статья


Funny Craft
Забавный образ жизни белых негров



Идея поговорить с музыкантами калининградской группы с причудливым названием FUNNY CRAFT у меня родилась еще три года назад. Тогда они назывались ТРАНС и играли грандж. Однажды мой близкий друг дал мне послушать кассету с их демо-записью, и я понял, что с этими ребятами надо обязательно встретиться и пообщаться. Но пока я собирался, в группе произошли кое-какие изменения сначала в составе, затем в стиле, а потом и в названии. И вот теперь они - FUNNY CRAFT и играют, по моему определению, фанккор, а в составе наблюдается пять человек: Никита Золотов (вокал), Максим Трифонов (бас), Евгений Князев (гитара), Виталий Замятин (ударные), Валентин Кундалевич (гитара). В августе прошлого года группа записала промо-сингл "Энергия протеста", а в начале этого года на местном телевидении замелькал их первый клип на песню "Мистер Номер Шесть" с этого сингла. Это окончательно меня подбило на разговор, и я начал их искать. Поймать всю группу удалось в ДК рыбаков, где они выступали с еще четырьмя калининградскими командами. Собравшись перед выступлением в фойе, ребята ответили на все интересующие меня вопросы. В основном говорил Максим Трифонов, который, похоже, лидер, хотя и открещивается от этого.

- Во-первых, откуда появилось такое прикольное название?
М.Т.: Был такой гранджевый проект ТРАНС. Я у них играл на басу, Никита стучал на ударных и что-то пел. Меня у них устраивало все, кроме названия и стиля. Поэтому как только я окончательно перешел к ним, пришлось отказаться от гранджа. Я убил в них этот стиль. Специально пришел, чтобы они его не играли. Я и грандж - вещи несовместимые. Посидев немного за англо-русским словарем, я написал несколько вариантов названий и пришел с ними на одну из репетиций. Но, увы, ничего из мной предложенного никому не понравилось. А там ведь и FUNNY CRAFT было!
- Одно время вы назывались SKY BABY...
М.Т.: Да это и названием-то, по большому счету, не было. Так, прикололись на одном-двух концертах. Там не просто SKY BABY было, а такое длиннющее название. А потом, когда в группе мы остались вдвоем с Никитой, я снова предложил назваться FUNNY CRAFT. Вернее, не предложил, а сказал, что отныне мы будем называться FUNNY CRAFT и все!
- А почему не на русском языке название придумал?
М.Т.: Не знаю, не прет на русском. На английском красивее.
- Откуда появились остальные участники команды?
Е.К.: Я играл в группе JUNKET с небезызвестным в калининградских кругах Hemp'ом. Так случилось, что не было у нас барабанщика, а тут раз - Никита подвернулся. Он пришел пару раз к нам на репетицию. Мы поиграли вместе, он меня похвалил. Уже на следующую репетицию он пришел с Максом и предложил мне принять участие в их проекте. Я согласился. Так и оказался в FUNNY CRAFT.
В.К.: Я же играл в брит-поповской группе TILTED WALLS, с которой мне пришлось расстаться по некоторым причинам. Уже в то время, когда я был в "стенах", мне хотелось играть более заводную музыку, чем то, что играли "тилтэды". Я неоднократно предлагал Максу сделать совместно какой-нибудь проект, но он все это дело отклонил, сославшись на то, что я уже играю в одной команде. А это было для него неприемлемо. И вот, расставшись с TILTED WALLS, мне надо было как-то восполнять образовавшийся пробел. Надо было куда-то девать свои музыкальные идеи и творческий потенциал. Надо было где-то играть. Не могу без этого. Можно, конечно, играть дома на кухне для жены, но это не по мне. Мне нужен был коллектив, и единственный вариант, который для меня подходил, это FUNNY CRAFT. Я нашел Макса и сказал ему, что хочу играть в их команде, так как стал свободным. И он дал добро. Макс меня сразу предупредил, что им не нужен человек-машина, копирующий партии, им нужна творческая единица. И я убедил их, что оправдаю их доверие.
- Ну и как, оправдал?
В.К.: Это надо у Макса спрашивать.
М.Т.: Поменьше пафоса, а так все отлично!
В.К.: Так что я нормально влился. Коллектив сплоченный, несмотря даже на то, что Виталик в армии.
