и посвящен Эдварду Вуду - самому худшему режиссеру всех времен и народов. Интересен фильм тем, что мы снимали очень многих культовых московских персонажей. Известный, суперпопулярный рок-критик Сергей Гурьев принимал там участие. Ему досталась роль безумного режиссера, которого расстреляли у белой стены. Он размазал красный кетчуп по белой стене, очень эффектно упал, изображая окровавленного, убитого человека. Но в конце фильма он оживает и требует деньги - в общем, ведет себя очень неадекватно, но это очень интересно. Там еще снимался Леша Марков. Он играл спившегося человека, музыканта, мужа одной из героинь...
О.: И мы надеемся, что это наш хоть и первый опыт в кино, но не последний. Мы планируем снять еще один фильм. Я в этом году поступаю во ВГИК на режиссерский факультет игрового кино. И задумываем мы глобальный фильм о Нижинском. Вот альбом мы записали. Хотим снять еще фильм. Но это требует огромных материальных затрат для восстановления всей ситуации и всего окружающего, что способствовало гастролям в 1912 году Русских сезонов... Время покажет, но планы у нас такие есть.
- Настя, ты состоишь в редколлегии журнала "Мир искусства"?
Н.: Слишком громко сказано. Как меня Боря Усов (главный редактор. - Прим. Г. Ш.) называет - "соредактор". Что хочу сказать: журнал "Связь времен" был известен в Москве. Сейчас он переименован в "Мир искусства". Это связано с Русскими сезонами в Париже, которые мы сейчас активно проводим. Цель сезонов - возобновить старую систему ценностей, которая существовала в развитии русского искусства в начале века. Это дягилевские сезоны по всему миру. Мы хотим сейчас нечто подобное сделать. Вот такие планы.



Геннадий ШОСТАК

© 2005 музыкальная газета