статья


Ur'ia
“Нужно экспериментировать в любом случае”



- Юра, чем вы занимались все это время после вашего, такого яркого, старта на "Славянском базаре-99"?
- Практически все это время мы работали над альбомом "Vesnachuha".
- Поговорим об альбоме?
- В нем только семь композиций, но несколько из них нетрадиционно длиннее обычного формата - то есть это так называемая "неформатная" музыка... И кто только это слово придумал?..
- Кто? Радийщики.
- Ну да, кстати, мы с ними из-за этого уже столкнулись. Когда мы были на одной из минских радиостанций, нам сказали: вот, знаете, ребята, у вас музыка классная, но неформатная, надо бы покороче ее сделать, да и вообще: что это за язык такой? Поменяй, мол, язык, обрежь тему, и будет все для формата. Нет, я специально делал такую музыку, чтобы ее можно было слушать так, как в конце 60-х, то есть тогда, когда было много классных групп, которые слушали, а не только под которые танцевали.
- После прослушивания "Vesnachuha" создается такое впечатление, что вы сознательно различными музыкальными средствами пытались отвадить слушателя от навязчивой идеи потанцевать...
- Да, наверное, это так. Мы не хотели создавать танцевальный альбом. Чтобы донести смысл композиции, выраженный в тексте, подчеркнуть ее состояние, иногда приходилось делать отклонения в музыке, и гармонические, и ритмические. То есть сначала была идея, выраженная в тексте, а потом нам нужно было выразить ее соответствующими музыкальными средствами.
- То есть можно сказать, что сквозь альбом проходит некая главенствующая текстуально выраженная идея?
- Да, в нем можно проследить развитие таких тем, как весна; естественно, любовь и конфликты на этой почве и развязка - хорошая, не очень хорошая: как и в жизни.
- Да? А я бы сказала, что суть музыки можно выразить совсем другими словами...
- Не знаю. Может быть, тебе сложно воспринимать тексты, то есть сам смысл слов, потому что композиции написаны на древнеруссинском, или старобелорусском языке, там много непонятных оборотов. На самом альбоме, то есть в его полиграфическом варианте, эти тексты будут напечатаны, их можно будет прочитать, и люди, не совсем хорошо знакомые с языком, которым говорили наши предки, смогут понять, о чем композиции UR'IA. В принципе, почти все тексты в альбоме народные, только один я немного доработал. Мы старались выдержать все - буквы, слоги, то есть сленг того языка, хотя сначала и пробовали делать отклонения: хотели сделать более доступный альбом, но потом поняли, что чем попсовее становится музыка, тем она недолговечнее. То есть если ты начинаешь по-другому петь, то уже не можешь донести атмосферу древнеруссинского языка.
- Многие авторы сочетают в своих произведениях различные стили, материалы, ну, и прочее. В вашем альбоме это также присутствует. Для вас это ход?
- Есть одна маленькая проблема: много людей не знакомы с мировой музыкой, они живут той информацией, которую получают через пару каналов телевидения и радио. А сама идея мультикультуральной музыки очень популярна сейчас в Европе. Там много крутят такой музыки, например, индусскую, арабскую музыку в сочетании с любыми стилями - от техно до джаза, чего у нас просто нет. (Люди, живущие в Беларуси, вообще считают высшим достижением искусства канал MTV и ИВАНА КУПАЛУ - на таком уровне стоит мультикультуральная музыка в СНГ.) А в Европе есть много групп, которые работают по принципу неприятия стандарта, это очень большая тусовка, у них свои фестивали, культурная жизнь.
- Поколение, воспитанное на слогане "пепси, пейджер, MTV", сможет понять музыку UR'IA?
- Сейчас я объясню. Дело в том, что всегда все зависит от внутреннего состояния человека. Разные люди есть. Человек, у которого есть врожденная мудрость, врожденная интуиция, может, ничего подобного ранее и не слышав, правильно воспринять эту музыку. Это вопрос о том, насколько белорусы прозомбированы этой поп-культурой, причем не лучшего качества. Мне кажется, насколько человек непрозомбирован, настолько он и поймет нашу музыку. А вообще, я не знаю, как люди отнесутся к нашей работе, это будет определенный эксперимент. Ведь программа не рассчитана только на белорусскую аудиторию, мы думаем, что альбом будет широко представлен и за рубежом.