В.З.: Начинал я свою музыкальную карьеру с панк-рока. Переиграл почти во всех панк-коллективах Калининграда. Но это была не моя музыка, из-за чего я кочевал из одной команды в другую. Хотелось разнообразия в стилях. В последнем коллективе мы играли с Максом. Уйдя оттуда, я занялся джазом. Как-то, вернувшись из Польши, где мы с Максом зарабатывали деньги, играя джаз, он предложил мне стать ударником в их группе. И он от меня не отстал, пока я в конце концов не согласился. Приехав к ним на репетицию, я действительно услышал ту музыку, которую я всегда хотел играть. Она была ни капли не похожа на все то, что я играл раньше. Меня приперло, и я остался с ними. Чем очень доволен до сих пор.
- Как известно, сейчас ты проходишь срочную службу в рядах российской армии, но при этом ты выступаешь с группой на концертах и на фестивалях. Как тебе это удается?
В.З.: Попал я служить в часть родного города, в военный оркестр. Занимаюсь любимым делом. У меня нормальные отношения с командованием части. Служба меня не парит. Всегда отпускают в увалы. Прихожу и на репетиции, и на выступления. Еще и на девушек времени хватает. Повезло со службой. Я бы не пошел служить, но меня уговорил начальник оркестровой службы Балтийского флота, и я повелся. И в FUNNY CRAFT меня тоже уговаривали. Но FUNNY CRAFT я люблю, а вот начальника оркестровой службы - не очень.
- Что для вас FUNNY CRAFT? Хобби или что-то другое?
М.Т.: Это точно не хобби, но и не могу сказать, что это развлекалово. Не могу сказать, что это работа, хотя название и обязывает. В жизни каждый из нас зарабатывает другими делами. Скорее всего, это образ жизни. Да, точно, FUNNY CRAFT - это такой забавный образ жизни.
- Как относитесь к мнению, что вы лучшая, чуть ли не культовая альтернативная команда города?
М.Т.: Про лучшую и культовую, если честно, первый раз слышу. Все это относительно. Скорее, мы единственная альтернативная группа города. Нас не с кем сравнивать.
- Вспомните концерт, который, по вашему мнению, прошел на все 100%.
М.Т.: Это было на акции "Музыканты за хорошие дороги", проходившей в прошлом году возле кинотеатра "Россия". Может, это был и не самый лучший концерт, но по энергетике он был первый такой. Был хороший звук, мы играли замечательно, друг друга хорошо слышали. Был полный контакт с публикой.
- Против чего или кого направлена ваша энергия протеста?
М.Т.: Все мы живые люди. Кого-то мы любим, кого-то ненавидим. Когда-то с нами поступили несправедливо, и из-за этого появляется энергия протеста. Эмоции-то проявляются. Открытым текстом я тебе, конечно, всего не скажу. Есть энергия протеста, есть энергия чего-то еще. Например, энергия созидания. Ты смотри, что получается. Наши негативные эмоции проявляются в энергии протеста, из которой получается отличная песня, а то и несколько песен. Они кому-то нравятся, а это уже плюс. Получается, что наши негативные эмоции вызывают у других людей положительные эмоции. Любые эмоции можно пустить во благо, если уметь правильно ими управлять.
- Расскажите про свой первый клип "Мистер Номер Шесть".
М.Т.: Был и есть такой замечательный человек, мой друг, зовут его Олег Прудников. Работает он на телевидении, мы с ним вместе учились. Вместе еще кое-какие дела делали, например, пиво пили. Одним словом, свой кент. Он послушал наш сингл и предложил сделать клип на песню "Мистер Номер Шесть". Не знаю, чем она ему запала в душу, но он выбрал именно ее. Он тоже раньше играл. Мы с ним хотели сделать что-то типа сегодняшнего FUNNY CRAFT. Тогда такой альтернативы в городе не было. Он нам позвонил, предложил, и, естественно, мы согласились. Для нас там особой работы не было. Мы в этих вещах ни бум-бум. Мы сказали, что хотим, но ведь одного хотения мало. Наше "хочу" уперлось в технические возможности местного телевидения. Снимали мы клип месяц. Конечно, не каждый день, было несколько съемочных дней. Затем я еще пересводил песню, делал "фанеру". Олег все смонтировал, и вот после Нового года клип вышел на голубые экраны.
- А кто, собственно, это такой - Мистер Номер Шесть?
М.Т.: Это человек, который хочет всем понравиться. Он хочет сидеть одной задницей на двух стульях. Это у него не получается, и в итоге он оказывается в больших неприятностях. От него отварачиваются все. Это по сути. А для себя у нас есть другая байка. Никита в своей университетской группе числится под номером шесть. Получается, что это автобиографическая песня.
- Обрисуйте тогда и остальные ваши песни.
Н.З.: "План машин" - песня про политику. Начинается с того, что каждого человека куда-нибудь хотят поиметь. Засунуть. И делают там из него машину для своих целей. Она делает свое дело. Вокруг льется кровь, гибнут люди. Идет выработка плана.
