статья


А.В.О.С.Ь.
Ветер дует из Казахстана



В контексте современной музыкальной культуры города Петербурга появился некий проект с достаточно многозначным названием А.В.О.С.Ь., в котором собрались вместе известные музыканты, близкие друг другу по музыкальному же настроению. Идеологом проекта, автором песен, ради которых все и завертелось и вокруг которых объединилось несколько персонажей, является некто Олег Соколовский, ранее известный только в узком кругу этих самых музыкантов.

- Мы собираемся сейчас записать несколько песен для сингла. Основной состав - это в любом случае два человека, Андрей Васильев и я. И этого количества достаточно. Потому что мы можем собрать музыкантов, чтобы записывать новые песни. Единственная проблема - это "живые" концерты, которые требуют наличия музыкантов, которые знали бы репертуар и могли играть "вживую".
- Какой-то приблизительный список музыкантов у вас есть?
- Список у меня в голове какой-то есть, но все дело в том, что некоторые музыканты уже имеют свои проекты, играют в группах. И поэтому планировать их время вообще нереально. Их можно выдергивать на студийные записи, не более того. Я бы, конечно, предпочел иметь музыкантов, которые не были бы привязаны к своим проектам, чтобы коллектив был мобильный и постоянный. И чтобы эти люди соответствовали определенным требованиям, очень серьезным. Потому что первые два человека, которые собирались постоянно участвовать в этом проекте, сейчас от него отошли, во время записи возникли противоречия.
- Эти песни раньше где-нибудь исполнялись?
- Они не исполнялись раньше никем. Единственное, что я их уже записывал. Был какой-то конкурс, песня "Синие облака" там прозвучала в другой абсолютно аранжировке, я ее полностью сам делал в другом немножко звучании. Конкурс этот делался человеком, который, очевидно, хотел себя прославить. Поэтому никаких перспектив там изначально не было, хотя премию какую-то выдали мне за исполнение. Это было два года назад. Это называлось "АЮМ". Этот человек своими инициалами обозвал этот конкурс и провел его. Участники на телевидении записывались, жюри было собрано, наш композитор Андрей Петров, Хочинский приезжал, Профессор Лебединский. Но кроме Петрова, я считаю, авторитетных людей не было.
Я до этого пробовал участвовать в разных конкурсах. В 93-м, когда я познакомился с Андреем. Был совместный проект, мои друзья афганцы выпускали альбом. И так как у них были очень хорошие отношения с ДДТ и АЛИСОЙ, то они решили их там использовать в качестве профессиональных музыкантов. Этот альбом назывался "Храм мира", и там было три моих песни. И по моему настоянию две из них я исполнял сам и практически сам делал. Андрей в моих песнях тогда не играл, там басист был из АЛИСЫ, Петр Самойлов, еще был Дядя Миша на дудке, Яша Солодкий, очень неплохие музыканты. Одна из моих песен потом известна была в этих кругах, пошла. Такой был проект. Я в то время отметил для себя Андрея Васильева как подходящего мне человека и музыканта, который не реализован совсем. Я тогда сразу понял, что он не реализован и не будет реализован. Потому что у ЮЮ своя концепция в музыке - голос впереди, все остальное не важно. У меня концепция совершенно другая, мне важно, чтобы звучали все, чтобы все дополняли друг друга. Как это было когда-то в классических группах. Есть у меня такой критерий. Я вырос на LED ZEPPELIN, там каждый был солист, и одновременно это была группа. И с тех пор у меня сохранилось такое видение, можно сказать, идеал группы. Андрею удалось вырваться сразу в первые ряды, его сразу признали.
- По временным рамкам это разные песни?
- Да, это постоянная работа, внутренняя. Песни появляются систематично, и их настолько много, что это просто все вызрело во мне, как плод, и возникла сама необходимость это записать. Если этого не сделать, начинаешь чувствовать себя плохо. Несмотря на то, что я раньше что-то делал, на этот раз я уже почувствовал свою полную готовность. Если бы Андрей не согласился, это все равно бы состоялось, только чуть-чуть по-другому звучало бы. Но концепция была бы такая же, "живой" звук и прочее было бы так же. Только другие музыканты. Но раз так все получилось, значит, так было нужно. Хотя Андрей долго не решался, ходил, думал. Видимо, осадок от контактов прежних, он же два раза уходил из ДДТ на личном конфликте. И он теперь очень осторожно с людьми общается. Пришлось очень долго разговаривать по душам. Я точно знал, что это тот, кто мне нужен. И поэтому я шел до конца. Мы теперь друзья, в таком возрасте очень сложно становиться друзьями, и это тем более ценно.
- Только сингл для радиостанций вы планируете сейчас сделать?
- Мы будем их включать в альбом, который будет выпускаться, я так думаю, что не поумирают все к тому времени. Есть уже конкретные планы для него. Я сейчас доделываю аранжировки, и мы будем начинать репетировать и скоро уже, наверное, будем записывать. Он будет больше блюзового характера, и звук будет больше приближен к стандарту современному.
