статья


Vacuumable
Третье приближение



Электронная музыка в Минске медленно умирает. Как это ни печально, но тотальное отсутствие нормальных клубов, сложнейшая экономическая и социальная ситуация, общий эмоциональный фон в творческой среде в столице никак не способствуют творческому процессу. Скорее даже наоборот - неустроенность и бесперспективность вгоняет в депрессию.

Итоги столь печального положения - апатия. Многие уезжают, многие спиваются, другие бросают музыку и просто пытаются зарабатывать себе на жизнь... Приведенное ниже блиц-интервью с Андреем Чугуновым (aka Граф) из VACUUMABLE лишний раз подтверждает все это. Единственное, что радует, - у некоторых есть еще силы бороться и творить, а сумбур в душе - вещь проходящая.

- Расскажи, что произошло нового в проекте VACUUMABLE с того момента, как мы с тобой в последний раз беседовали в 1999 году?
- Я сделал три альбома "Радиокосмоса". Правда, третий пока находится на стадии завершения.
- Что такое "радиокосмос"?
- Все потоки энергии, на мой взгляд, идут через космос. А "радиокосмос" - это просто какие-то вырванные звуковые куски этой энергии.
- Хорошо, это что касается эмоциональной окраски твоих последних работ. Но было бы также интересно знать и о том, как ты над ними работал? Что тебя подтолкнуло? Какова идея этих творений?
- На вопрос "как?" я отвечаю - само собой. Идея - это, наверное, то, что нас повсюду окружает звук. И я захотел выразить как-то по-своему свое видение звуковых потоков.
- Твои новые альбомы где-нибудь издались?
- Да. На минском лейбле Дельта 9. Кстати, они и до сих пор там продаются.
- Когда мы только с тобой познакомились и в течение последующих нескольких лет VACUUMABLE достаточно активно участвовал во всевозможных вечеринках и других музыкальных мероприятиях. Почему ты не делаешь концертов сейчас?
- Дело в том, что такую музыку очень сложно играть на вечеринках. Она не для танцполов. В Минске народ не может позволить себе прийти на концерт, выпить чашку чаю и выкурить сигарету. Как правило, люди приходят подергаться, побухать, потискать девок... К сожалению, музыка как таковая белорусской публике мало интересна.
- Хорошо, но тогда бы было логичнее поработать в смежных областях. Например, поиграть свою музыку в качестве аудиооформления на каких-нибудь художественных выставках, показах...
- Честно говоря, я пока об этом не думал. Но вот сейчас пришла такая мысль в голову: сначала написать музыку, затем сделать к ней видео, причем попытаться добиться идентичности мыслей и чувств как в музыке, так и в видео.
- ОК. Переходим к следующему этапу нашего разговора. Насколько я понял, всю вторую половину прошлого года и начало этого ты работал над своими новыми работами. А как у тебя обстоят дела с аппаратурой? Ведь я знаю, что с ней-то у тебя были небольшие проблемы...
- Да, ты прав. Но я считаю, что никогда нельзя опускать руки, и сколько бы у тебя ни было аппаратуры, ты все равно должен делать музыку.
- Поделись-ка новыми задумками третьей твоей работы, которая пока еще не вышла...
- В принципе, она ничем не отличается от предыдущих. Единственное, она более пустая и аскетичная, чем две другие.
- Она характеризует твое нынешнее эмоциональное состояние?
- Да. Пусто, холодно и злобно.
- Всем известно, что есть два вида написания музыки. В одном доминирует ум, в другом - чувства. Некоторым удается совмещать эти два способа. Можешь ли ты рассказать, что происходит в твоем случае? И вообще, на протяжении своего творческого пути как ты это делал?
- Как ни крути, всегда доминировал второй способ. По-моему, умом сложнее что-то сделать в музыке, чем с помощью чувств. Но сейчас, кстати, получается так, что в творческом процессе все большее участие принимают именно мозги (возможно, это зависит от того, что я начал расти в профессиональном плане). Раньше как получалось поставить ту или иную ритм-секцию или синтезаторную линию, так было и хорошо. А вот сейчас больше думаешь: как и где лучше было бы что-то поставить, как правильно композиционную часть организовать и так далее.