"Агент". Название песни говорит само за себя. Она о том, что к каждому человеку приставлен другой человек, а иногда это и сам этот человек. Он должен контролировать себя, или кто-то другой должен. Иначе никак.
"Рыба" - песня про меня, про мою любовь. А "Мистер Номер Шесть" - не про меня, хотя и поется от первого лица, у нас все песни от первого лица. Как я это ощущаю, так я об этом и пою. Это как в театре - примеряю на себя какую-нибудь одежду и вхожу в образ, а потом пою от первого лица.
"Комплекс" - тоже чисто мои штуки. Есть у меня такой грешок: могу обидеть человека резким словом, и в моем понятии это будет прикол. Но это такой прикол, что даже если человек и поймет, что это прикол, он в него не въедет. Я могу так пошутить над человеком, что он обидится на всю жизнь. А мне прикольно. Вот это мой комплекс, я считаю. Прикол тоже имеет определенные рамки, а их у меня нет.
"Последи за собой" - песня про то, что надо всем и всегда следить за собой. Песня и экологическая, и социальная. Про то, что каждый человек должен оставить своему ребенку что-то хорошее. Чтобы ребенок не спросил: "А почему ты не сделал этого?". Пусть он лучше спросит: "А как ты это сделал?". Лучше что-то сделать, чем ничего не сделать. Нельзя быть равнодушным, нельзя быть пассивным. Не должно быть такого. Поэтому надо следить за собой и в нужный момент заставлять себя двигаться.
"Ракеты" - здесь в первую очередь описывается югославский конфликт. Песня революционера. Некоторые люди начинают что-то делать и втягивают тебя, обещая при этом кучу всего. Ты занимаешься этим делом, уходя в него с головой, а они раз - и испаряются. А потом, когда появляются, начинают отмазываться: "Извини, я не могу, доделай все самостоятельно!". А отмазаться, как известно, можно и перед смертью. Иногда отмазки доходят до такого предела, что страшно становится. Но от войны не отмажешься, отмазки здесь неуместны. От войны не убежать. Босния - это было жутко.
"Огонь" - это песня про огонь. Я пою от имени огня, костра, который развели революционеры, а уйдя с баррикад, забыли потушить. А потом на нем сжигают Жанну Д'Арк. Я пламя, и я об этом сожалею. А с другой стороны - я рад, ведь я огонь!
М.Т.: У нас Никита "страдает" таким течением в поэзии, как символизм. Он выдает через свои эмоции набор образов. У каждого человека мозги поставлены по-своему. Человек слушает, и у него своя картинка в голове возникает, не похожая на картинку, рожденную в голове другого человека. И это круто.
- Никита отвечает за текста песен. А кто же у вас отвечает за музыкальное оформление?
М.Т.: Наверное, все-таки я придумываю музыку. Болванки, какие-то основные темы лежат на моих плечах. Так уж повелось еще тогда, когда мы были с Никитой вдвоем. Ну, а аранжировки висят на всей группе. Сейчас мы играем материал, которому уже больше года. Сами песни были написаны намного раньше, были заготовки кое-какие, и сейчас мы их разрабатываем дальше. Естественно, параллельно пишется и новый материал, но до окончательного варианта новых песен все руки не доходят. У нас большое количество материала. Мы очень хотим сесть где-нибудь в студии и нормально над ними поработать. Хочу также сказать, что ко всему, что мы затрагиваем в наших песнях, мы относимся с юмором. Ирония сквозит почти во всех наших песнях.
Н.З.: В песне "Комплекс" иронии нет. Есть довольно серьезные темы, но по большому счету мы стебаемся.
- Основная тема ваших песен?
Н.З.: Основной темы нет. Это порыв. Песню "Комплекс" я сочинял, когда ехал в автобусе. Меня просто понесло. Сразу на ходу забабахал четыре четверостишья. Во как! Целиком песню - с одного захода. Талант какой!
- Отношение к политике?
Н.З.: Хотя мы и затрагиваем в своих песнях какие-то политические вещи, но мы не политиканы. К политике мы относимся прохладно. И обращаемся к ней только тогда, когда она затрагивает непосредственно нас. А так мы проходим мимо этих заморочек.
М.Т.: Я люблю свою страну, но не люблю государство.
Н.З.: Я верю в Бога, но не верю в церковь.
В.З.: Я верю в Родину, но не верю в нас.
В.К.: Вся политика - отрава для народа.
М.Т.: У нас в стране такая ситуация: они там у себя за кордоном все глупые, а у нас все сидят по углам интеллектуалы. Все умные, а когда собираются вместе - такие дураки! Стадом становимся. Нами же движет то, что мы сами по себе люди энергичные.
