статья


Фестиваль "Калининград In Rock"
Калининград отмерил в седьмой раз



...Здравствуй, жопа Новый год! - на второй день пользовался успехом треп "пушкингов": "Вы что, зубы чистите? Вы что, умываетесь по утрам? В говне пару дней пожить не можете? Вы что, не рокеры, что ли?". Просто они не были на фесте в прошлом году... "Здравствуй!.."...

Туда
В поезде познакомился с музыкантами МАДЕРЫ ХАРД БЛЮЗ: Юра Михайлов, великий белорусский гитарист; Сергей Агарок, вокал, гитара; Слава Федоров, бас; Виталий Самохвалов, барабаны. Юра отослал демо в Калининград в начале лета, песни записывали совсем другие люди, а этот состав он собрал буквально перед самим фестивалем. Андрей Феоктистов, один из организаторов "Калининград In Rock", сказал, что кассету даже не слушали - название группы говорило само за себя... Почти всю дорогу между таможенными проверками документов пытался дремать, ибо встал в полчетвертого утра, так как поезд уходил утром же, в пять с копейками. Перед самым прибытием в Кениг поддался на уговоры минских блюзменов и влился в их ряды по уничтожению дебютной партии огненной белорусской воды.

Я помню, как все начиналось...
В пять вечера на вокзале нас встречала очаровательная девушка Лена с бусинкой в правой ноздре (это тоже пирсинг называется?), представительница технического персонала от Общественного комитета по делам молодежи, который и занимался устроительством фестиваля, и по совместительству участница девичьего проекта BANAFFIE (группа выступала в последний день феста, что и как они поют, я не слышал, но говорят, коллектив очень даже симпатичный). В дальнейшем в основном Лена и опекала и белорусов, и всю шайку прибывших в Кениг музыкантов. Дождались микроавтобуса, по пути следования осуществили первый сброс валюты и прикатили к офису ОКДМ. Там МХБ сфотографировали на бэджи (на Федорове подвис компьютер), и мы двинулись дальше, в "Фестивальный" - "Здравствуй...". Прибыв в лепрозорий - едва ли не слезы умиления выступили от нахлынувших воспоминаний при виде столь же обветшалого кемпинга, - присоединился к дискуссии, что вели питерцы из КИРПИЧЕЙ с кем-то из организаторов: Вася В. сотоварищи отказывались вселяться в барак номер два и требовали к себе человеческого отношения. Угрозы немедленного убытия с феста возымели действенность, и команду вселили в рубчатый дом, в один из тех, в котором мы с главным редактором "Музыкального журнала" Андреем Мэном у прошлом годе тянули жизнь. Говорят, что еще раньше скандалец закатил PUSHKING - главный хэдлайнер феста, - и их поселили в номера в находившийся рядышком отель "Балтика". "Мадеровцы", с ними я и кантовался весь фест, безропотно прошествовали в четвертую комнату второго домика. Вся та же грязь, простыни, оставшиеся со времен Второй мировой, солдатские одеяла, но... все-таки чертовски мило было это лицезреть, как будто никуда отсюда и не уезжал! К тому же была вода!!! Пусть только в одном месте и из одного крана, и на улице, и холодная, но была! Сортир еще террористы не взорвали, дождался он харчика...
Немного погодя к нам подселили латышей из АРКАИМА, и началось торжественное отмечание прибытия на фест. Отбились где-то в час-два ночи, но не все. Федоров, лидер-гитарист АРКАИМА Дэн и кто-то еще гудели за пределами общаги всю ночь. Мотались за стремительно кончавшимся бухаловом в гостиницу и магазинчик на заправочной станции, что располагалась в километре от "Фестивального". К чести лабухов-отморозков, они совмещали приятное с полезным, Слава, например, охранял воздушное пространство территории, был сбит неопознанным летающим объектом, напоминающим НАТОвский асфальт, ободрал левую плоскость фюзеляжа, но на бреющем дотянул к пяти утра до койки... Дэн же в качестве ночевки избрал комнатку, где хранились матрацы...

