статья


Небо Здесь
Здесь кришнакор



Уверена, что немногим знакома такая музыка, как кришнакор. Я тоже, кроме некоторых основных принципов, таких как отказ от алкоголя, табака, наркотиков, беспорядочного секса и вегетарианство, ничего больше и не знаю. Просветил меня вокалист московской, возможно, единственной отечественной, кришнакор-группы НЕБО ЗДЕСЬ (ех-TEAM OCEAN) Тим.

Разговор в клубе "Ю-ту" (Москва) перед концертом НЕБО ЗДЕСЬ.

- Куда исчезла группа TEAM OCEAN?
- Просто сменили название.
- С чем это было связано?
- С созданием российского проекта. TEAM OCEAN был ориентирован на мировую аудиторию. Песни были на английском. А поскольку нам не удалось вырваться на надлежащий уровень, мы сделали российский проект и назвали его НЕБО ЗДЕСЬ.
- Немного странные словосочетания как в первом, так и во втором названии, хотя звучат красиво. Эти названия что-то означают?
- TEAM OCEAN произошло от моей фамилий - Тимошин. Оно приснилось мне во сне. Мне приснилась пластинка, на которой было написано TEAM OCEAN. Я так и назвал группу. Что обозначает, сказать трудно, потому что в английском языке нет такого словосочетания. Я как-то раз услышал в туалете после нашего концерта, как говорили, что "ребята хотят объять необъятное". Вот такой смысл я вкладываю в это сочетание. А НЕБО ЗДЕСЬ - это строчка из песни и вся идеология группы. Небо там, где ты есть. Это и религия, и просто личная позиция человека. И, в принципе, даже физический факт. Небо - это пространство, которое проникает повсюду. Везде есть небо. В том числе здесь.
- Как складывался состав группы?
- Из первого состава остался только я. История группы длится уже долго, десять или пятнадцать лет. Я не вел никаких записей. Те гитарист и барабанщик, которые сейчас играют, пришли в группу лет пять назад. Басист - два года назад. Вадик играл раньше в московской группе ЗУБЫ. До этого я играл на бас-гитаре и пел. Мне было очень тяжело совмещать, я сказал, что больше не могу. И тут появился Вадик. Он хороший басист, у него очень яркий имидж. Денис, гитарист, я считаю, без всяких преувеличений, один из самых крутых гитаристов вообще на планете. В силу того, что он делает то, что никто не делает. Он очень талантливый гитарист, уже многие сейчас говорят, что он супергитарист. С барабанщиком мы очень долго морочились, чтобы он стучал как следует. И многие авторитетные барабанщики, типа Дусера из ТЕКИЛЫ, говорят, что он один из немногих настоящих роковых барабанщиков, которые вонзают так, как это и должно быть. И я очень рад, что у меня такая группа.
- Тексты и музыку ты пишешь?
- Да, я.
- У вас все члены группы - кришнаиты?
- Не знаю. У нас никто не дает никаких подписок. Я уважаю интимность взаимоотношений каждого человека с Богом. Я не лезу ни к кому в душу, я не знаю. Как можно узнать? У нас нет партбилетов. Я - не кришнаит, я просто не курю, не пью и не ем мяса. Я принадлежу к идеологии, которая называется кришнакор. Частично светской идеологии. "Кор" - это сущность, суть. Кришнакор является как бы сутью деятельности человека, исповедующего кришнакор.
- Чем кришнакор отличается от просто кришнаитской идеологии? Чем ты занимаешься, исповедуя кришнакор?
- Я читаю философскую литературу, занимаюсь медитацией и карма-йогой. Всю свою деятельность я посвящаю служению Всевышнему. Это называется карма-йогой и преданным служением. Я не являюсь ортодоксальным кришнаитом, я - не верующий человек. Кришнакор - это не вера. Я обычный человек. Кришнакор - это более демократичная форма, чем хари-кришна. В сознании Кришны существуют такие принципы, как: не употреблять наркотики, не есть убойную пищу и не заниматься сексом. Я этот последний принцип не могу соблюдать. Я женатый человек, и сексом я не могу не заниматься. Кришнакор возник для таких людей, как я, готовых постепенно улучшать свою жизнь, но не готовых не делать чего-то, что в силу своей конституции должны делать. Кришнакор дает цель, позитивную философию. Что нужно делать. Не что не нужно делать. Нужно делать что-то позитивное и так очистить свою жизнь. И тогда все эти ненужные вещи сами собой как-то отпадают.
