статья


Миссия: Антициклон
«Миссия» выполнима!



Группа МИССИЯ: АНТИЦИКЛОН возникла в 1987 году в Магадане. Потом перекочевала в Барнаул. Сейчас ее вполне можно назвать московской. Успела выпустить несколько альбомов, среди которых есть даже виниловый, поучаствовать в куче фестивалей, сыграть на разогреве у NAZARETH, попасть в пару приличных книжек про рок и венгерский фильм "Крайняя Азия", воспитать свою публику, немногочисленную, но преданную.

Костяк ее - солист Гена Вяткин (раньше он был поющим басистом) и гитарист Костя Иванов; остальные музыканты - басист, клавишник и барабанщик - недавно вошли в МА. Новый состав МИССИИ дебютировал недавно в "Бункере" и сейчас успешно гастролирует по московским клубам и готовится к новому прорыву.

- Как чувствовала себя группа, поменяв периферию на столицу России?
ГЕННА (сценическое имя лидера): Мы никогда не привязывались к этому понятию: магаданацы. Может быть, кому-то и интересно это подчеркивать, только не МИССИИ. Сейчас Москва, я думаю, единственное место, где есть к чему стремиться. Уже сформировалась общность людей, с которыми нам интересно. Например, группы ТВИГГИС, ГИТАРЫ СТЕРЕО - они разделяют наш подход к музыке.
- Как вышло, что последний альбом "Складно и ладно", записанный еще в 1998 году, так и не был издан?
- Случилась банальная вещь - были деньги и спонсор, мы в Москве работали над альбомом "Складно и ладно", который получился, на мой взгляд, вполне "продвинутым", но, может быть, слишком приглаженным и мягким по звучанию. Может быть, нам стоит стать жестче и даже "грязнее". Люди, работавшие с нами на последнем альбоме, как-то "причесывали". Печально, но как только работа закончилась, случился кризис, и спонсор "сдулся"... И "Радио 101", которое к нам благоволило, тоже теперь не существует.
- Вас сейчас вполне можно зачислись в стройные ряды "модных" музыкантов. Не знай я МИССИЮ много лет, не удержалась бы от поиска тех, на кого вы похожи...
- Нас "обвиняют" в подражании МУМИЮ ТРОЛЛЮ. Я раньше объяснял, а потом бросил... грустно кому-то доказывать, что мы всегда играли такую музыку. А потом понимаешь: существует свердловская школа, питерская, московская. И иногда внутри них сложно отличить одну группу от другой. Так же и дальневосточная школа, в которой слушатели воспринимают только МУМИЯ ТРОЛЛЯ. Хотя когда мы начинали, Илья Лагутенко и Ко играли что-то а-ля DEPECHE MODE.
- Кто является автором музыки и текстов?
- Стихи пишу я, и никто не вмешивается в это дело. А вот в музыке есть элемент коллективного творчества - все музыканты люди очень талантливые, они вносят свои элементы. Но направление тоже задаю я.
- Я знаю, что когда ты жил в Барнауле, то довольно долго работал на радио. Какую музыку ты крутил?
- Всякую!!! Начиная от гранджа и заканчивая авангардом.
- Есть ощущение, что раньше ты определял, какая группа подходит по формату, а какая - нет, а сейчас тебя загоняют в те же рамки?
- Нет, я работал на радио, которое не увлекалось такими понятиями: формат - не формат - может быть, в силу периферийности. И я как-то нечеловечески проявлял себя в качестве "творческого ди-джея". У меня была полная свобода. Если уж говорить о формате, я сам себе был формат. Делал веши, для простого обывателя даже неприятные - меня слушали те, кто "без крыши". Во время второго или третьего эфира, когда все ушли и никто меня не контролировал (хотя начальство слушало, конечно), взял Тома Уэйтса, какое-то техно, еще что-то... сейчас, думаю, такой микс замешаю! Но чего-то не хватало, и я добавил пластинку виниловую - речь Ленина с броневика. Перемешал все это и дал в эфир! Начальник мой был человек воспитанный и обходительный, он мне мягко дал понять, что я не прав и если еще раз... Но потом пошла реакция - слушатели зацепились, многим понравилось, и мне дали полную свободу. И я такое творил! Придумывал персонажи, устраивал сценки, приносил суперэффекты. Как в фильме "Части тела".
Мне всегда казалось, что идеи мои могут как-то воплотиться и создать хороший резонанс. Собственно, ради этого я и занимаюсь творчеством.
- МИССИЯ не вчера появилась на свет. Какой период творчества ты бы назвал лучшим?
- Я очень не люблю оглядываться и говорить "как круто было"! Но временами появляется уже такое желание. Хоть это и банально, но все у меня впереди. Вот когда мы записывали альбом "С МИССИЕЙ в Москве", который, собственно, и альбомом-то не был, а просто приехала группа в Москву - записать несколько песен на Останкино, - это было самое крутое время. И даже не в музыкальном смысле. Просто именно тогда взаимоотношения в группе были самыми лучшими. А потом все начали искать что-то свое. И двоих мы потеряли. Может быть, они нашли себя, но не с нами. Один ушел в кришнаиты, чуть ли не полубог уже. А другой - в христианство. Дьяконом стал, в хоре церковном поет. Были супермузыкантами, но "пошли своим путем". Впрочем, хорошо еще, что религией увлеклись, а не наркотиками. Хотя, по большому счету, вера - это тоже зависимость, несвобода. Человек становится рабом, только не признается себе в этом. Когда я выхожу на сцену, хочется, чтобы слушатели не зависели от меня. Мне ничего не нужно, пусть ведут себя, как хотят... можно назвать это любовью.
- Чем сейчас занимается группа?
- Написано очень много новых песен, надеюсь, среди них есть и та, что станет хитом. Кроме того, я хочу сделать по-новому известную "Революцию". Кроме того, постоянно проходят концерты в клубах Москвы. Так что начинается новый этап.

МИССИЯ сейчас - витязь на распутье. Шаг в одну сторону - и она вливается в стройные ряды "модных" и "форматных" групп. Шаг в другую - и впереди довольно тернистый путь. Что они выберут?..



Лариса ГОРБУНОВА

© 2005 музыкальная газета