статья


Рок В Японии
Рок восходящего солнца



Знаете, я всегда полагал, что стиль, некогда именовавшийся загадочным словосочетанием "progressive rock", мертв. Да, GENESIS, KING CRIMSON, JETHRO TULL по-прежнему на сцене, но - стиль их давно уж не тот, что был некогда. Окончательную кончину (тавтология - но зато по сути!) прогрессивного и арт-рока для меня конкретно обозначило сначала появление MARILLION, звучащих, как GENESIS с гитарой Руди Шенкера, а потом их же, MARILLION, бестолковое слияние с мейнстримом.

Однако я ошибался. Причем ошибался довольно жестоко. В последнее время я прямо-таки погрузился в изучение современного прогрессива. Да-да, жив курилка. И не просто жив, а дает прикурить и поклонникам, и своим учителям.
Чисто умозрительно то, что существует на прогрессив-сцене в настоящий момент, делится на три основных категории: классический арт-прогрессив, прогрессив-метал и джаз-прогрессив. Сориентироваться в великом многообразии всего этого звукового безобразия довольно тяжело, так как при наличии общих образцов для подражания уйма коллективов играет весьма похожую музыку.
Так мне и пришла в голову идея стать эдаким маячком и рассказывать читателям "МГ" о наиболее оригинальных исполнителях, приобретя записи которых, вы не скажете: "Уж лучше б я скопил денег на очередной альбом ELP".
Начать же я решил с ансамблей, о существовании которых вы вряд ли могли бы предположить. О двух группах из Японии.
Ну, с чем у нас ассоциируется страна сакуры, сакэ и якудзы по части музыки? С LOUDNESS? В принципе, да. С "Tokyo Tapes" SCORPIONS и "Kaizouki-Ban" ACCEPT? Конечно. С тем, что ветераны там "капусту" рубят мешками? Тоже правильно. Вот только с наличием в Японии собственных прогрессив-коллективов никаких ассоциаций не возникает. А зря...
Одной из наиболее интересных японских групп является BELLAPHON. Не часто доводится слышать ансамбль, в музыке которого отчетливо прослушивается влияние не тех "динозавров", которые упомянуты в первых строках материала, а... Ну, об этом позже.
История BELLAPHON такова. Поняв, как и многие другие, что эра "динозавров" логически завершилась, молодые японские музыканты решили привить семена арт-рока на своей перенаселенной почве. Поиграв в парочке коллективов, в 1982 году в группе с "малиновым" именем STARLESS повстречались барабанщик Таикви Томие и клавишник Мицутака Каки. (Не смейтесь, не смейтесь: неизвестно еще, как ваша фамилия воспринимается японцами!) Вскоре команда приказала долго жить, а Таикви и Мицутака так хотелось поиграть еще... Парни скоренько разыскали гитариста Тошихиро Танака и басиста Исаму Какитани. Так в Киото и появилась новая формация - BELLAPHON.
Впрочем, к толковым репетициям квартет приступил уже с другим басистом - Юджи Оно. Занятия по воскресеньям быстро принесли плоды: BELLAPHON старательно нарезали как композиции собственного сочинения, так и каверы западных коллективов - CAMEL, NOVALIS, UK. Две демо-ленты собрали исключительно одобрительные отзывы, но не предоставили возможности разродиться давно выношенным альбомом. От безнадеги в 1984-м Оно покинул борт корабля. Балласт решили не брать: Танака играл то на гитаре, то на басу, а синтезаторным басом баловался и Каки.
В начале 1985 года трио наконец удалось подарить поклонникам сингл "Labyrinth" - отличную инструментальную пьесу. Тот год вообще оказался для BELLAPHON весьма суматошным: мало того, что команда выбралась на сцену, а фестивалей было столько, что парни только и успевали перемещаться с площадки на площадку, так еще и Томие надумал реформировать свой старый коллектив AIN SOPH. А через год он уволок за собой и Мицутака Каки. Итого - две третьих BELLAPHON сидели сразу на двух стульях.