- А по музыке чем отличается кришнакор от других стилей?
- В чистом виде кришнакор представлен такими американскими группами, как SHELTER, 108. Они изобрели этот формат. Я смотрю на это шире. Так же, как хардкором называют музыку от трэша до быстрого панка, кришнакор объединяет большое количество разных экстремальных стилей. Мы сами играем что-то среднее между RAGE AGAINST THE MACHINE и DOORS. А вообще у меня любимые группы RAGE AGAINST THE MACHINE и NIRVANA.
- Многие вас знают по сборнику "Учитесь плавать. Урок 4" и песне "Не торгуй собой". По этой песне можно судить о вашей музыке?
- Я думаю, вполне. Но аранжировка, в которой она записана на сборнике, уже не играется. Нам очень трудно было вписаться в организм шоу-бизнеса, потому что у нас постоянно меняется репертуар. Каждый концерт мы играем новые аранжировки каких-то песен. И, как говорят некоторые люди, они становятся лучше. Есть прогресс. Количество перерастает в качество. И на новом альбоме, который мы записали, эта песня уже по-другому выглядит. Текст тот же, а музыка - другая.
- Вы так и не выпустили еще альбом?
- Он выходит осенью. Издает альбом фирма CD Land (альбом уже вышел. - От авт.). Мы подписали с ней контракт, и она будет нами заниматься.
- Какой сейчас период в истории группы? Судя по количеству публики, не самые плохие времена. Видно, что вы уже хорошо известны в Москве.
- Известность к нам, по большому счету, еще не пришла. Мы сейчас заняли формат культовой группы. Особо не популярной, но известной широким массам. Группы, которую уважают, с которой считаются, которую приглашают куда-то. И мне, в принципе, комфортно в этом формате существовать. Я не рвусь никуда дальше. Я хочу, чтобы все продвигалось вперед, но чтобы не поступаться нашими принципами и в плане музыки, и того, что мы делаем вообще.
- Вы участвовали в фестивале "Катунь 2000" на Горном Алтае. Как прошло ваше выступление и остались ли вы так же недовольны организацией, как многие другие группы?
- Мы отыграли там неплохо. И люди, не знакомые и с такой музыкой и вообще с нашей группой, выделяют наш концерт как самый лучший из того, что там было. Когда мы уходили со сцены, нам кричали, что мы лучше, чем МАШИНА ВРЕМЕНИ. А по поводу организации... Как говорит один индийский святой: "Этот мир не для джентльменов". В принципе, ничего страшного я там не обнаружил. Ну, коммунальные условия были немного стесненные. Но все компенсировалось красивой природой. Когда мы приехали, шел дождь. Потом он прекратился, и начался только когда мы уехали. Вот так. Небо здесь.
- Мне сказали, что вы сняли клип, который уже демонстрировался по MTV. Вы, по-моему, совсем не в формате этого канала.
- Это клип на песню "Чужая игла", совершенно не форматный для MTV. Его отправили в "отстой" на передаче "Двенадцать злобных зрителей". То есть никак нельзя сказать, что мы сделали что-то попсовое. Сейчас мы думаем сделать более попсовый клип, чтобы пробить для себя возможность быть доступными людям.
- А музыка станет более попсовой, чтобы попасть в ротацию на популярное радио?
- Нам это не грозит совершенно, потому что мы этого просто-напросто не умеем. Не умеем делать музыку, которая нам не нравится, не отвечающую требованиям, которые мы предъявляем к музыке. Так что если кто-то захочет нас форматировать, ему придется найти каких-то других людей. А то, что мы делаем, - пытаемся внедрить антиматериальный вирус в организм шоу-бизнеса. Его надо внедрить, иначе там будут циркулировать те же самые элементы. Я думаю, многие люди, как и я, скучают, включая телевизор. Нужно создать альтернативу, чтобы люди могли выбирать.
- А есть из чего выбирать сейчас, как по-твоему?