Первый день феста, 24 августа
Ночью было холодно, из соседних, пока еще пустых камер были натырены вторые одеяла. Латышские же музыканты решили проблему сохранения тепла гораздо проще: они просто спали не раздеваясь, укрываясь на ночь матрасами. Дэн к концу феста вообще перестал на сон грядущий снимать даже кожаную косуху и остроносые концертные сапоги. Юра, бизнесмен и директор АРКАИМА, в котором на вокале и на гитаре его сын Павел (ходил и спал исключительно в черном кожаном плаще, неразговорчивый юноша с длинными волосами), проснувшись, психанул и задал трепку своим подшефным: ребята нарушили джентльменское соглашение до своего выступления не злоупотреблять. Всерьез было задумал послать все и уехать домой, но потом его уговорили сменить гнев на худой мир.
В отличие от прошлого года, столоваться нас вывозили в город. В одиннадцать утра к поселку подгоняли автобусы, полчаса давалось на сбор трупов, и кавалькада отправлялась в кафе... "Лидер" (Наташа Подобед подсказывает...). На завтрак давали бутеры с колбасой (ясно вижу, как текут слюни по впалым щекам басиста КАЛИ ЮГИ Дмитрия Островского, который террорезировал кухню кемпинга прошлым летом в поисках мясного: КЮ на сей раз проманкировали фест... Пацаны, чуть не забыл! Феоктистов рассказал, что прапора, отвечавшего в прошлом году за хавчик, упрятали за решетку: тушенку таки он действительно сплавлял кому-то налево!), кашку гречневую, картошку-пюре, котлеты а-ля совпищеторг, на машинном масле - но-о-о-о-остальгия!.. Вроде бы кому-то из съехавшихся в Кениг музыкантов там же удавалось пообедать: МАДЕРА обеды игнорировала без уважительной причины. Ужинали в "Фестивальном" (по прибытии оставшихся в живых рок-н-ролльщиков к двенадцати-часу ночи) кофеем и чаем, пирожками с повидлом и булочками. Враг был доволен!
Итак, на завтрак. На первом же повороте наш автобус въехал в попенцию ехавшего впереди. Наш отделался легким испугом, у того (ПАЗиком его для удобства назовем) - разнесло заднее стекло. Потеснились, поехали дальше. Аварийный тоже пристроился в караване из трех машин. ПАЗик-убийца позволял себе даже иногда вырываться из строя и то уходил вперед, то куда-то исчезал, то снова возникал на горизонте: ПАЗик-убийца атакует-2... "Пушкинги" по дороге вовсю травили байки. Сначала смаковали надписи на афишах, что были приклеены на стеклах автобусов: "Большое иллюзионное шоу. Цирк животных". Во-во - вы бреетесь, вы что, не рокеры, что ли? Потом вспоминали одну из своих поездок и начальника поезда - азербайджанца, неопрятного, во вздутых на коленях трениках, изъяснявшегося с пассажирами приблизительно так: "Кого надо, бля? Начальника поезда? Я, бля, начальник. Чего, бля, надо, сука бля? Детям из окна дует, бля? Дети щас, сука бля, спят? Ну и нормально, бля". И офанаревшей маме уже ничего не надо. Или: стоянка, у вагона стоит милиционер, наружу вывешивается голова человека с Кавказа: "Водка есть, сука бля?". И т. д.
