статья


Вермишель Оркестра
Вот такая «вермишель»



Питерская группа ВЕРМИШЕЛЬ ОРКЕСТРА - инструментальный проект экс-аккордеониста АКВАРИУМА Сергея Щуракова. В составе его - две звезды. Кроме собственно Сергея, автора музыки и аранжировок, в нем участвуют небезызвестный Сева Гаккель (все из того же АКВАРИУМА) и множество просто хороших музыкантов, которые отличаются от большинства монстров рока и попа прежде всего классическим образованием. Отсюда и богатство звука, который, кроме гитар и ударных, рождают аккордеон, флейты, альт, перкуссия, виолончель, гобой, фагот, скрипка, мандолина. Тексты у ВЕРМИШЕЛИ отсутствуют, что, собственно, нисколько ощущений не портит.

Появился ОРКЕСТР в 1994 году, а уже в 95-м выдал на-гора первый альбом "Анабасис", который был издан на кассетах Бомбой-Питер, а на компактах - аж лондонской White Horse Musik. Второй альбом - "Византия", работы Богема-Мьюзик, вышел в 1999 году. Оба получились тонкими и изысканными. К сожалению, не все музыкальные магазины могут похвастаться, что на их прилавках есть произведения ВЕРМИШЕЛИ, так что меломанам приходится попыхтеть в поисках. Хотя проще всего просто прийти на концерт...
Места не хватит перечислять, с кем и в каких залах играла ВЕРМИШЕЛЬ. В списке среди множества звезд сияют Питер Хэммилл, Юрий Шевчук, КОЛИБРИ, Майкл Найман. Из достижений последнего времени - участие в международном фестивале независимой музыки "Скиф".
В Питере музыканты выступают в основном в клубах ("Молоко", "Парк", "Сайгон"), реже - в концертных залах, до российской столицы добираются не так уж часто, однако праздник на улице ценителей хорошей музыки недавно все же случился - мини-тур ВЕРМИШЕЛИ с успехом прошел в московских клубах. Кстати сказать, народу на первый концерт, в "Китайском летчике Джао Да", набилось чрезвычайно много - некоторым приходилось сидеть на вовсе не приспособленных для этого "завалинках". Слушали так внимательно, что ужинавшие разом перестали жевать. Один ценитель, не выдержав напряжения, отправился даже танцевать, заняв собой весь крохотный кусочек пространства перед сценой. Странное ощущение возникало во время игры ВЕРМИШЕЛИ - погружения в какую-то другую реальность, настолько классическую, утонченную и возвышенную, что хотелось немедленно совершить подвиг или, как минимум, признаться кому-то в любви.
Расставаться с музыкантами не хотелось, и я отправилась беседовать с героем вечера - Сергеем Щураковым.
- Думаю, даже специалист затруднится дать однозначное название стилю, в котором вы играете. Похоже на необарокко, на фолк-арт, на рок... плюс кельтские, испанские, русские мотивы. Вы сами как-то именуете свою музыку?
- Собственно, это не главное - название придумать. Конечно, музыка всегда на что-то похожа. В моей, например, есть кельтские мотивы, но я все делаю по-своему, не как кельты. И вообще никогда не ставил себе задачу кого-то копировать. Одна барышня-журналистка сказала с придыханием, что мы - АКВАРИУМ без Гребенщикова. Но я думаю, что это не так.
- Почему вы, участник одной из самых известных рок-команд, собрали свой собственный, почти классический проект?
- Сначала все было параллельно. Я играл в АКВАРИУМЕ до 97-го года, а над первым альбомом ВЕРМИШЕЛИ начал работать еще в 94-м. Тогда же появился какой-то состав. Сложнее было людей заинтересовать, привлечь. Кого-то привлекала музыка, кого-то - то, что я играю в АКВАРИУМЕ, а часть участников - просто мои знакомые многие годы (а Маша Щуракова - так и вовсе сестра! - Прим. авт.) За время существования ВЕРМИШЕЛИ в наших рядах "переиграло" около 30 человек.