- С чего у тебя началась музыка?
- В музыкальную школу посылали меня, я не пошел, не стал учиться. Потом случайно меня пробило на эстрадную самодеятельность еще в школе. Мы собрали группу - три инструмента. Мои друзья закончили музыкальную школу, могли играть на инструментах. У нас был хороший коллектив, дружный. Я тогда уже писал песни, то есть музыка крутилась, как внутренний источник, когда мелодии какие-то внутри всегда есть. Поскольку я грамотой не владел, мои песни просто брали за основу. Я научился играть на барабанах. И потом, просто чтобы удобней было передавать информацию, мне дали азы клавишных инструментов. Это группа просуществовала до окончания школы, потом люди, к сожалению, все разбежались. Единственный человек, который до сих пор не потерялся, Андрей его раньше еще знал, по Афгану, - Юрка. Он на обложке есть, там написано - "астральная поддержка"... Это мой одноклассник из Казахстана, который прошел Афганистан, был потом на наркотиках и успешно снялся с них с нашей помощью. Все рок-музыканты, известно, алкаши, а там еще и такая проблема была. Юрка здесь остался, мы с ним общаемся, вот как держится стержень еще с Казахстана. Было такое триединство, которое двинуло этот проект. И на тонком, и на грубом уровне.
...Потом я пошел в армию и уехал сюда. Песни все время писались. И в 93-м году был толчок такой. В Питер приехал один человек, американец, и он мне немножко дал денег на профессиональные инструменты. Я начал уже серьезно этим заниматься, самостоятельно делать аранжировки своих вещей. Весь проект был уже к этому времени готов полностью, были аранжировки, нужно было только сыграть "вживую". Когда нашлись музыканты, им были отданы кассеты с этими песнями, уже сыгранными. И они их сыграли, по-моему, неплохо. Андрею была дана полная свобода играть свое. В общем контексте, естественно.
- Когда ты приехал в Питер?
- В 81-м году я впервые сюда приехал. Это давно уже было. Меня сюда притянуло просто. Во-первых, я чувствовал, что нужно уезжать оттуда, потому что там мне не реализоваться. Там атмосфера такая, душили просто коммунисты, и им не нравилось, что мы там затевали. Постоянно одергивали, прижимали. А Питер мне давно нравился. Я любитель русской классической городской литературы, в частности, Достоевского. Мне захотелось посмотреть на это самому, почувствовать эту атмосферу. Я сюда приехал, но история сложилась так, что мне пришлось уехать через некоторое время. Именно из-за какого-то нервного перенапряжения, я сорвался, психологический аспект. Потому что начинало все давить... Когда сын степей, привык к простору, приехал сюда, а тут все такое... как будто тебя в мешок посадили и все. К счастью, армия помогла мне с этим разобраться. Потом, когда я вернулся из армии, поехал домой... и все-таки решил сюда. Решил, что тут и буду. За это время я успел поработать на стройке несколько лет, отучиться на юрфаке, занимался восточной медициной и так далее.
- Студийное существование группы на данный момент вас устраивает?
- Я не из суетливых и торопливых людей, пока устраивает. Лучше иметь такой вариант, чем видимость группы. Я не хочу случайных людей, и их не будет. Я знаю, кто еще дал мне согласие на участие в последующих студийных работах, это Вадик Курылев, он мне по-своему близок. Он мой одногодка, и мы даже в один месяц родились, с разницей в два дня. У нас очень близкое понимание музыкальной архитектуры, он очень хорошо чувствует мою музыку. Он записывал в песне "Синие облака" слайд-гитару. Пришел, послушал раза три и со второго дубля уже выдал чистый вариант. А настроение там чувствуется самое душераздирающее. Он будет приглашаться и по возможности своей участвовать в записи. Барабанщик, Андрей говорит, есть хороший, но это все еще пока не решено, возможно, это будет этот человек, возможно - другой. Но я не загадываю на будущее, хотелось, чтобы подобрался коллектив, но пока это проблема маленькая. Потому что люди все заняты. У нас сейчас даже точки репетиционной нет. Все должно быть изначально качественно.
- Внутреннее влияние или внешнее в вашей музыке имеет место?..
- Мотивы? Песни, в которых есть явный романтический, любовный такой момент, конечно, это связано с женщинами, это понятно. Эти отношения сразу просматриваются. Когда какие-то сильные вспышки, как это свойственно неувлекающимся людям. Сильные толчки у меня очень редки, маленьких очень много, я тогда не сажусь сразу же писать, а такие, чтобы я сразу писал, крайне редко бывают. Поэтому это чаще всего такие вертикальные вещи, философские.
- Несколько песен на альбоме очень тяжелые по текстам... "Не ходи за мной", "Тебе никто не позвонит"... Они связаны с какими-то проблемами?