После завтрака, во время которого г-на Федорова официантка окатила кипятком, едем на площадку, располагавшуюся в сквере между Московским проспектом и рекой Преголей. Автобус тормозит в пятидесяти метрах от сцены, и тут же в него врезается сзади велосипедист... Здесь, на воздухе, и предстояло греметь музыке четыре дня. По "доброй" традиции начало феста задерживалось - домонтировали сцену, довывешивали рекламу спонсоров, донастраивали аппарат (у барабанщиков сразу возникла проблема - никуда не годился сольник - решали они ее по-братски: кто-то из тех, кто заботливо прихватил инструмент свой, одалживал его на выступление другим. МАДЕРЕ, к примеру, перепало от Андрея Малашенко из ПАПЕНКИНZ БЭНД, за что ему большое человеческое спасибо!). Параллельно раздавались бэджики, которые партиями привозились из ОКДМ. К пяти вечера неотоваренными оказались Сергей из "мадеровцев" и ваш непокорный слуга. Откликнувшись на любезное приглашение Андрея Феоктистова, ехавшего в Комитет, мы заскочили туда, и нам на месте изготовили визитки на ниточке (бэдж Агарка потом нашелся, он его кому-то презентовал, по виду - не чеченцу). Еще до того мы убивали время "Портвейном N 92" из универсама "Московский". Сначала на месте, в разлив, он пошел хорошо, а пока я брал интервью у г-на Феоктистова (скоро читайте), Михайлов и Ко сбегали за бутылочкой, в которой оказался один из промежуточных вариантов перегонки самогона. Вечером того же дня, зайдя в тот же гастрик с надписью аршинными буквами на крыше "Слава Советскому народу!", мы попытались покачать права - продавщица ответствовала, что не могет того быть. В качестве эксперимента была открыта свежая бутыль... самогон, сука бля!.. Но толерантные белорусы бучу дальше поднимать не стали, а поехали домой, к месту временной дислокации...
Погода стояла дурацкая. Холод, ветер, временами - дождь. Что видел и не видел, слышал и не слышал в тот день на фестивале. Открывали праздник... все-таки праздник, хотя было уже известно, что на подводной лодке "Курск" не выжил никто (во время феста проводился сбор денег для родных и близких погибших - в экипаж атомохода входил кто-то из калининградцев...) и в России только закончился траур... какие-то хардкоровцы из местных (У-ВЭЙ?) очень мощно прокачали публику и задали соответствующее настроение и народу, и тем, кто стал выступать после них. Несколько выбились из общего ряда литовцы из GRAFFITI, и даже не музыкой, а каким-то тупым (им, наверное, казалось, что они юморят) стебаловом типа: "Песня о любви девочки и мальчика, девочки и девочки, мальчика и мальчика. Мальчики приглашают на танец девочек, девочки - девочек, мальчики - мальчиков". Такого уровня шутки. Не знаю, может, в Вильнюсе со всеми этими делами так все серьезно... Хороша была банда РОЗА ВЕТРОВ из Советска, все точно, жестко, в тему. Фаворитами дня стали АПМ из Великого Новгорода: отменного качества русский рок, причем не тот захламленный, а есть в нем нечто свежее, но вот что - так и не разобрался. Музыканты - грамотнейшие, умнющие, жутко профессиональные. Молодцы! Кенигский РАС-КЛАД сбацал регги, прорастаманили людей. КОЛЫБЕЛЬ ДЛЯ КОШКИ, полный восторг! Клубок нервов на сцене в один миг то сплетался, то расплетался, плескались молнии, шарахало гитарными воплями, больше коровости дать в этот вечер было нельзя! КОМИТЕТ ОХРАНЫ ТЕПЛА сыграл песни три (продолжительность сетов для групп варьировалась (в зависимости от заслуг) от двадцати до сорока минут). Гуру, отшельники, каждое их появление - праздник. Мозги у них еще, к моему удивлению, чего-то там варят, не продымились до конца, в венах кровь осталась...
Из Минска подтянулся ПАПЕНКИНZ БЭНД. Суппортом при музыкантах был сын моей бывшей коллеги Светланы Осмоловской-Голод (Светка, приве-ет!) Дима. Что сказать... возмужал, с тех пор как я его не видел, спортивен, но выпивать грамотно уже научился. Вечером-ночью опять начали чудить в кемпинге. Питомцы Наташи Подобед (журналистка "МГ" и директор ПБ) умудрились поджечь матрац, клубившийся, будучи выброшенным на улицу, всю ночь и полдня. Солировал Сергей, рассказывал о своем давнем приятеле, посвящавшем его в таинства пития напитков, употреблять которые не принято за праздничным столом. Происходило это так. "Серега, во вещь!" - достается аэрозольный баллончик с антисептиком "Лана-1". Протыкается, сливается жидкость: "Но только с водой". В другой раз: "Во вещь!" - стеклоочиститель - "Только с водой! А то гланды могут загнуться вовнутрь!". Через пару дней: "Так, берем восемь флаконов огуречного лосьона по 23 копейки за штуку. Во вещь!". Наливается в посудину и вперед. Натур огуречный рассол. Под байки Агарка дооприходовали якобы "Портвейн N 92"... Михайлов пытался джемовать с Дэном блюз, у того выходило не очень, Юра мотал головой из стороны в сторону: "Куда я попал? С кем придется выходить на одну сцену..."...