- Начинал, насколько я помню, VACUUMABLE с танцевальной музыки. Затем переместился в эмбиентную среду. Скажи мне, пожалуйста, что для тебя значит такое понятие, как стиль?
- Я не обращаю внимания на понятие "стиль" вообще, потому что стиль сразу же тебя загоняет в рамки. В моем случае, музыка - это стиль моей жизни. Например, когда мне одиноко, у меня выходит одна музыка, или наоборот, когда я полон негативной энергии, у меня выходит хардкор. А по поводу музыкальных рамок, то я никогда их не придерживаюсь.
- Ставишь ли ты перед собой цель, чтобы люди, слушая твою музыку, задумались над чем-нибудь? Или тебе все равно?
- Конечно же, мне не все равно. Я строю своей музыкой миры, а люди уже выбирают - погружаться им туда или нет. У каждого есть право выбора.
- Какой музыкальный материал ты используешь и какой из вариантов написания музыки тебе ближе - сэмплерный или с использованием синтезированных звуков?
- Вопрос, конечно, интересный... Для меня использование одного варианта не исключает использование другого. Мы вошли в век синтетики, и поэтому без синтезирования звука не обойтись, но в то же время нас окружает живой мир, поэтому и наличие просэмплированных звуков не помешает. А что касается меня, то мне близко и то, и то. Я бы охарактеризовал это как биоорганический подход.
- У тебя музыка колкая или приятная?
- Колкая. А почему - я даже не знаю. Просто получается так.
- Как ты относишься к воровству в музыке (я имею в виду воровство композиционных ходов, сэмплов, каких-то особых элементов и "фишек")?
- Вся музыка - это плагиат. Каждый друг у друга ворует идеи.
- А ты тоже тогда, получается, воруешь?
- Я просто технически незрел, поэтому мне приходится искать выход из положения, выкручиваться как-то, да и техника не позволяет особой эксклюзивности добиваться.
- Может быть, это стереотип?
- Нет. Я как-то один раз попробовал все сделать сам от начала и до конца. В итоге мне не понравился звук...
- Ты любишь экзотику? И считаешь ли ты свою музыку экзотической?
- Да, мне нравится все неординарное и оригинальное. Но свою музыку я пока не могу назвать экзотической. Я бы хотел, чтобы моя музыка слушалась экзотически, и надеюсь, что когда-нибудь это произойдет.
- Вот ты сейчас работаешь над новой программой. Ты планировал ее в будущем как-то промоутировать?
- Да. Но я займусь этим вопросом только тогда, когда я на 100 процентов буду уверен в своей музыке.
- А сейчас ты в ней не уверен?
- Не уверен. Точнее, я уверен только на 50 процентов. Когда мне это понравится на 70 или больше, тогда я займусь промоушном.
- Что в течение этого времени подвигает тебя на занятия музыкой и развитие в этом направлении?
- Моя дочь. Я музыкант, и я хочу, чтобы она не росла в таком г..., в каком рос я. Я хочу, чтобы она гордилась мной.
- Ты сотрудничал со многими известными в мире белорусской современной музыки личностями. Скажи, тебе нравится совместно делать музыку?
- Безусловно. Как говорится, одна голова - хорошо, а две - лучше. Когда я работал над предыдущими релизами, я звонил своим друзьям со всего мира, говорил, о чем песня, и просил наговорить на автоответчик что-нибудь на эту тему. Они перезванивали, говорили, и в результате получился очень необычный материал. Например, мой хороший друг Дмитрий Лукьянчик (экс-ТРОИЦА) напел мне очень красивых песен, причем я даже не знал, как это впоследствии будет звучать, но получилось прямо в точку.
- А "живые" музыканты принимают участие в твоем проекте?
- Только на гастролях. Некоторое время со мной выступала скрипачка Тася (всем безумно нравилось), но наши творческие пути в дальнейшем разошлись... Возможно, в будущем буду пробовать что-нибудь такое еще.
- Какие планы на будущее?
- Трудно сказать. Я сейчас нахожусь в поисках себя и своего музыкального стиля. Кроме того, опять взялся за гитару, поигрываю потихоньку.



Ник ХУДЯКОВ

© 2005 музыкальная газета