статья


All Saints
“Святые” грешницы



В 1997 году их называли новыми девочками-припевочками а-ля SPICE GIRLS, не вдаваясь в подробности того, о чем они поют, для кого и в каком стиле работают. Прошло несколько лет, разобрались - назвали их продвинутой версией ETERNAL, но опять ошиблись - ALL SAINTS никогда не были пай-девочками и стали откровенно шокировать публику. Когда их второй сингл "Never Ever", к большому их счастью, добрался до вершины британских чартов, у Мелани, Шэзней, Николь и Натали была уже репутация плохих девчонок поп-музыки (даже покруче, чем у некоторых рок-н-ролльщиков типа OASIS), не вылезающих из ночных клубов, напивающихся до чертиков, меняющих, как перчатки, своих звездных ухажеров и даже дерущихся перед телекамерами. Каждая "святая" успела обрасти аурой знаменитости и стать живой мишенью для назойливых таблоидов. Однако успех настиг их не так внезапно, как "специй", и только этим можно объяснить тот факт, что ровно через год мы не увидели клона их дебютного альбома на прилавках музыкальных магазинов.

Слащавой попсовостью от них никогда не попахивало, поэтому большой поддержки самой маловзыскательной подростковой аудитории ждать не приходилось. Тем не менее, девушкам удалось в очень короткие сроки завладеть другим очень перспективным и куда более обширным музыкальным рынком соул-попа, ритм-энд-блюза и отчасти даже хип-хопа, потеснив там заслуженные коллективы с американской родины этих стилей, такие как TLC и BOYZ II MEN. Конечно же, будни в шоу-бизнесе оказались для них нелегким испытанием, и в результате тяжелой кропотливой работы ALL SAINTS чуть было не распались, прежде чем объявили о записи своего второго диска. Однако в 2000 году они вернулись с двумя хитами №1, "Pure Shores" и "Black Coffee", а их новый альбом "Saints & Sinners", сопродюсером которого выступил сам Уильям Орбит, рискует попортить много крови третьей работе также возвращающихся "спайсушек", которые, судя по пилотному синглу, не прочь отрезать жирный кусок ритм-энд-блюзового пирога ALL SAINTS.
Известно, что группу зачали бледнолицая Мелани Блатт (Melanie Blatt, р. 25.03.1975 г.) по прозвищу Mel-odeee и Smell (так ее Шэзней называет), которая одно время училась во Франции, и темнокожая Шэзней Ти Льюис (Shaznay T. Lewis, р. 14.10.1975 г.), она же Барт (она похожа на Барта Симпсона, когда начинает читать рэп), вместе с еще одной девушкой, Симон Рэйнфорд (Simone Rainford), в 1994 году, когда работали в одной из музыкальных студий Западного Лондона, которая располагалась на Олл-Сэйнтс-Роуд. Там они записывались как бэк-вокалистки для других музыкантов и параллельно работали для себя. Поверив в то, что у них есть потенциал, необходимый для того, чтобы пробиться в звезды, лейбл ZTT (принадлежавший в прошлом Тревору Хорну и запечатлевший взлет и падение FRANKIE GOES TO HOLLYWOOD) подписал с трио контракт в начале 1995 года, но после нескольких незамеченных синглов ("Silver Shadow", "If You Wanna Party (I Found Lovin')") Симон, повздорившая с Мел, ушла и начала сольную карьеру. Тем не менее, Шэзней и Мел продолжали выступать и вынашивать честолюбивые планы насчет своей музыкальной карьеры, параллельно подыскивая подходящую вокалистку. В ноябре 1995 года они отправились в свое первое турне по Британии, поддерживая BOYZONE, Peter Andre и BACKSTREET BOYS, и остались очень довольны своими концертами.