- ВЕРМИШЕЛЬ - группа "неформатная", нет в ней привычных уже для "рокопопа" текстов (да и вообще никаких), нет симпатичного лидера...
- Вообще, если брать шоу-бизнес (а если говорить честно, к нему сейчас принадлежит и рок), во многом успех строится на обаянии лидера. Причем оно распространяется и на сильный пол, и на слабый. В нашем случае это не так - мы все-таки ближе к академическому оркестру. И хотя кто-то из музыкантов и имеет успех у девчонок, нет того, кто занял бы место героя. Я был бы в такой роли смешон... да и все музыканты подобрались такого же толка.
- Итак, ты - лидер неявный. И диктатор при этом?
- Я же партитуру пишу! Это диктатом нельзя назвать, но я всем говорю, что играть... Но вообще-то у нас демократия.
- Мне показалось, что ваша музыка могла бы украсить собой кинематограф.
- В этом я сомневаюсь, а вот для балета, пожалуй, подошла бы. Я уже давно об этом подумываю, потому что я воспринимаю композиции, которые мы играем, как определенного рода танцы. Они все отталкиваются от движения и очень хореографичны. Я работал долгое время в балете - играл, а не танцевал, разумеется! - и давал кассеты профессиональным танцорам - они сразу говорили то же самое.
- Большую часть времени ВЕРМИШЕЛЬ репетирует, ибо не скрыться вам за текстами, да и уровень снижать никак нельзя. Значит, о финансовом суперуспехе говорить не приходится. Что же делать?
- Для части музыкантов ВЕРМИШЕЛЬ - единственный проект, а кто-то играет еще в каких-то коллективах. А в финансовом смысле... пытаемся как-то выкручиваться. Однажды за пять концертов 800 рублей заработали - ни один музыкант ни слова упрека не сказал!
- Почему бы вам не придумать изящную сказочку о происхождении названия? Ну что за простота - всего-навсего кулинарные пристрастия Севы Гаккеля...
- У меня такой характер - люблю, чтобы все было очень изящно сделано. Это в музыке на концертах не всегда получается, а на альбомах я старался. Хочется, чтобы была какая-то изюминка. Поэтому не хочется никаких банальных историй. Если уж сочинять, так на уровне "Мастера и Маргариты". Может быть, поэтому у ВЕРМИШЕЛИ и текстов нет.
- Каким будет следующий ваш альбом?
- Есть уже больше половины нового альбома, и получается что-то "испанистое". Хотя не совсем, конечно. Во-первых, я не умею мыслить, как Пако де Люсия, а во-вторых, не очень-то и хочется! Хотя одну пьесу мы так и не назвали "Пако-Пако".

Тут в разговор включаются Александр Емельянов - один из лучших российских барабанщиков, который принимал участие в упомянутом туре и сделал звучание ВЕРМИШЕЛИ чуть более импровизационным и ритмичным. "Он же о себе ничего не скажет! Щураков - гений! Он плавает в гармонии, как рыба в воде!" Я согласна на все сто, но сам Сергей вдруг с грустинкой замечает:

- Это, конечно, приятно слышать, но... Я посмотрел, почитал, как жили большие композиторы, сколько всего сделали, как творили... Мне сорок лет, и всего два альбома... И вообще мне всегда странно - что можно журналистам рассказать? Интересно, конечно, общаться и хочется поддержать разговор... Если честно, я очень люблю сам интервью брать. Иногда получается, что к концу диалога уже я журналиста расспрашиваю.

Поверьте, я не сопротивлялась, когда за чашечкой кофе непринужденно перешла из интервьюирующего в интервьюируемого (во как завернула!). Но это уже совсем другая история. Хотя тоже под хорошую музыку.

Лариса ГОРБУНОВА

© 2005 музыкальная газета