Н.З.: Совет всем читателям "Музыкальной газеты", жителям Минска и белорусскому народу от калининградской группы FUNNY CRAFT: никогда не надо сомневаться в себе! Когда ты в большой компании, кто-то говорит что-то глупое, и это поддерживается большинством и тобой, хотя ты думаешь по-другому, то ты - полный кретин. Почему ты поддерживаешь дебилов? Потому что ты сомневаешься в себе и дебилов много. Задумайся: "А вдруг я лучше?" и выскажи свое мнение! Не бойся никого! Человек человеку - волк.
М.Т.: Вот возьми какую-нибудь неизвестную группу. В их город приезжает какая-нибудь отечественная звезда, и эту группу ставят к ней на разогрев. И тут звезда начинает пальцы веером делать: "Да вы колхоз, отстой, да вы mutherfucka bullshit, пошли с моей дороги. Вы что играете? Лучше идите поиграйте в домино". И группа эта вжимается в стенку и опускает глаза. А знаешь, что мы сделаем? Мы выслушаем все, покиваем головами и все вместе заедем ей в табло. Что будет со звездой? Была звезда - и нет звезды. Было чужое мнение - и нет его. У нас такой образ жизни, и никого не должно волновать, что и как мы делаем. И потом, мы всегда придерживаемся того, что рок-н-ролл никогда не был первым и никогда не был вторым. Мы выражаем то, что у нас внутри, то, что проходит через сердце. Мы уверены в себе, и нам от этого легче.
- Влияние на вас RAGE AGAINST THE MACHINE и RED HOT CHILI PEPPERS понятно. А что еще, кроме них?
М.Т.: О, да, "перцы" на нас имели большое влияние. Еще FAITH NO MORE и джаз. Из последних новинок радуют мексиканцы MOLOTOV.
Н.З.: Говорят, что Россия ничего родить не может, потому что все вторично, потому что русские живут западной музыкой. А я вот что скажу. Западная музыка дает какой-то толчок. Ты слушаешь их и думаешь, какие классные они ребята. А у тебя нет ничего, но ты талантлив. Ты думаешь, что все кончено. Потом снова их слушаешь и начинаешь задумываться: "Неужели я так не смогу?!". Берешь гитару и начинаешь сочинять что-то свое. И когда-нибудь у нас тоже зажжется суперзвезда мировой величины.
М.Т.: Попробуй сравнить регги и русские народные песни. И ты убедишься, что основа сама по себе одинакова. Я не беру гармонию, она разная, а вот в ритмическом плане музыка очень даже похожа. Все кричат: "Вот мы играем то, другое, третье, десятое". Но они забыли о корнях, о джазе! Не было бы джаза, не было бы всей музыкальной культуры. Никакой. Ни европейской, ни американской. Знаешь, откуда появился джаз? После гражданской войны в Штатах было много военных оркестров, и когда армия развалилась, инструмены раздали неграм. А те уже наворотили на них то, что мы сейчас называем джазом. Оттуда и началась история джаза. Северный джаз не то чтобы скучный, он более спокойный. Южный, орлеанский, более огненный. От северного мы получили то, что сейчас называется поп-культурой. Тот же грандж - от северного джаза, а фанк-музыка, рэпперы, хип-хоповцы - это все от орлеанского. Первые рэпперы появились в 30-40-х годах в Штатах. Они были радиокомментаторами спортивных соревнований. И вот в форме речитатива они комментировали футбольные и баскетбольные матчи и передавали новости. А потом все это вышло на улицу и стало целой культурой.
А говорить о чем-то одном, на нас повлиявшем, очень сложно. Все слушают разную музыку. Я, например, иногда слушаю довольно экстремальную. Могу сказать, что повлияло на меня при выборе инструмента и стиля. Когда я в первый раз услышал "Kill'em All" METALLICA, я понял, что бас-гитара - это не палка-рычалка. А посмотрев видео, я вообще офигел. Потом появились "перцы". Клиф и Фли - гении. Чуть позже узнал Марка Бэлзери. До сих пор не понимаю, как он умудряется так играть. Опираясь даже на свой опыт, я не могу додуматься.
- Какие марки бас-гитар ты предпочитаешь и какой инструмент у тебя в настоящее время?
М.Т.: Мне очень нравятся американские марки бас-гитар. А мой сегодняшний инструмент сделан мастером на заказ. Скопирован он с фирменного инструмента. Есть, конечно, недостатки с электроникой, но в то время, когда его делали, лучшего варианта не было. Надо как-нибудь заняться им.