25 августа, день второй
Утром проснулись все. Погода - опять дрянь. "Папенкинзы" совершают коллективную пробежку (так было каждое утро, хмель выгоняли). На Михайлова напал депрессняк, подниматься не хотелось, общим собранием было решено, что до четырех - ни-ни. Разве только чуть-чуть... На завтрак не поехали, перекусили чем Бог послал, а послал он нам в этот день кофе-чай и бутеры с захваченными из Минска колбасой и салом, "мадеровцы" немного размяли пальцы на инструментах (Виталий барабанил по гитарному кейсу).
Появился ПИЛОТ из Питера, обнялись с его директором Димой Журавлевым, он познакомил меня со своей супругой, милой и женственной Евгенией.
Где-то часа в два (МХБ предварительно сдала гитары в домик, где жила охрана, что была прикомандирована на время празднества рока к городку. Спасибо муниципалам, частным охранникам и ОМОНу за терпение и понимание ситуации!) двинули в Кениг (десять минут езды на автобусе), к сцене. Подкрепились купленной в уже другом продмаге нехитрой снедью и "Портвейном N 100" (вот он-то оказался вполне съедобным). Помотались вокруг площадки, поклонились могиле Канта, сфоткались у дизельной подлодки, что стояла на приколе неподалеку, посмотрели, как стекают в речушку фекалии, и потянулись поддержать своих.
Из запомнившегося и пересказанного очевидцами. Группа MC ICE & ZБРОД выдала телегу, в которой содержались выпады супротив губернатора Калининградской области Леонида Горбенко - главного патрона феста (честно надо сказать, что порой от елейных речей в его адрес, что неслись со сцены из уст организаторов, становилось... неловко, так скажу. Все понимаю - при отсутствии ощутимой поддержки со стороны городских властей, если бы не его усилия, то феста могло бы не быть; выборы в ноябре там - и тем не менее...) - на что г-н Феоктистов философски заметил: "Ну ZБРОД он и есть сброд". Отметил БОЛЬШУЮ ГРАНАТУ из Кенига, что-то большое сотворили. Прибыли "тэтэшники" - начались братание и обмен новостями: "Где живете? Ах, еб...". Басист гомельчан Валера Новосельцев вроде бы будет играть на два фронта: в своей группе и в GODS TOWER. Я доложил бесу Косте Астапенко, что его тут заждались: память от прошлогоднего триумфа ТТ-34 среди калининградских рок-фэнов будет жить в веках!
Ужасно был доволен встречей с музыкантами из ГРАДУСА ПЛЮС Пашей Лисицыным и Борисом Уваровым. Рад, что, несмотря ни на что, группа существует и, быть может, совсем скоро (три харчка через плечо, чтобы не сглазить) увидит свет ее новый альбом.
В шесть вечера на сцену вывалил ПАПЕНКИНZ БЭНД. Угара хватило с избытком: вы хотели настоящего белорусского альтернатива? Вы его получите! И понеслась бомбардировка! Хард/рэпкор, мясисто, с небрежненкой, с ухмылочкой, вместе с тем - ответственно, без излишнего баловства. Есть музыканты в Минске, есть! Есть кого вывозить из страны так, чтоб не стыдно было. По окончании выступления на ребят навалился народ за автографами, моментально расхватали кассеты. "Мадеровцы" по-отечески огладили хлопцев по спинам и головам. Отличный забугорный дебют, на десять баллов!
