статья


Кадыров, Наиль
Надежный рокер



Известнейшего питерского рок-гитариста, помимо всех прочих его профессиональных достоинств, отличает от других музыкантов такое лично мне ценное в людях качество, как надежность. Помните несколько неуклюжую, но очень точную строчку из некогда популярной песни "друг мой - третье мое плечо"? Наиль - из таких друзей...

- Как и для девяноста девяти процентов людей моего поколения, для меня все началось с прослушивания BEATLES, конкретно - с песни "Birthday", которую я услышал в третьем классе. И все, крыша съехала! С тех пор я как бы и "погряз" в этом деле... Была покупка акустической гитары, поиск людей, у которых я бы мог чему-нибудь научиться, но так никого и не нашел. До всего доходил своим умом...
- Самоучитель бы купили...
- Я их покупал, даже несколько. Я пытался в них разобраться, но то ли я... тупой был тогда, то ли они были написаны как-то не так... но я ничего не понял. А вот прослушивание аудиозаписей, попытки как-то скопировать игру к чему-то меня и привели.
- Вы говорили про BEATLES. Означает ли это, что вы отдавали и отдаете предпочтение мелодичной музыке?
- ...Сложно сказать. Просто BEATLES мне близки во всех своих ипостасях: тут и мелодизм, и ритмичность, и какие-то относительно тяжелые их вещи мне по душе. Вот эти составляющие музыки. (Но любимейшей группой для меня и поныне остается LED ZEPPELIN.) Когда же все устаканилось в голове, я понял, что мелодическое и гармоническое - это есть самое важное для меня в музыке. Лишь последние года два меня начал интересовать ритм.
- Питер, откуда вы родом, по мелодичности выигрывал у Москвы? Еще памятны все эти бесконечные споры: где рок круче - в Питере или Москве...
- Конечно, питерский рок и московский отличаются друг от друга. Я на слух мог определить, откуда группа. Но чтобы анализировать, выделять черты, что характеризуют конкретно питерскую музыку, я этим никогда не занимался. Все это на чувственном уровне, эмоциональном. А сейчас же в Москве рок-музыки осталось очень мало, в лучшем случае это поп-рок.
- Питер, как мне кажется, более клубноориентированный на рок-музыку, нежели Москва...
- У нас группы более жизнестойкие! В Питере происходит сейчас две вещи. Первая: появился ряд команд, молодых, энергичных, играющих такую модную, в хорошем смысле, музыку. Например, мне очень нравится группа БЕГЕМОТ. А с другой стороны, некоторые группы выбрали себе как бы вульгарный путь развития. Они могут играть так же энергично, но выходит у них все равно вульгарно, что мне не нравится. Не хочется никого обижать, но... ЛЕНИНГРАД пошел по этому пути. Да, у них все вроде бы энергично, но материться со сцены - много ума для этого не надо. Кабак такой получается, просто кабак. Я не помню такого, чтобы даже наши доблестные панки столь много матерились.
Что еще раздражает, скорее, удивляет, когда меня приглашают послушать молодую группу, это их оторванность от общемировой музыки. Складывается такое впечатление, что люди никогда не слышали даже песни "Yesterday". Я не говорю, что надо ее копировать, начинать себя с нее, но есть же общее для всех построение аккордов, есть правила сочинения мелодий, есть определенные гитарные партии, не изучив которые, ты не научишься ничему. И ведь это... не оригинальничанье молодых групп, это именно оторванность от мирового музыкального процесса привела к тому, что у нас нет ни одного нормального рок-коллектива, который бы мог играть на Западе, и чтобы его при этом еще слушали. Дело вовсе не в языке. А любая группа из Америки здесь слушаться будет обязательно,
- Ваша первая группа?
- Первая... осмысленная группа, которая писала собственные песни, это была ПОЧТА. Она появилась приблизительно году в 84-м. Мы записали два альбома: акустический и электрический. Но все дальнейшее сложилось достаточно трагически - погиб вокалист, причем, по странному стечению обстоятельств, погиб на сороковой день после смерти Цоя... Потом... Я всю жизнь был поклонником Юрия Морозова, мы с ним очень сильно дружили, и я его увлек (а он человек затворнический, нелюдимый, сам по себе), уговорил выйти на сцену, и некоторое время Юрий выступал с ПОЧТОЙ. Потом мы как бы разошлись, он пошел в ДДТ, с Игорем Доценко играть, Вадиком Курылевым. Потом появился коллектив ТРИЛИСТНИК, сотрудничество с ним у меня продолжалось очень долго, с Дюшей мы записали два, по-моему, альбома. Незадолго до своей смерти он переименовал ТРИЛИСТНИК в ДЮША GROUP, и мы снова чего-то было начали делать...
