статья


Ария
АРИЯ длиною в пятнадцать лет



Я и сегодня помню то ошеломляющее впечатление, что произвел на меня альбом группы АРИЯ "Мания величия", который довелось мне услышать в начале 1986-го года. Воспитанный на МАШИНЕ и ВОСКРЕСЕНИИ, некоторое время зависавший на АКВАРИУМЕ, я и понятия не имел, что в Советской стране существовали группы, по звучанию не уступавшие фирменными зарубежным хэви-коллективам. Точнее - одна группа, с таким красивым и неожиданным для тяжелой музыки названием, вокалист которой обладал красивейшим и мощным голосом...

Разговор с музыкантом АРИИ Валерием Кипеловым проходил во второй декаде августа.

- Вы сейчас из отпуска вернулись?
- Да нет, отпуск не получился, у нас народ как-то так частями отдыхает, поскольку, можно сказать, все лето мы занимались своим новым альбомом. Ребята записали болванку - бас, барабаны, гитары такие подкладочные - а я вот сижу все лето, жду текстов. Так что работа над альбомом у нас не прекращается, а те, кто уже отписался, отработал, сделал свое дело, те пока отдыхают. Я только ездил из Москвы за сыном, он был на сборах футбольной команды и заболел, мне пришлось срочно его забирать... такая вот история приключилась.
- Что-то серьезное было, травма? Все обошлось?
- Пока - слава Богу. Не травма была, нет: он простыл, было подозрение на менингит, я поехал на сборы и там разбирался со всем на месте. Друзья волновались и за сына, и за меня, потому что если бы вдруг случилось что-то серьезное, то возникли бы проблемы с записью, не было бы того настроения.
- Здоровья пожелайте ему от читателей "Музыкальной газеты"...
- Спасибо.
- Альбом пишете не с симфоническим оркестром?
- Нет. С симфоническим оркестром была записана одна песня, которая была на альбоме "2000 и одна ночь", - "Потерянный рай". Это была такая проба. Был снят на нее клип. Я смотрел передачу, что идет на MTV - "12 злобных зрителей", - и, как ни странно, наш клип оказался, по мнению этих зрителей, лучшим в той программе. А в когорте были Мадонна, Уитни Хьюстон, такие достойные люди, но почему-то выбрали лучшими нас. А как мне показалось, эти зрители не очень-то и любят группу АРИЯ. Но, на мой взгляд, клип действительно получился неплохим.
- Ну, раз клип пользуется успехом, все равно нет планов записать альбом с оркестром?
- Я думаю, это проблематично будет сделать, поскольку это довольно-таки дорогое удовольствие: запись только одной песни нам стоила больших денег, все в средства упирается. А потом нам не хотелось бы не то что уподобляться тем же METALLICA, SCORPIONS, а не хотелось бы каких-то параллелей, которые бы стали искать.
- Интересно было бы узнать ваше мнение относительно пластинки METALLICA. Насколько слышал я, о ней говорят или только в восхищенных тонах или напрочь ее отвергают...
- Мне понравились отдельные песни, что-то не понравилось, когда почему-то пропадал драйв. Я к METALLICA очень хорошо отношусь, это великая группа, но однозначной оценки этой работы - здорово или не здорово - у меня нет. Поэтому я и говорю, что мы не хотели идти по проторенной дорожке, для нас это был опыт, мы просто хотели посмотреть, что из этого всего получится. А потом еще, запись с симфоническим оркестром отняла бы много времени, а, к сожалению, мы этим временем не располагаем.
- Вам самим не клип, а итоговый вариант песни понравился?
- Вы знаете, музыканты всегда остаются недовольными, им, как правило, не нравится звучание: кому-то не нравится, как звучат барабаны, кому-то - бас, мне, например, голос не понравился. То есть это чисто технического порядка недовольства. Как говорится, совершенству нет предела. А сам оркестр нас вполне устроил.
- Как музыканты оркестра отнеслись к работе с рок-группой?
- Получилось так, что мы были как бы отделены от них, все происходило не так, как у METALLICA и SCORPIONS. Был аранжировщик этой песни, который был найден не нами, а нашими партнерами из "Harley Davidson", и нас уже, как правило, ставили перед фактом: записали вот так, так и так, аранжировка вот такая, либо вы принимаете, либо не принимаете. Примерно в таком вот разрезе все рисовалось.
- Новый альбом до конца года выйдет?
- Мы рассчитывали его выпустить в начале октября, но и здесь есть определенные сложности с записью альбома. Болванки записаны, а с самым главным нашим камнем преткновения, с текстами, есть проблемы. Как правило, мы работаем с Маргаритой Пушкиной. Для первых работ нам писал Александр Елин. Насколько я знаю, он сейчас тоже подключился к работе над текстами... Не знаю, не то чтобы кризис наступил какой-то, но что-то хочется сказать такое... животрепещущее, волнующее души, но не всегда так получается в текстах. Поэтому для нас это на сегодня главная проблема.
- Вы своим текстовикам говорите, о чем бы вам хотелось, чтобы были стихи?