В 19.00 до сцены добрались еще не отошедшие от поезда "тэтэшники"... Тут мне подбрасывают, мол, любимцы это твои, никогда про них плохого не напишешь. Не напишу, потому как плохого в их музыке я еще ничего не слышал. Трэш/хардкор, "Миелофон", "Дом, который построил Джек", "Energizer", какая-то байда с выкрикиванием фразы на немецком... Чудовищно! Чудовищно великолепно! Продюсеры российские, так вас перетак, ну похитьте эту команду из Беларуси, еще чуток - и сгинет же она там. Из корыстных убеждений вывезите: денег же на ней наварить можно - детям детев хватит!.. В первой песне "тэтэшники" выскочили на подиум в париках, чем изрядно насмешили народ (на обратном пути в Гомель группа разгуливала с искусственными волосами и перед обалдевшими таможенниками, ничего, доехали...).
На "отлично" во второй день сработал ДАЙ ПИСТОЛЕТ! - контролируемая агрессия, направленная в позитивное русло, положительно воздействующая на неокрепшие организмы молодого поколения. Скины, коих во время феста вокруг площадки было в избытке (однажды мутанты из ТТ-34 в парламентских выражениях попытались доказать одному из фашиков, насколько он заблуждается со своей идеологией, на что тот возразил: "Я сейчас своих позову..."), думаю, в момент выступления ДП чувствовали себя неуютно. Местные FANNY CRAFT - занялся бы тоже кто ими, хорошее будущее проглядывается. ПИЛОТ, когда Черт в ударе (а когда он не в ударе?), шоу "военлетов" я готов слушать и смотреть бесконечно! Тихо так тихо, незаметно так незаметно в России выросла Великая группа. Если все пойдет как намечается (интервью с Ильей Чертом вы скоро сможете прочитать в "МГ"), то следующие год-два могут пройти под знаком ПИЛОТА, лично мне этого очень бы хотелось. КИРПИЧЕЙ я впервые видел со Светой- барабанщицей. Играет, может показаться, и без фантазии, но так, как требуется команде. Группа стала просто наипрофессиональнейшим коллективом, жирок даже какой-то в музыке появился, основательность, вызывающее восторг хладнокровие.
...В "Фестивальном" докуролесивали прибывшие пьяным автобусом ТТ-34 и ПБ. Юра из АРКАИМА философствовал по поводу спартанских условий проживания и алкоголизма, захлестнувшего пионерлагерь: "Тебе бы, Дэн, к "тэтэшникам" - было бы четыре танкиста и собака... Срач, срач, а пусти эту шоблу в гостиницу, так они бы и там камору нашли бы и спали бы в ней на матрасах. Только тут им и жить". Когда уже совсем отбивались, в комнату ввалились представители отдела по борьбе с наркотиками: "Покурить ничего нету?" - "Мы маленькие исчо, мы тока водку пьем"...

Третий день, 26-ое
Погода начинает устаканиваться, с утреца выглянуло солнышко и сразу начало прогревать. ЧУФЕЛЛА МАРЗУФЕЛЛА переезжает из нашего барака в бревенчатые срубы. ТТ-34 с мятыми харями на лицах вспоминают вчерашнее и не могут вспомнить. Директор "пистолетотанков" Сергей Палавцов разыскивает внушительных размеров бинокль, который он прихватил с собой на фест. Находит. Саша Потемкин, один из вокалистов гомельчан, просыпается позже всех и выглядит достойнее других, ибо не пьет. И не курит на ночь. Выпиваем с Костей, Валерой и барабанщиком Алексеем Смирновым пару штрафных за содружество родов войск. Гитарист "тэтэшников" Сергей Кузьменков приехал в Кениг с красавицей-супругой (все-таки удивительно красивы в Беларуси женщины! Правда, симпатичных девчонок, с ногами вот отсюда в Калининграде тоже хватает).
Сегодня у Михайлова депрессняка нет, не положено, сегодня МАДЕРЕ выступать. Музыканты достают из сумок концертные костюмы, отправляемся.