Однако новый год начался для них с разочарования. ZTT разорвал с ними контракт, и вновь пришлось записывать демо для рассылки по звукозаписывающим конторам. Связи в музыкальной тусовке привели их к K Gee, который согласился продюсировать их новые композиции. Тут же к дуэту присоединились новые люди. Это отца Мел, таксиста по профессии, угораздило случайно столкнуться в какой-то закусочной с бывшей одноклассницей его дочери Николь Эпплтон (Nicole Marie Appleton, р. 7.12.1974 г.). Мел и Никки вместе учились в "Sylvia Young Stage School" (сценической школе для подростков, через которую также прошли всем известные Дэниз Ван Отен и Эмма Бантон (из SPICE GIRLS)), и одно время даже пели дуэтом на школьных вечерах, но через два года после окончания школы их жизненные пути разошлись. Они вновь встретились только в 1996 году в ресторане "TGI Friday", где под звуки романтичной песни Мэри Джей Блайдж изрядно подпитые Шэзней, Мел и Никки смело заголосили хором и решили объединить свои усилия. Но перед тем как предпринять очередную атаку на богатые лейблы, девчонки органично влились в ночное клубное движение Лондона, и с ними все чаще замечали старшую сестру Николь Натали Эпплтон (Natalie Appleton, р. 14.05.1973 г.). Параллельно они записывали свои новые демо, а Натали часто захаживала в их студию, вовсю распевала их песни и очень хотела помочь им с заключением выгодного контракта. Оказалось, что ее вокальный талант также не помешает, и ALL SAINT стали квартетом.
Нужно отметить, что это был далеко не чисто английский коллектив. Родители темнокожей Шэзней оказались в Великобритании, покинув родную Джамайку и Барбадос. Мел - наполовину француженка и какое-то время училась во французской школе. А сестры Эпплтон и вовсе переехали на туманный Альбион из Нью-Йорка (хотя их родители - британцы, а сами они родились в Канаде). Им пришлось переехать в Америку в 9-10 лет, когда развелись их родители. Их мама Роуз вышла замуж повторно за бывшего моряка Нормана Лея, и он увез всю семью в Нью-Йорк. Дети так и не приняли отчима, часто летая в Англию к отцу, и второй брак Роуз оказался также скоротечным. После их развода Эпплтоны вновь вернулись в Лондон. Давняя любовь к ночной жизни и сходные музыкальные увлечения (хип-хоп, свинг и ритм-энд-блюз) привели их в ALL SAINTS.
В ноябре 1996 года девчонки совершили беспрецедентный поступок: вместо того, чтобы с благодарностью принять условия контракта с Sony, они подписались на London Records (где блистали EAST-17), так как это была единственная звукозаписывающая компания, которая дала им свободу выбора музыкального стиля, а не пожелала, как все остальные, сделать из них очередной вариант SPICE GIRLS. Их менеджером стал Джон Бенсон (John Benson).
В отличие от спайсушек, проворно вылезших на чужом авторском материале и дешевых профеминистичных лозунгах, наши леди предпочли отказаться от восхваления своего женского начала и доказали делом, что им под силу сочинять самим, ну или почти самим... У них сразу же выработался свой неповторимый проамериканский саунд с соул-хип-хоповыми вокальными манерами Мел и сестер Эпплтон, а также сильно эмоциональными текстами Шэзней и хоповым звучанием бас-лайнов и драмовых сэмплов, положенных на классический поп-фундамент. Их дебютный сингл "I Know Where It's At" сразу же взлетел на 4-е место британского хит-парада в сентябре 1997 года, но реальную популярность дал им второй сингл, великолепный "Never Ever", который шел к вершине чартов целых 10 недель и все-таки добился своего. За него девушки получили две статуэтки на церемонии вручения "Brit Awards", повторив успех "специй" годичной давности, но наши святоши сразу поспешили отгородить себя от случайных сравнений со спайсушками (кстати, в обоих коллективах есть Mel B). "Если они когда-нибудь назовут себя артистами, - сказала Мелани Блатт,- я наложу на себя руки". В более мягких тонах они очертили свое отличие от ETERNAL: "Наше звучание далеко от коммерческого ритм-энд-блюза, который представляют ETERNAL".