- Да, конечно. У нас все немножко наизнанку вывернуто, я всегда завидовал тем людям, которые сами пишут тексты и музыку, я не то что камень в огород Маргариты запускаю, просто такому человеку легче, он знает, чего хочет. А мы сначала сочиняем музыку, записываем так называемую "рыбу" - напеваем на ломаном английском языке мелодию, канву - а потом под это дело подгоняется текст, то есть Рита пишет уже на готовую мелодию, на готовый ритмический размер. Поэтому есть определенные сложности, в той же рифмовке, например, так как мелодии бывают непростые по размеру. А темы - темы, да, мы обсуждаем всегда с Ритой. Она сама что-то предлагает, если музыка ей навевает какие-то мысли, но, как правило, у человека, написавшего музыку, тоже есть свои мысли по поводу того, что он хотел выразить ей. И вот так мы вместе и работаем. Порой что-то получается, порой - нет, не все выходит так, как ты задумал.
- Вы говорили о том, что хотелось бы, чтобы альбом отразил некие волнующие вас проблемы...
- ...чтобы он трогал душевные струны людей, чтобы это была не просто моя какая-то идея, которая волнует меня одного и больше никого. Как получилось с песней "Потерянный рай"? Мы не ожидали, что она так всем ляжет на слух, значит, в песне действительно оказался заложен некий смысл, зацепивший многих людей. Ведь молодые мальчики и девочки всегда что-то ищут, в раннем возрасте всегда происходит какая-то ломка, когда молодой человек становится чем-то недовольным, ему кажется, что его обманывают, его не понимают, что он потерял свой рай. И ему приходится его искать. И вот так получилось, что песня нашла резонанс в душах. Но так, к сожалению, происходит не всегда. Поэтому и хочется, чтобы новый альбом стал новой ступенькой и в музыке, и в текстах, а поскольку сейчас все постоянно меняется вокруг нас, недавние события с подводной лодкой тому пример, когда люди во всем мире с ума сходили, следя за этим кошмаром, то было бы здорово, если бы у нас вышло не что-то отстраненное от жизни, а приближенное к ней, к реальной действительности.
- Конец века давит на всех...
- Давит, да, то одно, то другое. Может быть, и поэтому тексты никак пока не вырисовываются...
- Альбом будет каким-либо образом отражать пятнадцатилетний юбилей группы?
- Он, в принципе, и так, и так юбилейным получается. Конкретный отсчет истории группы АРИЯ мы ведем именно с октября месяца: пятнадцать лет назад какой-то там худсовет утверждал название "АРИЯ", и тогда же вышел наш первый альбом "Мания величия". Мы уже начали отмечать пятнадцатилетие заранее, когда с группой RAGE проехали несколько городов. Это был такой тур, предшествующий юбилею. У нас есть кое-какие задумки, хотелось бы, чтобы их воплощение совпало с выходом альбома, но сроки, видимо, все же сдвигаются, и я не знаю, произойдет ли все, что мы задумали, в октябре: концерт, посвященный пятнадцатилетию, презентация альбома. Может, все передвинется к концу года.
- Можно было бы пригласить на торжества тех музыкантов, которые когда-то играли в АРИИ...
- Такие мысли есть, нам действительно хотелось бы собрать на этот концерт всех музыкантов, которые когда-то имели отношение к группе АРИЯ, но по тем или иным причинам покинули ее. Мы подсчитали, что таких музыкантов достаточное количество. Если концерт состоится, мы обязательно пригласим на него своих друзей, того же Сергея Маврина, с которым я постоянно вижусь, слушаю его передачу, которую он ведет на "Радио Юность". Наверняка будет МАСТЕР, с ними мы сыграем наши старые песни, если они их еще не забыли, а если забыли, то, думаю, поднапрягутся и вспомнят. Хочется, да, отметить юбилей совместно, а не узким кругом - собраться и сыграть концерт группой АРИЯ, и все. Это было бы не очень интересным. Это ведь юбилей не только наш, но и ребят, которые когда-то тоже приложили руку к тому, что группа стала известной и популярной.
- Хочу попросить вспомнить, что для вас лично было наиболее ярким за пятнадцатилетнюю историю группы и какие моменты вы хотели бы вычеркнуть из памяти. Первое, что придет в голову...
- И того, и другого, конечно, хватало. К приятным моментам я отнесу выступление с группой NAZARETH. Это были запоминающиеся концерты, мы вместе с ними играли в Мурманске, Твери. Мое совершенно случайное знакомство в поезде с Дэном МакКафферти, который был одним из любимых моих певцов. Дело было в поезде, когда мы ехали в Мурманск (я не ожидал, что они тоже поездами передвигаются): мы стояли с Холстининым в тамбуре, курили, вдруг открывается дверь и заходит МакКафферти, и прямо в тамбуре мы и познакомились.
Вспоминаются очень такие хорошие моменты, связанные с записью альбома "Кровь за кровь", одного из моих любимых альбомов, настолько было прекрасным взаимопонимание между самими музыкантами, между музыкантами и Маргаритой Пушкиной. Такой был энтузиазм, такой был подъем всех душевных сил! Мы были полны надежд... А потом наступил 92-й год, все эти перемены, и на четыре года мы фактически исчезли. Сложный был период для АРИИ: невозможно было ездить с концертами, по разным причинам, и по техническим, и по финансовым. Период с 92-го по 95-й год был проверкой для группы АРИЯ на выживаемость - сможем мы остаться на плаву, не разбегутся музыканты из-за того, что нету денег, нет концертов? И я считаю, что мы мужественно все это перенесли, все-таки умудрились выжить, и слава Богу, что в 2000-м году у нас дела идут неплохо.
Были концерты в Германии, так называемые "Дни стены", тогда еще стена разделяла две Германии, для ста тысяч зрителей (пожалуй, для такого скопления людей мы не играли никогда). Мы играли с такими группами, как MARILLION.

