статья


Воображаемые Люди
Игра воображения



Это трудно, даже никак невозможно поверить, но демографы утверждают, что на нашем Земном шарике в настоящий момент ютятся бок о бок почти 6 миллиардов человек. Но мало какому демографу известно, что помимо этих 6 миллиардов живут в мире и "воображаемые люди".

Четверо из них, например, проживают в белорусском городе Гродно. Это Юрий Дубовик (Ю) - автор текстов, вокалист и гитарист, Саша Ефимов - гитарист, Дима Скобкарев - басист и скромный директор Алексей Катюк (А).
ВООБРАЖАЕМЫЕ ЛЮДИ существуют на этой земле без малого 7 лет и уже успели сделать семимильный шажище от утяжеленного new-wave до почти припопсованного мейнстрима.

- Насколько я знаю, ВООБРАЖАЕМЫЕ ЛЮДИ раньше назывались несколько по-другому.
Ю.: Мы раньше назывались по-английски IMAGINARY PEOPLE, и все у нас было связано с английским, но пели все равно по-русски. В Гродно просто была такая ситуация, что в афишу тебя не поставят, если ты не латинкой пишешься. Вот и приходилось. Мы были чуть ли не единственной русскоязычной группой, хоть вокруг все кричали: "Балалаечники! Все на Запад!". И ездили. У нас Польша рядом, в Польше с клубами были знакомства, контакты. Но это было недолго, все превратилось в один большой халк, и после него те, кто пел на русском, все-таки выжили. Сейчас многие группы в основном на русском и поют. Есть и белорусскоязычные, но у них своя отдельная направленность. Вот и мы вместе с этими переменами решили измениться - славянизировались. Вообще было тяжело, чтобы в Гродно признали русский язык.
- Я так понял, что с белорусскоязычным исполнением у тебя проблемы?
Ю.: Мы ехали в Мозырь на запись на машине по белорусским просторам, меня поперло, я поддался и написал несколько песен на белорусском. После спел их на каких-то концертах, и началось что-то невообразимое: "Рвешься куда-то за счет языка!". И я отказался, порвал все. Мы всегда пели на русском, потому что у нас это лучше всего получается, тем более с моим акцентом.
- Каким акцентом? (у него действительно чувствуется акцент. - От авт.)
Ю.: Гр-расирующий вокал, как об этом Олег Климов написал.
- И нет желания заняться французским шансоном?
Ю.: Я французского не знаю. А на самом деле на записях мое произношение трудно заметить. Нужно вслушиваться, посторонний человек сходу может ничего и не понять.
- ВЛ - группа не неизвестная, конечно, но, скажем, пока малоизвестная...
Ю.: Мы из Гродно не вылазим. Когда мы начинали, было еще интересно везде поездить, поиграть.
- А сейчас вы созрели? Шесть лет зрели...
Ю.: Человек 6 лет учится в медицинском институте. Это время, за которое нужно научиться играть. В Минске же мы бывали и бываем часто. Писались здесь.
Но это же нормальная ситуация: в Минске есть свои группы, в Гродно есть ВЛ.
- Вас публика любит? У вас с ней неурядицы случались?
Ю.: Раньше мы играли музыку потяжелее, все было по-настоящему - гитары тяжелые, волосы длинные. А потом мы резко поменяли стиль - у нас пустые залы. А нам было все интересно. Учиться играть, двигаться дальше. Все как на истфаке: сначала преподают древнюю историю, а потом - средних веков. Вот так и мы. Отрезок прошли - сдали - пошли дальше. А люди не понимают, они-то думали, что мы метал дальше играем. Вот из-за этого и пошла шумиха, на концертах публика кричала: "Изменщики!". На английском языке.
А.: Хотя сейчас в Гродно полные залы на концертах сольных собираем.
- А как планы с Минском?
А.: В сентябре собираемся выступить на открытии сезона, нам "Ковчег" пообещал.
- На "Вакацыях"?
А.: Да-да, и еще переговоры ведутся на конец сентября. Хотим сделать сольный концерт.
Ю.: А если ваши зрители не придут, мы своих привезем.
- У вас есть явные фэны-поклонники?
Ю.: Все дело в том, что люди, которые нас слушают, не относятся к разряду "неформальной молодежи". Они вполне обычные, вполне интеллигентные.
- Портрет стандартного поклонника? Очки, бутерброд в кармане?
Ю.: Нет, не очкарики. Обыкновенный человек. Вот идет по улице (тычет пальцем в дальнего прохожего). Ему понравится, придет, послушает. Мы на концертах заметили, что они настолько разные.
А.: Социальное происхождение зрителей буквально "от и до".
Ю.: Музыканты приходят послушать.
А.: Играем друг для друга. Музыка для музыки.
- Только, как выяснилось, музыканты - самые плохие слушатели...
А.: Специалистам нравится прийти, послушать, разобрать на косточки.
Ю.: Мы сами никогда не критикуем других музыкантов. Это же творчество, как же можно. Можно критиковать пальцы, но не музыку, не поэзию. Ни в коем случае.
- А вы для себя уже определили стилистические рамки музыки, которую играете?
А.: Нас в некотором смысле можно отнести к тюнерам, но не потому, что мы пытаемся неминскую музыку привнести в музыкальный рынок или зачатки музыкального рынка и что-то предложить минской публике, которая уже имеет свои устоявшиеся взгляды. Ведь в "Коронации" участвуют одни и те же группы.
Вот потому мы - пионеры, хотя ничего и не начинали. Для нас уже существуют и первые, и вторые волны музыкантов с периферии, которые хотели попасть в минскую музыкальную тусовку, и перед нами стоит сейчас лишь одна задача - превратить нашу музыку в употребляемую.
- То есть вашу музыку следует считать отчасти коммерческой?
А.: Может, мы на настоящий момент зациклены на коммерческий принцип, но останемся верны музыке некоммерческой.
Куда бы мы ни приносили наши диски - на "Радио Би-Эй", "Стиль", "Рокс" - все говорят, что наша музыка некоммерческая, но нас поставят, и действительно ставят! Значит, мы вписываемся в какой-то формат, но чтобы из нас что-то качать - это пока не получается. Хотя и перед нами такие задачи стоят.
- А что у ВЛ с "Ковчегом"?
А.: Мы с Цыбиным знаемся давно, и для нас это человек, который принципиально для себя сформулировал такую идею: я хочу заниматься национальными исполнителями. И эта идея прозвучала отнюдь не по минским меркам.
Мы все время работали над собой, Цыбин развивался в Минске. У него всегда были чуткие и добрые отношения с музыкантами неминского разлива. Вот из таких отношений и выросли отношения сегодняшнего дня. Они издали и помогают организовать раскрутку нашего последнего альбома "Выход в небо".
Хотя добрые отношения у нас и с Вечером. Он занимается нашим видеоразгоном. В его "Акколаде" выходило много видеоверсий наших песен, трудно назвать их клипами.
Мы дружим с людьми, которые не отказывают нам в общении.
- А что можете сказать о "Выходе в небо"?
А.: А все уже было сказано, на обложке...

С удовольствием привожу эту исчерпывающую мысль. Цитатой.
"... это путь, который преодолевает наше сознание, когда мы поднимаемся над землей и покидаем ее, в момент счастья и полной гармонии с собой. А на земле остаются полузабытые образы и песни, герои которых - "воображаемые люди"... И каждый идет по небу своей дорогой, той, которую он заслужил."



Александр БЕНЬКО

© 2005 музыкальная газета