Что, впрочем, не помешало им раздобыть в конце 1986-го года контракт для BELLAPHON с лейблом Made In Japan. В январе следующего года альбом "Firefly" был готов. Каки и Танака добавили в него только одну новую композицию - "Jade", все остальное давно уже было написано и отрепетировано. Дабы не отвлекаться понапрасну на бас, трио рекрутировало специалиста по четырем струнам Масахиро Торигаки из AIN SOPH. После успешного тура BELLAPHON растворился в неизвестности. Выиграл от этого только состав AIN SOPH, продержавшийся до 1990 года.
Ну, кто погубил, тот и возродить должон. В 1998-м гитарист AIN SOPH Йозокс Ямамото предложил Каки восстановить BELLAPHON. Сказано - сделано. Ямамото долго не продержался, открыв собственную CD-лавочку, но новую жизнь в команду вдохнул. Итак, на сегодняшний день в составе группы играют: Мицутака Каки - клавишные, Таикви Томие - барабаны, Масахиро Торигаки - бас и Какухиро Нишимура - также клавишные.
Лидер коллектива Мицутака Каки с радостью согласился ответить на несколько вопросов корреспондента "МГ".
- Почему и японская публика, и японские музыканты настолько увлечены классическим роком?
М. К.: Не знаю... Но мне кажется, потому, что прогрессивная музыка в Японии сейчас очень слаба, и трудно раздобыть информацию о современных коллективах и их альбомах. С другой стороны, в Интернете есть множество японских сайтов, посвященных прогрессиву семидесятых. Как результат - молодые поклонники прогрессивного рока начинают с музыки семидесятых.
- Не мог ли бы ты поведать о японском прогрессивном роке? Каким он был в семидесятых-восьмидесятых и сейчас?
М. К.: Семидесятые были золотым веком прогрессивной музыки. Я сходил с ума от британских прогрессивных команд - ELP, YES, PINK FLOYD и так далее... Но в восьмидесятых, на мой взгляд, прогрессивная музыка умерла. В те дни музыкальная сцена очень холодно относилась к прогрессивным группам. Мы часто посылали демонстрационные записи в клубы и записывающие компании, но не получали положительных ответов. Мне кажется, что то, что происходило на японской прог-сцене в восьмидесятых, не отличалось от ситуации в Европе или США.
Сейчас, к сожалению, положение примерно такое же, как и в восьмидесятых. Японскому прогрессивному коллективу очень трудно выпустить альбом на крупной фирме.
- Ты играл в группе под названием STARLESS. Она находилась под влиянием KING CRIMSON?
М. К.: Нет. STARLESS была группой прогрессивного хард-рока. Ее музыка сильно отличалась от кримзоновской.
- Кто твой идол по части клавишных?
М. К.: Кит Эмерсон.
- Мне кажется, что основное влияние на BELLAPHON оказали CAMEL. Прав ли я?
М. К.: Да, я большой поклонник CAMEL.
- Почему вы решили играть чисто инструментальную музыку, без вокала?
М. К.: Когда BELLAPHON начинался, мы не могли найти хорошего вокалиста. До BELLAPHON я играл в куче команд с певцом - BELLAPHON был моим первым инструментальным коллективом. Спустя некоторое время я обнаружил, что играть инструментальную музыку очень интересно.
- А отчего вы предпочли играть без бас-гитариста, а не заменять ушедшего?
М. К.: Причина та же - мы не могли найти хорошего басиста и играли концерты без такового. Танака играл не только на гитаре, но и на басу или синтезаторном басу, а временами и я брался за синтезаторный бас. Вообще-то, мы были серьезно ограничены по части исполнения на сцене наших ранних композиций. Но, я думаю, формат трио давал нам намного больше возможностей, чем игра вчетвером. "Живые" выступления были весьма увлекательны как для нас, так, надеюсь, и для публики.
- А что за музыку исполняли AIN SOPH?