- Вы остались довольны туром с RAGE?
- Мне он понравился. Очень хорошие были отношения с ребятами, не было такого, что кто-то круче, хотя выступления были посвящены юбилею группы АРИЯ. Мы как-то сразу расставили все точки над тем, кто кого разогревает, просто все играли одинаковое время, и аппаратуру мы не делили - кому-то больше, кому-то меньше.
И организация со стороны "TCI" была неплохая, была хорошая аппаратура, хороший свет. Бывают такие концерты, когда нет нормального аппарата и ты чувствуешь, что не выдаешь всего того, что мог бы выдать, и жалко становится тех людей, которые приходят на выступления и не получают того, чего хотели бы. А здесь все было нормально. И мы нормально отыграли, все закончив 3-го мая в Москве, во Дворце спорта ЦСКА, где было, наверное, тысяч семь зрителей.
- Воспоминания о страшной автомобильной аварии, что произошла с музыкантами во время тура, больше не тревожат?
- Да как-то все это уже прошло, я сейчас спокойно об этом говорю. Хотя момент тот был очень неприятный. Так получилось, что из АРИИ никто не пострадал, а вот технику группы RAGE досталось, я знаю, что ему потом делали трепанацию черепа, вставляли какую-то платиновую пластинку. Мы до сих пор с ребятами созваниваемся, интересуемся, как там у него дела.
- Я брал интервью у гитариста RAGE Виктора Смольского, и он мне сказал, что если бы у АРИИ было желание выступать на Западе, то группа имела бы там успех...
- Я думаю, что он, в общем, прав. С Виктором у нас сложились очень хорошие отношения, это и музыкант хороший, и парень классный. На самом деле мы никогда не ставили задачу покорять Запад, когда это было модно в перестроечное время. Пришел Горбачев, и началось все это - "Рок - за перестройку". Многие рванули за границу. Я помню, что КРУИЗ поехал в Германию, ПАРК ГОРЬКОГО - в Америку. Многие, многие группы решили отправиться покорять Запад. Мы задачу такую перед собой не ставили, поскольку всегда работали для своих и пели по-русски. Языковые нюансы играют ведь большую роль. Я знаю английский в каких-то пределах (исключением у нас была записанная на английском песня "Не хочешь - не верь мне"), то есть в этом тоже существовала определенная проблема. Отдельные музыканты АРИИ пробовали выезжать на Запад, пытались где-то работать, но в конце концов - возвращались. Если бы был предложен контракт, что-то серьезное, то можно было бы что-то решать. А выехать туда, чтобы поиграть по клубам, нам это не интересно. Мы здесь совершенно спокойно работаем, и проблем у нас нет... Скорее всего, мы действительно национальная группа. Здесь можно работать большое количество концертов для большого числа народа, здесь до сих пор непочатый край работы.
- Виктор говорил, что для одного из своих студийных проектов он хотел бы привлечь музыкантов АРИИ...
- Лично с ним мы по окончании тура не разговаривали, я знаю, что он звонил нашим гитаристам, было какое-то предложение, вроде бы по песне "Воля и разум", записать ее совместно, то ли какие-то другие песни записать. Но насколько я понимаю, все пока висит в воздухе, конкретного чего-то такого, что, мол, давайте, ребята, выезжайте, попробуем что-то сделать, пока не было.



Олег КЛИМОВ

© 2005 музыкальная газета