- И каково тебе жить с таким статусом "человека, ситуацию понимающего, но ничего в ней изменить не могущего"?
- Любой человек, который что-то делает, или группа, которая пишет песню, меняют что-то в этом мире, думаю, и влияют на людей. Да, это немного глобально, но влияние музыки непредсказуемо. Сейчас она ничего не изменит, но, может, через несколько лет будет достаточно послушать эту музыку хотя бы одному человеку, который впоследствии сможет изменить мир. Мне кажется, нужно экспериментировать в любом случае, хотя, конечно, гораздо проще и выгоднее делать формат - удобоваримый продукт. Что же касается нашего альбома, он не был сделан специально для попсового понимания или в расчете на конъюнктуру. Мы в своей музыке используем разные элементы, из разных стилей, в частности, было много использовано раритетного саунда конца 60-х - начала 70-х годов, времен хиппи, потому что я считаю, что это музыка очень откровенная. Я не говорю сейчас о степени ее сложности, но она была действительно искренняя. Да, мы использовали ту аппаратуру, которая использовалась тогда, то есть ламповую аппаратуру, ламповый саунд. Например, звук лампового микрофона. Весь альбом, за редким исключением записан именно в ламповый микрофон, старый, но очень хороший. Философия в чем: вот есть штамповки микросхем, которые одинаковы, они дают одинаковый звук, понимаешь? Скажем, ведь раньше каждый усилитель или микрофон имел свой специфический индивидуальный звук, аппаратура была личностным инструментом, сейчас же все крайне стандартизировано. Но использование ламповой аппаратуры - новация не только нашей группы, сейчас многие западные группы возвращаются к этому, потому что ламповый саунд - самый дорогой и качественный.
Мы долго думали, как и где писаться, и наконец пришли к выводу, что нормально работать мы не сможем ни в одной из минских студий. Поэтому нужно было создать свой вариант студии, с ламповой аппаратурой и в помещении с акустически натуральной реверберацией.
- А то, что иногда вы записывались даже не в студии?
- А, да, например, в песне "Зялены дубочак" был использован балканский и гуральный лад (лады, связанные с историей передвижения наших предков), и для ее записи нам нужно было имитировать горный объем. Мы взяли тогда винтовую лестницу и, чтобы получить настоящую реверберацию, прямо на ней развешивали микрофоны, а потом там же прописывали вокал. Вообще, в альбоме много таких фенек, они сплошь и рядом.
- Может ли неспециалист отличить искусственный звук от натурального?
- Знаешь, это чувствуется. Этот вопрос касается того состояния, которое звук вызывает. Звук природы будет вызывать определенное состояние, а звук, сделанный чисто синтетическим путем, будет воздействовать совершенно по-другому.
Вообще, тут стоит говорить о долговечности. Ведь можно написать очень модненький синтетический саунд, но через два года о нем все забудут, а записи таких групп, как URIAH HEEP или LED ZEPPELIN, люди слушают и сейчас, 30 лет спустя. Почему? Потому что они записаны натурально, ламповой аппаратурой, настоящими хорошими гитарами. Там очень мало синтетики.
- Такое впечатление, что группа UR'IA смогла открыть секрет успеха в шоу-бизнесе...
- Я думаю, вот в чем проблема... Чтобы чего-то достичь, приходится во многом себе отказывать. Ты хочешь что-то сделать, но не можешь, и тут дело даже не в деньгах. Дело в том, что ты должен вложить в это очень много времени. Мы ведь, работая над альбомом, практически год провели в подполье. А у нас получается что? В Беларуси очень мало музыкантов, которые могли бы себе позволить заниматься музыкой. Как правило, музыканты еще где-нибудь подрабатывают. Это не плохо, просто они не всегда имеют возможности работать достаточно серьезно в этом направлении.
- Оценивая альбом, ты можешь сейчас выделить какие-нибудь треки как наиболее удачные?