- Честно говоря, если были бы такие группы, я бы занялся чем-нибудь другим. Есть неплохие группы. Мне кажется, сейчас происходят какие-то количественные накопления, которые в будущем выльются в какое-то качество. Плеяду каких-то ярких групп. Я надеюсь, меня простят участники питерских и московских групп, но я не могу сказать, что мне нравятся какие-то наши группы. Мне в мире нравятся, как я уже сказал, RAGE AGAINST THE MACHINE и NIRVANA. Остальное я вообще всерьез не воспринимаю.
- Кришнакор достаточно близок к другой позитивной идеологии - стрейт-эйджу. Твое отношение к ней?
- Я уважаю стрейт-эйдж за то, что он разрушил стереотипы, существовавшие на рубеже восьмидесятых. Когда Маккей пришел на концерт LED ZEPPELIN и сказал, что "они же пьяные. Как они могут играть? Это же несерьезно как-то". Вот это очень круто, я считаю. Сейчас это достаточно многочисленное движение, и я рад, что в Москве есть какие-то SxE-группы.
- У рокера, и не без основания, сложился имидж сильно пьющего или принимающего наркотики человека, ведущего какую-то гиперсексуальную жизнь. Наверное, непросто доказать, что ты не используешь допинги, чтобы так отрываться на сцене?
- После концерта в Катуни, когда мы ехали в автобусе обратно, к нам подошел Сид из группы ТАРАКАНЫ!, которому очень понравился наш концерт. Сказал: "Ребята, просто супер, ни слова матом и такой напор. Не понимаю, как это может быть". Вот это сознание Кришны. Вот это я считаю нашим достижением. Если люди поймут, что для того, чтобы быть крутым, не обязательно делать какие-то глупости, опускать себя самого, я думаю, что это будет очень неплохо. Особенно это нужно людям в нашей стране. Целое поколение торчит, которое ждет СПИД и все такое прочее. Думаю, людям очень нужно относиться к себе с уважением.
- А как начался твой приход к сознанию Кришны, что повлияло на тебя лично?
- Лет десять назад, когда мне было восемнадцать, я голодал как-то целую неделю, попал к экстрасенсу. Он мне посоветовал заняться чем-то духовным. Мне как раз тогда попалась кришнаитская книжка. Вот так все и получилось. До этого я пил, курил и употреблял наркотики. Но они же и помогли мне заняться самооценкой. Я понял, что я - дерьмо и что нет смысла пытаться что-то с этим делать. Есть смысл делать что-то другое, что изменит твою жизнь, а не пытаться доказывать, что ты крут. И они мне дали понять, что мир не то, чем он кажется. Понятно, что ни к чему хорошему наркотики не ведут. Но для ищущего человека это опыт тоже. Но на уровне массовой культуры - это огромное зло. Когда наркотики становятся товаром общего потребления, это чудовищно. Я был в Голландии, там почти нет торчков, которые употребляют по вене. Они курят, жрут таблетки. Объяснил мне это один голландский психолог тем, что в их обществе сильно выражен внутренний контроль. Люди способны сами нести ответственность за свои действия. Но в нашем обществе людям трудно нести ответственность за свои действия. Три миллиона людей торчат на героине. И это твердые кандидаты получить ВИЧ. Потому что нет ничего, чтобы помешать им. И я вот работаю как раз в программе, которая занимается профилактикой ВИЧ-инфекции среди людей, употребляющих наркотики инъекционным способом.
- Это твоя основная работа?
- Я так зарабатываю деньги, которые я трачу на музыку. И кроме того, я считаю, что это не самый худший способ зарабатывать себе на жизнь.
- А ты знаешь людей, которые, пообщавшись с тобой, бросили пить, курить или торчать?
- Да, я реально знаю таких людей. Да это не суть, кто что пьет и кто что курит. Важно то, какие приоритеты у человека в жизни. Если человек хочет улучшить свою жизнь, то он может это сделать. А если человек убивает в себе возможность расти, то вот это - трагедия. Я борюсь за то, чтобы дать человеку возможность расти, сохранить в себе способность развиваться. Не застывать на уровне тринадцати лет и тупо тусоваться, а познавать мир, познавать себя.

Sey - барабаны; Scopan - гитара; Буч - бас-гитара; Тим - вокал.


Наталья ПОДОБЕД

© 2005 музыкальная газета