В городе обедаем сотым портвейном, перед самым своим выходом музыканты возьмут на грудь еще, для азарту (Михайлов, как и обещал, саданул двести наркомовских). Успеваю заметить краем глаза конкретный джазок от квинтета Евгения Пономарева и бегу на радио "Балтийская волна" давать интервью ди-джею Вике, барышня... обалдеть, короче.
В четвертом часу начинает выступать АРКАИМ. Хэви, играют очень прилично, песня про волков - вообще хитец что надо. Обидно, что публика, разомлевшая на солнце и слегка уже утомленная двумя фестивальными днями, подтягивается в сквер не так чтобы очень, а те, кто есть, в основном сидят на травке. Ребята попытались было поднять ее на ноги хлопками рук над головой, но увы. Директор Юра снимал сет своих "непутевых" подопечных на видеокамеру (потом, по просьбе МХБ, он отснял и минчан). МАДЕРА играла после тяжелых калининградских СОЛДАТ УДАЧИ. В России есть джаз с текилой, в Беларуси - хард-блюз с мадерой. Едва заметно волнуясь, постепенно входя во вкус, МХБ ворочает блюзовые гармонии. Слегка понтит, играя на публику, Слава Федоров, рубится за тарелками где-то там вверху Виталик, атакует голосом Серега, Михайлов насилует струны. Божественно, как в консерватории! Это вам блюз, ребята! Смотрю, как мальчишки и девчонки, которым Юра годится в отцы и которые вряд ли на досуге слушают музыку, что предложила им МХБ, начинают в такт качать головами и притопывать ногами под "Белый пароход". Проняло! Вот что значит Настоящее! Ко мне обращается незнакомый мужчина: "Простите, но это не Ваня Марков..." - "Михайлов" - "А, Юра! Точно, точно!". Оказывается, есть в Кениге те, кто знает лучших минских блюзменов. МАДЕРА исполнила на пару вещей больше, чем планировала: в третий день почему-то не играли некоторые заявленные группы, в частности, не было поляков и немцев. Все. Браво, браво, браво! Теперь можно и культурно отдохнуть. Костя Астапенко уже пьянеет по второму разу, угощает баночным спиртосодержащим коктейлем и засыпает где-то с обратной стороны сцены, кем-то заботливо укатанный в целлофан. Зрелище, я вам скажу... Приезжает ЧУФЕЛЛА МАРЗУФЕЛЛА и по просьбе организаторов на час раньше, прямо с колес начинает играть. Пять вечера - не время питерцев. Им бы полумрак или мрак... Но отыграли блестяще! Давление, давление, потом отпускают, мягшеют... и снова бросаются в бой. Пластичная группа, которая может быть и сверхмелодичной, и, когда надо, резковатой до грубости. Класс!
Организуем с МАДЕРОЙ импровизированный ужин на траве. Напитки из супермаркета, свежий шашлык из палатки, коих, торгующих сухим вином, пивом, конфетами, печеньями, колбасой, еще чем-то, вокруг площадки было предостаточно. Ка-ра-шо! Слушаем ГРАДУС ПЛЮС. Еще раз хочу обратиться к тем, кто сотворяет российских рок-звезд: вот они, берите, пользуйтесь. Есть очень интересный материал, и текстовой, и мелодический. От вокалиста Бориса Уварова со сцены исходит масса шарма, девчонки вешаются на него не меньше, чем на Сашу Васильева из СПЛИНА. Талантливейшая группа со своим узнаваемым музыкальным почерком (а на U2 вы, "градусники", все равно похожи!..). ДЖАН КУ почему-то играет с ритм-секцией КИРПИЧЕЙ. Сон разума рождает изысканную музыку. Вокал Ксюши... Позднее вечером на сцене в составе АРМИИ СИЛ, собираемой в последние годы специально к фестивалю, можно было наблюдать Андрея Феоктистова. Закрывали третий день фирмачи из PUSHKING. Полный отвяз! Ку-ку, ку-ку, ку-ку-е, ку-ку, кукарача! Вау. Народ был в шоке! Европа, Америка, Питер!!!
По пути к спецпоселению МХБ устраивает в коммерческом автобусе легкий джемец: Михайлов ("Чего-то я сегодня пьяный, п...ц какой-то") и Агарок вовсю распевают блатные песни.