- Они связаны с внутренними проблемами и конкретными отношениями. Потому что все тексты у меня двойные, они связаны вообще с отношениями любыми. Их можно, конечно, примерить к любому человеку. Это была конкретная ситуация в песне "Тебе никто не позвонит". Смысл в том, что такое настроение, когда никто не позвонит, означает, что тот, кто тебе нужен, не позвонит, а все остальное не важно, пускай хоть телефон разорвется. Этот "никто" для каждого человека - определенный круг людей, которых ты хочешь слышать. И когда ты знаешь, что все это рушится, то настроением там максимально все передано. И звук весь был так запланирован, он передает это настроение шизофрении и безысходности. Когда ты то ли лежишь, то ли стоишь, ты не понимаешь, в каком измерении ты находишься. Но все равно это не финал, такое настроение каждый проходит, когда теряет что-то ценное и дорогое.
- Эти песни вызывают ассоциации с некоторыми питерскими музыкантами...
- А с какими? Сольные альбомы Вадика я послушал только недавно, мне их Васильев подарил. До этого я их не слышал. По музыке и по мышлению, да, что-то есть, но энергия немножко другая. Мышление музыкальное, какие-то мотивы, некоторые интонации близкие. Но это больше такая северная музыка, а у меня немножко азиатская, она несбалансированная. В принципе, было бы идеальным нам играть вместе, было бы очень здорово. Потому что у него очень хорошее чувство мелодии, что важно сейчас и редко бывает. И он продвинутый, мудрый человек, с ним легко общаться. Но у него свои есть задумки, это маленькое препятствие, человека нельзя ломать... Но это не беда, я уже пережил тот момент, когда тебя ломает от того, что что-то где-то перекликается. Информации очень много о том, какая музыка существовала, существует. Я в юности занимался ди-джейством, в 70-80-е годы, я перелопатил очень много всякой музыки. Я знаю, что самое главное - это составляющее, что внутри. Как в стакане: стаканы могут быть одинаковыми, вино - разным. Так же и здесь, каркасы могут быть очень близкие друг другу, но всегда чувствуешь разную энергию.
- Кто из музыкантов питерских вам близок?
- Я к личностям не привязан. Если говорить про какие-то личные контакты, то они в основном не состоялись, мало состоялось. И близости особой нету. В основном у людей преобладают амбиции, любовь потусоваться, побухать... А у меня это побочные вопросы, параллельные. Многим не хватает культуры и дисциплины, что у меня было воспитано давно. Поэтому общих точек соприкосновения мало. У них нету тяги к совершенствованию, они пальцы затренировали и играют. Это не очень интересно для меня, поэтому трудновато здесь находиться.
- Этот проект изначально назван как проект двух человек, Олега Соколовского и Андрея Васильева, - А.В.О.С.Ь.?
- Да, на самом деле все так сложилось. В действительности мы же можем делать все. Я Андрею предложил все вдвоем делать, просто все. Я могу играть на ударных инструментах, клавишных так далее. Андрей знает все гитары. Он против был все совмещать - каждый должен играть на своем инструменте. Ну, хорошо. А поскольку каждый из нас чуть-чуть композитор, то есть пишет свои мелодии какие-то, вещи свои, то у нас нет необходимости в специальных аранжировках. Нужны только хорошие исполнители, которые чувствуют музыку.
Еще одно соображение, которое было положено в основу проекта, это многие сейчас замечают, - то, что у нас сейчас просто дефицит "живой" музыки, реальной, есть имитированная, якобы "живая". Новые рокеры появились, типа Тани Булановой и иже с ней, которые переквалифицировались и начали играть рок. Много новых мальчиков появилось, которые даже не знают, что это такое, делают это только потому, что это стало модно. Они ее не знают, не понимают, не чувствуют никак эту музыку. И я решил, что нужно от слов к делу переходить. У нас это честно, по крайней мере. Единственно, что пока с продажами и рекламой не очень. Нужно учесть то, что все это было сделано на наши собственные деньги. Просто я в свое время продал машину и эти деньги запустил на запись альбома, чтобы не было этих подсказок со стороны спонсоров, этих коррекций - давайте сделаем так, а то не будет продаваться... Ты сам все делаешь и сам все решаешь, и все закончилось благополучно. Хотя были такие моменты со стороны отдельных людей, что - не поймут. А когда это вышло, всем все стало понятно, даже детям. Да, это грустные вещи, но у меня нет веселых песен. Муза у меня такая, грустная. Кто-то пишет веселые, я не могу. Я же не буду себя перестраивать.
- Результат устраивает?
- На 90 процентов. Мне важен моральный эффект, я понял, что нужно было это сделать. Деньги не важны в данном случае. Я много терял в жизни, и здесь я почувствовал отдачу полную. Это абсолютно осознанный шаг. И для Андрея это имело очень положительный эффект. Потому что он сидел, забытый всеми, практически всеми. Все друзья - друзья, покуда дела не касается. Он когда поиграл - два года не играв на гитаре, - то какой-то смысл опять появился. Я думаю, что это очень хорошо...



Татьяна ТАРАСОВА

© 2005 музыкальная газета