М. К.: В основном джаз-рок в духе Кентербери. (Кентерберийская сцена представляла из себя смесь фолк-рока с джазом; один из ярчайших ее представителей - CARAVAN. - Дм. М. Э.)
- Когда вы с Таикви Томие присоединились к возрожденным AIN SOPH, был ли шанс превратить этот коллектив в новую версию BELLAPHON?
М. К.: В то время я хотел сосредоточиться на игре в AIN SOPH. AIN SOPH была группой Йозокса Ямамото, а BELLAPHON не могла продолжать свою деятельность всего с двумя членами.
- Почему вы так долго записывали альбом "Firefly"?
М. К.: Мы долго СОБИРАЛИСЬ записывать "Firefly". Как тебе известно, в восьмидесятые прогрессивная музыка не пользовалась особым успехом. На самом деле у нас была возможность записать альбом раньше, но он бы не "пошел".
- Какова основная идея "Firefly" и почему композиции по большей части названы по-французски?
М. К.: "Firefly" не был основанным на чем-то, концептуальным альбомом. Он состоит из тех композиций, которые группа всегда играла на сцене - еще до записи. В основном названия песням по их завершении придумывал Томие. Почти всем композициям на "Firefly" названия также дал Томие. Быть может, ему просто нравился французский язык...
- Композиция "Le Petit Prince" ("Маленький принц") была вдохновлена одним французским писателем, не так ли?
М. К.: Ну, быть может. Эту вещь написал Томие.
- Чем ты занимался с 1990 года? В истории группы написано: "Танака и Каки, судя по всему, исчезли бесследно"...
М. К.: После того, как в 1989 году я оставил AIN SOPH, из-за проблем с работой я не участвовал в деятельности группы до 1997-го. Но время от времени записывал дома сольные композиции в миди-формате. В настоящее время я поддерживаю контакт с Тошихиро и иногда встречаю его. Я просил его присоединиться к ансамблю, когда мы виделись, но он так и не дал мне толкового ответа. Он, похоже, занят по работе.
- То есть на жизнь вы зарабатываете не музыкой. Чем же ты занимаешься на работе?
М. К.: BELLAPHON - любительская группа, и все ее члены занимаются музыкой в свободное от работы время. Я - буддистский священник (!!! - Дм. М. Э.).
- BELLAPHON когда-нибудь играл за пределами Японии? Вас приглашали выступать за границей?
М. К.: Нет. Я получал электронную почту по этому поводу, но сейчас нам очень трудно играть за границей, так как у всех членов коллектива есть своя работа.
- Есть ли планы выпустить что-нибудь новое?
М. К.: Нам нужно еще немного повременить с записью нового альбома. В прошлом году BELLAPHON начал все с начала в новом составе - два клавишника, басист и барабанщик, так что мне хотелось бы поиграть "живьем" как можно больше, чтобы отшлифовать новый стиль BELLAPHON.
- Кто, на твой взгляд, лучшие прогрессивные артисты - и из старых, и из новых?
М. К.: Старые - YES, KING CRIMSON, ELP, PINK FLOYD, GENESIS, PFM и так далее... Новые... Если честно, я не слишком много знаю о современных прогрессивных группах. Так что мои любимые - THE FLOWER KINGS, SPOCK'S BEARD и TRANSATLANTIC.
Надеюсь, команда Мицутаки разберется со сложностями, и мы услышим ее второй диск.

Второй коллектив, ARS NOVA, признаюсь честно, поразил меня намного больше, нежели BELLAPHON. Не будучи особо большим поклонником Кита Эмерсона и обоих его ансамблей - THE NICE и ELP, - я был сражен наповал, услышав музыку, сочиняемую ARS NOVA. Во-первых, не так уж часто встречается трио, состоящее из двух исполнителей на клавишных и барабанщика (семейное предприятие Wakeman & Wakeman не в счет) и играющее настолько "вкусно". Во-вторых (это "во-вторых" может оказаться более существенным, чем "во-первых"!) я вообще не припомню ни одного ЧИСТО ЖЕНСКОГО арт-рокового ансамбля.