В "Фестивальном" продолжаем дофестиваливать...

27 августа
Палавцов начинает очередное утро с очередного поиска бинокля, изыскания на этот раз продолжаются дольше обычного, но завершается все благополучно: окулярам не дал пропасть все тот же Потемкин.
В воскресенье ехать на площадку не собираемся (подробный отчет о четвертом фестивальном дне читайте где-то тут рядом), ибо организаторами обещан пикник на воздухе где-то за пределами города, у моря (местечко называется... Пионерский?). Сборы продолжаются дольше обычного, но наконец в сопровождении колонны байкеров все нашедшиеся к моменту отъезда музыканты (попутно подбирали еще кого-то у площадки, отшельники из PUSHKING поехать не захотели) трогаются на автобусах в путь. Болтаем всю дорогу с Пашей Лисицыным о музыке (Борис и остальные "градусовцы" куда-то пропали и на фуршете так и не объявились). Спустя минут сорок прибываем на точку. Лес, поляна, недалеко - отдыхающие, которым, я надеюсь, наша орава не испортила выходной. Спускаемся с обрыва к морю, идиллию нарушает остов некоего большого, проржавленного и расколотого затонувшего судна и отсутствие нормального пляжа: все прибрежное дно - в больших и средних валунах. Однако лидер группы на то и лидер, чтобы повести за собой остальных - г-н Михайлов, мужественно ковыляя, совершает пятиминутный заплыв. Впрочем, увлечь за собой согруппников он так и не сумел: довольствуемся ритуальным омыванием конечностей в соленой водичке.
Из "зеленки" тянет дымком, и вот уже начинается благодать! Шашлыки, плов, копченая рыба, изжаренный на костре барашек, масса разливного пива, гораздо меньшее количество водки (основные запасы узурпировал Андрей Феоктистов, выдавая ее только своим... спустя n-ое количество времени своей стала вся поляна) - вот что составляло "пищу". "Зрелищем" стало выступление людей из, если не ошибаюсь, клуба "Балтийский ворон": старинные одежды, кельтская и готическая музыка, важные проходы, показательные бои на мечах; а потом уже демонстрировали свое искусство байкеры из клуба "Вест-Моторс" (боюсь, что, возможно, опять неверно пишу название), терпеливо катавшие на своих железных конях подгулявших рокеров. По поводу единения этих самых рокеров (попутно растолковывая, что стоит за этим понятием сегодня) и байкеров г-н Феоктистов ближе к финалу толкнул прозу. И вот так часов с трех до девяти мы усугубляли фестивальное безумство. МХБ, между прочим, получает полуофициальное приглашение приехать в Кениг в ноябре на фестиваль блюза. Часов в пять уехали на вокзал приматы из ТТ-34, Астапенко печально поведал, что обещанные Феоктистовым деньги за билеты на обратную дорогу им так и не выплатили. (Тут передо мной факс лежит, от г-на Палавцова со следующими словами: "...Андрей Вячеславович, когда я его наконец поймал, посоветовал мне обратиться к неким полумифическим концертным администраторам (за три часа до отхода нашего поезда и за 30 километров от Калининграда) и вообще расслабиться и не дурить ему голову в такой хороший вечер". В заключении говорится, что, несмотря на то, что "это была лучшая поездка для ТТ-34 как музыкального коллектива... Приходится констатировать, что группа ТТ-34 не поедет больше в гости к господину Феоктистову... Мы всегда будем с благодарностью вспоминать красивейший город Калининград, всех наших друзей в нем...". Даже захотелось всплакнуть... "Чуфелловцы", кстати, говорили мне, что тоже не собираются больше участвовать в "КIR"... Я понимаю мотивы "тэтэшников", ЧУФЕЛЛЫ, но знаю и то, что в этот раз, как никогда ранее, проблемы, свалившиеся на голову Андрея и Ко, чуть было не привели к тому, что фест мог просто не состояться...)