Их дебютный альбом "All Saints" продюсировал Кэерон МакВей (Caeron McVey), хорошо известный своим сотрудничеством с Neneh Cherry и MASSIVE ATTACK. Диск был полностью написан самими святошами, за исключением, конечно же, кавера RED HOT CHILI PEPPERS "Under The Bridge", и выглядел хорошо отполированной стильной работой, которая могла появиться разве что в Америке или в таком же мультинациональном Лондоне. Но, как это ни странно звучит, ALL SAINTS отказались записывать скорое продолжение первого альбома, так радушно воспринятого как европейской, так и американской публикой. Их больше интересовали гастроли и их бойфренды (естественно, не из простых смертных), чем незамедлительно воспользовалась британская бульварная пресса, и в 1998-1999 годах святоши как-то незаметно превратились из знаменитой группы в группу знаменитостей. Они так же беспардонно, как и "специи", поувольняли к черту трех подряд менеджеров, которые к концу 1999 года пытались отвоевать у них в суде около двух миллионов фунтов стерлингов (на троих). Потом неизвестно каким путем лейбл группы London Records уладил миллионный судебный иск двух американцев, с которыми Шэзней впервые записала "Never Ever" в 1996 году. И вскоре мало кто интересовался музыкой ALL SAINTS, зато все судачили о скандалах, окружающих группу, и знали, с кем встречаются или злословят темпераментные, любвеобильные сестры Эпплтон...
Складывалось такое впечатление, что они возомнили себя вторыми Пэтси Кенсит и Кайли Миноуг. Да, они умели сносно петь и располагали привлекательной внешностью, но как только видели на горизонте какого-нибудь звездного красавчика, забывали о том, что они члены своей группы, взваливали все на плечи Шэзней и Мел, всегда выполнявших всю черновую работу, и только их и видели. Самым "таблоидным" был роман Николь с "Джеймсом Бондом поп-рока" Робби Уильямсом. До и после него, если верить вездесущей бульварщине, она разменяла Брэда Питта и Джонни Дэппа на Хью из FUN LOVIN' CRIMINALS и Гэвина Россдэйла из BUSH, опередила Мадонну в принятии ухаживаний кинорежиссера Гая Ритчи и не побрезговала встречаться с бывшим парнем Шэзней Полом Скалфором. Но с Робби она продержалась рекордно долго - чуть больше года. Они познакомились в январе 1998 года, в марте якобы расстались, но через месяц вновь сошлись и объявили о своей помолвке в июне, когда Робби купил Никки шикарное кольцо, которым она несколько месяцев размахивала перед фото- и телекамерами. Прошло еще полтора месяца - и вновь разлука. Уильямсу осточертело наблюдать, как Николь вместе со своей сестрой днями и ночами колбасится в клубах. В декабре кольца во второй раз покидают шкатулку, Робби делает официальное предложение Никки, но, к радости его поклонниц, весь этот год пребывавших в шоке от его выбора, ничего не выходит. Николь звонит ему и опускает до такой степени, что входит в раж и просит специального интервью в "The Mirror", чтобы окончательно добить своего бывшего дружка своими дешевыми откровениями (господи, как тебе, Робби, повезло, что это случилось до свадьбы, а не после!). В 2000 году, после развода Лиэма Гэллахера с Пэтси Кенсит, Никки с удовольствием стала подружкой известного скандалиста из OASIS, которого Робби, как известно, на дух не переносит. Правда, сначала она вышла на его старшего брата Ноэла через его теперь уже бывшую супругу Мэг Мэттьюс, которая каким-то образом связана с менеджерской компанией ALL SAINTS...
Ее старшая сестра Натали всегда выглядела менее взбалмошной, но также с давних пор любила погулять и задать жару. Еще в 1993 году она выскочила замуж за стриптизера Карла Робинсона и очень ревновала его к его работе. Она часто следила за ним из зала и устраивала публичные скандалы, когда к нему прилипала какая-нибудь дама с пачкой наличности в руке. Вскоре у них родилась дочь Рэйчел, но ее больше воспитывала бабушка (мама Натали), нежели сама Нэт, которая больше присматривала за младшей сестренкой. Брак Натали и Карла долго не продержался, потому что, при всей любви и заботе, Карл, пытавшийся было начать модельную и актерскую карьеры, был неудачником и лишился почти всего. После нескольких трансатлантических перелетов и начала музыкальной карьеры в ALL SAINTS Натали также в массовом порядке встречалась с актерами и телеведущими (Джеми Тиксон, Джонни Ли Миллер), опять же нещадно, как и Никки, голливудила по ночным клубам и меньше всего заглядывала в будущее ALL SAINTS. В 1999 году такая бурная жизнь чуть не довела ее до гарантированного койко-места в одном из лондонских наркодиспансеров, но, к счастью, крэк оказался чистым. По последним данным, теперь она ходит в пассиях Лиэма Хоулитта из PRODIGY...