- Ты знаешь, нам сейчас вообще сложно говорить об альбоме. Каждая песня сделана с определенным переживанием и на каждой песне мы максимально выкладывались (конечно, с учетом тех возможностей, которые у нас были). Все песни разные, поэтому в альбоме нет одного выдержанного стандарта. Мы начинаем альбом с этно, далее идет рок, элементы хард-рока, потом все опять выходит в более светлый вариант (такое ощущение дает чисто тибетский тембральный набор). Меняются сотни красок на протяжении альбома, и поэтому сложно сказать, что какая-то тема лучше, а какая-то хуже.
- А как попала в ваш альбом композиция "Агу, вясна"?
- Над этой песней я начал работать еще в составе КРЫВI. Потом мы расстались. Кстати, есть еще несколько, кроме альбомного, вариантов этой композиции. После релиза "Vesnachuha" мы собираемся сделать альбом ремиксов, которые были бы ближе молодому поколению. Этот альбом будет с другим дизайном, и все композиции в нем будут с другой аранжировкой. И там как раз будет еще один, драм-энд-бэйсовый, современный вариант "Агу, вясны", отличный от альбомного варианта, который писался с саундом под раритет. В альбоме ремиксов будет более технократический вариант этой темы, там, конечно, тоже будут свои приколы, например, будут тибетские монахи.
- Визуальным представлением пластинки, насколько я понимаю, станет клип на "Vesnachuha". Ежели ты считаешь все композиции альбома равноценными, почему вы выбрали для визуализации именно этот трек?
- Все просто было. Мы имели съемку со "Славянского базара", и к нам подошел парень, который делал дипломную работу, и предложил нам снять клип. Он сказал, что видит эту песню и сделает на нее хорошее видео.
- Можно ли по одному этому клипу или по одной заглавной композиции альбома прочувствовать его весь, целиком?
- Дело в том, что, чтобы понять альбом, нужно слушать его от начала и до конца, потому что на нем очень важна именно расстановка композиций, постепенный ввод в очень сложные песни. Начиная с "Vesnachuha", мы делаем очень плавный ввод в альбом, чтобы человека не ударило по голове, чтобы он плавно погрузился в его атмосферу. Когда мы готовили пластинку, то очень большое значение придавали расположению песен и иллюстрациям к альбому. Кстати, мы же делаем мультимедийный диск, на нем тоже будет клип, который, кстати, будет немного отличаться от телевизионного варианта. Мы не ставили задачей создать хороший клип, да в Беларуси и средств таких нет, чтобы создать то видео, которое действительно хочется. Наш клип - это и не клип, в принципе, это видео на основе концерта, с вкраплениями репетиций, экспедиций, то есть это live с работы. А уж если делать художественный фильм на этот трек, то, думаю, здесь это просто нереально. Поэтому, мне кажется, лучше делать live-версию, чем делать фильм.
- Ну, это как демо получилось...
- В принципе, да. Как и все клипы, которые здесь снимаются.
- Какие у вас планы на издание альбома?
- Издавать планируем в России, полиграфию делаем здесь.
- А своими силами вы сможете выпустить тираж, сделать промо-кампанию релизу?..
- Ну, мы это сейчас и делаем. Собираемся ездить. Наметки уже есть. Естественно, будем заниматься популяризацией альбома и здесь. Я ведь с 12 лет живу и зарабатываю музыкой, то есть сейчас у меня есть и опыт, и возможности раскрутки наших работ.
- Что будет включать в себя мультимедийный диск?
Алекс Романовский (разработчик мультимедийного поекта): Там будут клипы, мультимедиа-представление группы (то есть фотографии, тексты, интервью, видеоотрывки из жизни, экспедиций).
- Что-то вроде энциклопедии?
А. Р.: Да, но более живое.
Ю. В.: То есть представление позволит людям окунуться в нашу атмосферу, понять, как мы жили, когда писали этот альбом.
- А на кассетах "Vesnachuha" издана не будет?
- Пока мы не планируем выход на кассетах, потому что в Беларуси до сих пор не решена проблема с пиратством. И тут нас волнует даже не потеря денег. Основной вопрос заключается в том, что часто пиратские фирмы не делают свои кассеты достаточно качественно. Так что кассеты будут выпускаться только тогда, когда будет хорошо работать контроль за защитой авторских прав.



Катерина НЕВИНСКАЯ

© 2005 музыкальная газета