- А чем объяснить, что вас бросало из группы в группу, что у вас не было постоянного коллектива?
- Ну, как сказать... Люди погибали, группы расходились. Умер Майк, погиб Сергей Васильев, вокалист ПОЧТЫ (хотя после восьми лет мы снова воссоединились, играем, записали альбом, сняли даже клип), теперь вот Дюша...
- О характере Кадырова в среде питерских музыкантов ходят легенды...
- Ага, что я являюсь образцом покладистости, что со мной всем очень легко работать... Наверное, со стороны виднее, наверное, это так, раз я играю - постоянно ли, непостоянно - во многих коллективах, ни в один из которых я не просился, а во все коллективы приглашали меня...
- Нет паразитирования некоторого - мол, Наиль не откажет? Не кажется ли вам, что за счет вашей покладистости даже самые бездарные проекты интересны людям тем, что вы в них играете?
- ...Не знаю... Я, в общем-то, иногда отказываю, и в основном я позволяю себе роскошь играть только с теми людьми, чье творчество нравится мне самому. С Лешей Рыбиным, к примеру, с которым мы записали два альбома и успели поконцертировать.
- Как вы думаете, в чем потребность появления на рок-сцене ЗООПАРКА без Майка, РОССИЯН без Ордановского и КИНО без Цоя?
- Я думал над этим... Единственное логическое объяснение этому, которое мне пришло в голову, это то, что в конце тысячелетия идет как бы подведение всех-всех итогов и все самое лучшее из того, что было, пытается в каком-то виде воссоздаться. Да, эти музыканты не дожили до настоящего времени, но тот культурно-национальный слой, носителями которого являлись они, он тот же самый и для нас, и кто, если не мы, не рок-музыканты, игравшие с Майком, Жорой, Витей, воссоздаст наши лучшие группы? Пусть даже в таком виде, но это, я считаю, нужно было сделать. Уж во всяком случае могу уверить, что это не пришел никакой папик с пачкой долларов: "Ребята, сейчас заработаем". Все получилось само собой.
- Есть мысли поработать сольно?
- У меня есть бесконечное количество песен, я даже начал кое-что из них реализовывать, написав музыку, песни, назовем их условно "романсами", на стихи глубоко мною уважаемого Сергея Есенина. Написал как бы в пику Питеру, который считает Есенина примитивным. А мне он нравится, своей душевностью, постижением человеческих глубин, особенно женских, в которых я не разбирался до тех пор, пока не прочитал некоторые стихотворения Есенина...
Записан альбом детских песен, их, по-моему, двадцать пять, надо его только свести. Причем заведомо я знаю, что, скорее всего, его не издать, это никому из рекорд-компаний не нужно...
Понимаешь, в чем моя проблема, проблема моих сольных проектов? Я ведь не вокалист и не пишу тексты, вернее, я пытался их писать, но вовремя понял, что это не мое. А так чисто композиторских работ на чужие стихотворения у меня действительно "в архиве" огромное количество, но... еще не хочется людей напрягать. Представь себе ситуацию, когда я нахожу троих-четверых людей, говорю им, что, вот, ребята, делаем то-то, то-то, вот мои песенки, ты поешь, ты играешь... а дальше что? Люди будут работать, а я не знаю, будет востребован результат или не будет? Поэтому никого напрягать не хочется, поэтому на всех своих записях я играю на всем сам. Но я... не мультиинструменталист, мне говорят, что я вроде неплохо на акустической гитаре играю. Мне действительно очень нравилось на ней играть в группе ВЕРМИШЕЛЬ ОРКЕСТРА, да и когда я нахожусь дома один, то в руки я беру именно ее.
- Вы говорили о конце века. Ваш прогноз на развитие рок-музыки в следующем тысячелетии...
- Мне кажется, что, несмотря на засилье электронных технологий, тяга к "живой" музыке все равно останется. Хотя бы где-нибудь в американских барах, в которых толстые американские блюзмены будут все так же играть свою музыку... У нас, мне кажется, может создаться сеть клубов, групп, которые будут просто копировать западную музыку, но не тупо копировать, а понимая, что это такое. И если таких групп наберется достаточно много, то образуется некая культурная среда, питаемая мировой культурной средой, которая, быть может, выдаст парочку групп, способных если уж не потрясти мир, то заставить о себе говорить... Оптимистично?
- Посмотрим...



Олег КЛИМОВ

© 2005 музыкальная газета