Что же касается более трудолюбивой и приличной половины группы, то, можно сказать, именно благодаря их выдержке ALL SAINTS смогли преодолеть последствия кризиса, в котором они пребывали последние два года. Конечно, Мел и Шэзней часто приходилось ради общего дела забывать о своей личной жизни, но честь и хвала им за это. Мел встречалась с бывшим басистом JAMIROQUAI Стюартом Зендером (Stuart Zender), от которого в ноябре 1998 года родила дочь Лили. Конечно, по крайней мере, целый год ей было не до публичных тусовок, но она сумела сохранить форму и даже помогала своему Стюарту в его студии. Но как такая домашняя кошечка решилась сняться (вместе с порочными красавицами Эпплтон) в очень откровенных сценах фильма "Honest" и прибавить к этому эпизодическую роль в порнушном "Dog Eat Dog", для меня большая тайна!
То ли дело Шэзней, самая замкнутая, но и самая талантливая (по общему признанию, хотя она единственная из них, кто не заканчивал школу искусств) в группе, которая очень осторожничала в афишировании своих романтических отношений с Ваней Моррисом (из BOYZ II MEN), Дэймоном Элбэрном (из BLUR) и танцором Кристианом Стормом. Все это практически не помешало ей в одиночку работать над материалом для второго альбома ALL SAINTS. Еще в 1998 году у них с Никки произошла потасовка в эфире одного из телешоу, когда Ник ударила Шэзней микрофоном по лицу. Этот инцидент позже пытались представить как прикол, но не вышло, потому что в самом конце 1998 года, когда группа давала интервью "MTV", Николь и Шэзней вновь перекинулись нелицеприятными фразами. На вопрос о лучшем подарке на Рождество Никки открыто заказала себе новую группу, а Шэзней сразу же после этого попросила, чтобы на Рождество в группе была новая Николь... И Никки, обиженная на Шэзней и группу в целом за то, что их плотный график не давал ей чаще встречаться с Робби, 14 декабря помахала всем ручкой и попыталась представить все в стиле Джери Холливелл (творческие разногласия и т.п.)... Но еще до наступления нового 1999 года (а точнее, всего через неделю) она вернулась, сделав вид, что ничего не произошло. Шэзней тоже смолчала на этот счет, и вроде бы опасность распада группы миновала. В 1999 году ALL SAINTS дважды гастролировали по Великобритании, и, к великому их удивлению, о них заговорили не меньше (а может, и больше), чем в прошлом году, когда после трех синглов, которые возглавляли британские чарты, их имена наводнили прессу в основном в связи со скандалами и любовными интрижками. И это после полуторагодичного музыкального молчания!..
Наконец, ближе к осени они смотрелись уже как единое целое, смеялись, шутили и впервые сочинили большинство песен вместе. Стало известно, что сопродюсером их первого за последние два года сингла "Pure Shores" станет сам Уильям Орбит, и это изрядно помогло им спланировать достойное возращение. Зимой 2000 года бесподобный минималистичный бит "Pure Shores" ввел в экстаз миллионы слушателей и вновь оказался на 1-м месте в британском хит-параде. Однако ждать релиза их нового альбома пришлось более полугода. Предвкушаемый еще одним синглом №1 "Black Coffee", диск "Saints & Sinners" ("Святые и грешницы"), сопродюсером которого также явился Орбит, появился в продаже 16 октября и сумел дебютировать на 1-м месте. Несомненно, девушки смогли справиться со многими внутренними разногласиями и вернулись с еще более классным материалом, но каково будущее столь разнопланового и психологически неустойчивого коллектива, предсказать практически невозможно. Шэзней с ее авторским талантом, несомненно, пойдет далеко (в составе ALL SAINTS, другой группы или сольно). Мелани, как главная вокалистка, смело может пойти по пути Мел Си из SPICE GIRLS и начать очень удачную сольную карьеру. Вряд ли пока нагулялись сестры Эпплтон, но их роль в ALL SAINTS явно не основополагающая. После нагих сцен в "Honest" у них нет отбоя от приглашений на кинопробы, а Нэт даже записала свою первую сольную песню-кавер THE SUPREMES "Reflections". Им можно попробовать создать вокруг себя что-нибудь наподобие женского варианта OASIS. Думаю, Лиэм с Ноэлом помогут с текстами и дурной славой...



Андрей БАРАНОВСКИЙ

© 2005 музыкальная газета