К половине одиннадцатого вечера возвращаемся в город и подкатываем к площадке, с которой гремит рэйв. Народищу... не протиснуться. По бэджам за сцену уже не пускает милиция, что означает одно - 7-ой международный фестиваль некоммерческого искусства "Калининград In Rock" заканчивается. Звучат прощальные слова г-на Феоктистова, в которых отмечаю для себя пассаж приблизительно следующего содержания: СМИ будут искать в фестивале негатив, но за ними правды нет, правда - за нами!.. Без комментариев... Бабахает в небо салют, как и все, задираю голову кверху и... резко перехватывает дыхание: в глазах - слезы, в носу и горле першит, как будто тебя окатили из газового баллончика. Ничего не понимающая публика кашляя и сопливя разбегается по сторонам. Так и не узнал, что это было.
Музыкантов собирают в автобусы, которые трогаются в сторону ночного клуба "Вагонка" (одним из его совладельцев, как говорят, является участник калининградской группы ЛОНДОНPARIS), где обещан джем. Внутрь клуба охрана пропускает гостей исключительно с определенным раскрасом бэджей, хотя ночнушка была обещана для всех без исключения музыкантов. Особо впечатлительные питерцы во главе с директором КИРПИЧЕЙ Борисом Шестаковым, матерясь, агитируют всех съе...ть отсюда в кемпинг. Но быстро возобладало иное мнение все ж дождаться приезда в "Вагонку" Андрея Феоктистова. Тот быстро решает проблему, и мы проникаем внутрь. Ничего себе, красиво, богато-дорого, зеркально. "Мадеровцы", убедившись, что на выставленном аппарате толкового джема не сыграешь, решают возвращаться в поселение, я еду с ними. (О том, что в дальнейшем происходило в клубе, передаю со слов многочисленных рок-н-ролльщиков. Дали сыграть несколько песен АРКАИМУ, спела одну вещь ЧУФЕЛЛА, была попытка организовать джем, но закончилась она неудачно. В четыре утра самые упертые гости-музыканты начали разбредаться из "Вагонки", ища попутный транспорт в кемпинг (до четырех большая их часть уже посваливала кто куда), успев насладиться вспыхнувшим скандалом с вызовом братков и милиции и метанием бокалов между Феоктистовым и руководством клуба...)
Прибыв в "Фестивальный", мы принялись замачивать окончание командировки. В районе полвторого ночи в комнату пожаловали в сопровождении местного поклонника их таланта часть ПАПЕНКИНZА с бутылью самогонки, которую мы и пытались уговорить сообща, не получилось: добили мы ее только на следующий день.

Понедельник, 28-ое, обратно
Последний завтрак, вокзал, прощание с девушкой Леной. И ей, и Оле, и Тане, и Жанне Хатауз - наше безграничное мерси за все, за все!!! Особую признательность хочу выразить лично Андрею Феоктистову. Кто бы чего ни говорил, кто бы чего ни писал, но не восторгаться его железной волей и смелостью я не могу. В безнадежной, казалось бы, ситуации все ж провести фест, собрать на него едва ли не сотню исполнителей, суметь привлечь к участию в нем питерские именитые коллективы, пусть и не так, как всем бы этого хотелось, обустроить быт, накормить, напоить, скрасить фестивальные будни ураганным финалом... Склоняю голову. И состав музыкантов, и организация фестиваля понравились мне в этом году гораздо больше, чем в прошлом. Чувствовалось, каких огромадных трудов стоило его провести на сей раз, поэтому на какие-то отдельные вещи я просто закрывал глаза. Главное то, что Кениг прочно занял на постсоветском пространстве место едва ли не самого главного феста альтернативного искусства. Пожелаем ему жизни. Андрей, на следующий год приглашаешь?..
ПБ задержались в Калининграде еще на один день, мы же отправились в родной Минск. Скромный товарищеский ужин в вагоне-ресторане, утвердительный ответ на немой вопрос женщины-таможенницы: "Да, на паспорте это я" (небритое мурло, опухшая физиомордия, шестидневный факел изо рта), и вот уже - здравствуй... родное болото!.. Мы дома...

Олег КЛИМОВ

© 2005 музыкальная газета