Тем более из Японии. Еще более "тем более" - настолько очаровательного.
Но невероятное иногда имеет место быть. Итак, знакомьтесь: барабанщица Акико Такахаши, органистка и основной композитор Кейко Кумагаи и пианистка, скрипачка, синтезаторщица и вокалистка (вокал группа использует как один из инструментов) Мика Накажима.
Впрочем, ни одной из этих милых дам в первом составе ARS NOVA не было. Тогда, в 1983-м, группу образовали студентки Токийского университета Киоко Каназава, взявшаяся за бас, ударная мастерица Юмико Саито и пианистка Кейко Цубата. Ориентировались они изначально на творения ELP и TRACE (кто не знает, может поискать на "левых" компактах). За полтора года команда добилась некоторой известности. Почему некоторой? Ну, к примеру, господин Мицутака Каки не слишком знаком с ARS NOVA. Насчет взаимности, каюсь, не спрашивал - не этично как-то.
В 1985 году ансамбль произвел замену в составе: Кейко поменяли на Кейко - Цубата на Кумагаи. Тут группе и конец пришел. Отыграв только один концерт с ARS NOVA, Кумагаи-сан вышла замуж и сошла со сцены.
Прошло пять лет. Продюсер фирмы Made In Japan Нумеро Уэно каким-то образом смог уговорить амазонок собраться под знаменами ARS NOVA. В 1992-м дамы разродились первенцем под названием "Fear And Anxiety", а спустя два года на свет появилось и второе "чадо" - альбом "Transi". Влияние ELP ощущалось по-прежнему, но на него наслоились краски из палитры итальянских мастеров - GOBLIN, IL BALLETO DI BRONZO и в какой-то мере все тех же PFM. Успех в рядах поклонников добротного арта привел японское трио на сцену лос-анджелесского "Progfest '95", где девушки снискали расположение местных ценителей.
Изданная в 1996 году третья пластинка "The Goddess Of Darkness", несмотря на не слишком оригинальное название, представила на суд слушателей наиболее оригинальную музыку. Притом настолько оригинальную, что диск был выпущен не только в Японии, как предыдущие: ARS NOVA заключили зарубежный контракт с известным французским лейблом Musea. Для "раскрутки" весьма споро продававшегося альбома трио предприняло американское турне и два - два! - европейских. Сборник лучших композиций "The Six Singular Impressions" появился годом позже на более крупной фирме Trycle Records и оказался еще более популярным.
Но популярность - ноша тяжелая. Басистка Киоко решила расстаться с подругами; в качестве приглашенного музыканта ее заменил Кен Ишита из известной японской команды DEJA-VU. С ним в 1998 году была записана последняя на сегодняшний день программа ARS NOVA "Reu Nu Pert Em Hru" ("The Book Of The Dead"), темой которой стали события из древнеегипетской истории. По такому поводу не грех было устроить и небольшие мировые гастроли.
В прошлом году трио привело состав к новому двухклавишно-барабанному знаменателю, и уже с Мика Накажима ансамбль принял участие в выпущенном в Японии и Франции tribute-альбоме, посвященном классикам стиля, записав отличную версию "Tarkus" из репертуара ELP.
Репутация ансамбля в настоящее время весьма высока. Пока идет подготовка к записи новой пластинки "Android Domina", Кейко успела отметиться в известнейшем проекте AYREON. Да-да, это те самые скандинавы, пишущие metal-оперы и привлекающие к участию в них Ленни Вольфа, Брюса Дикинсона и прочих лучших. В их число и угодила мисс Кумагаи, сыгравшая партию "Хаммонда" на последней опере AYREON "Flight Of The Migrator".
Кипит, короче, рок в Японии. Умный рок - прогрессивный рок. НАМ БЫ ТАК!!!


Дмитрий М. ЭПШТЕЙН

© 2005 музыкальная газета