- Из отечественной альтернативной музыки что-нибудь нравится?
М.Т.: Я ее просто не знаю, потому что не слежу за ней. Она мне не интересна, и поэтому проходит мимо меня. Не знаю такого явления, как русская альтернативная сцена. Мне нравятся как поэты Кинчев и Дельфин. Мне нравится, как Дельфин читает и что он читает. Все сделано на уровне. Цой в свое время оказал на меня влияние, АУКЦЫОН немного. Но это все было интересно на тот момент жизни, когда я их слушал. Их музыка не бралась за основу при создании FUNNY CRAFT. Она соответствовала настроению того времени. Сейчас я не смогу заставить себя послушать тот же АУКЦЫОН. Стереотипы поменялись. Я, конечно, слышал представителей нашей псевдоальтернативной сцены. Например, КОРОЛЬ И ШУТ и I.F.K., мне не понравились ни те, ни другие. Также и КИРПИЧИ не оставили в моей душе следа. "Сейчас суицид уже не в моде, не модно дырявить навылет висок и кости ломать при падении не в моде" - строчки из нашей песни. "Мистер Номер Шесть" как никогда подходит к ним. ТEQUILAJAZZZ хорошая команда, но чего-то ей не хватает. ДАЙ ПИСТОЛЕТ! никакая команда, наши PERVERTS в сто раз круче! Не хватает нашей сцене таких классных команд, как FUNNY CRAFT. И я не шучу.
В.З.: А я в последнее время подсел на джаз-рок. Очень интересная музыка, клевая музыка. Всем барабанщикам рекомендую послушать. В отечественной музыке ты угадываешь следующий аккорд, ты знаешь, что они возьмут, чего они хотят. Ты просто чувствуешь их идею. А в западной музыке, а особенно в джазе и его направлениях, все настолько непредсказуемо, настолько интересно, настолько оригинально, что слушаешь и действительно отдыхаешь. Не прислушиваешься к аккордам, воспринимая все целиком, общую картину их настроения.
М.Т.: Знаешь, чем негр отличается от европейского исполнителя? Он может лабать один ритм по квадратам бесконечно долго, и при этом никогда это не будет одинаково. Каждый раз он будет чуточку по-другому играть. Негр ловит кайф движения, кайф ритма. Он делает импульс, гонит свинг. Ему в кайф. А вот если европейца поставить, то, конечно, он все сыграет ровно, тоже бесконечно долго, но это будет однообразно и мертво. Он не чувствует это, он не живет этим. А негр будет играть целый день, при этом все время по-разному и с душой.
В.З.: Представь себе Нью-Йорк. Негр выходит из своего бунгало утром, и у него уже в крови ритм движения, то есть его качает. Он идет, и его распирает, у него жизнь такая. Он заходит в магазин, и на него приятно посмотреть. У него свой прикид, своя мода. И самое главное для нас - это поймать этот характер, стать немножко неграми, тогда у нас в стране музыка станет интересней. FUNNY CRAFT уловили его, поэтому мы не похожи на то, что у нас есть в совке. В нашей стране весь джаз заделан под марши. Все в рамках, и это плохо. Надо раскрепоститься и заиграть лучше всех.
М.Т.: Обрати внимание даже на то, как негры ходят. Они все расслаблены. У него ноги на четыре четвертых, а руки на три восьмых работают. У них все нестандартно, это у них в крови. Полный расслабон. Как отпущенная пружина.
В.З.: У них другое общество, другие люди. Они думают совершенно по-другому. Негр в музыке мыслит другими ритмами, не маршевыми.
- Если уж мы заговорили о неграх, то давайте затронем такую тему, как фашизм, нацизм, национализм и прочие расовые дела. Как известно, после фестиваля "Штурм-шоу-2000" барабанщику команды ВООМ! скинхэды пробили голову железным прутом. В итоге у человека сотрясение мозга, и все потому, что ВООМ!, по мнению скинов, играют музыку черных.
В.З.: Я скажу просто: когда коту нечего делать, он лижет яйца. Все наши беды оттого, что некоторым людям в этой жизни нечем заняться, вот они и маются всякой фигней.
М.Т.: Могу рассказать, почему в Штатах проблемы с неграми. Они живут в своих гетто на пособие по безработице, которое начисляется из доходов белых. Белое меньшинство кормит черное большинство. Последние справедливо полагают: "Мы на вас, ребята, триста лет спину гнули рабами, а теперь, пожалуйста, вы нас кормите". В этом и есть корень зла. В Австралии, например, не любят китайцев. Они медленно вытесняют белых. Китайцы как саранча, их много. Там даже есть закон против китайцев. Во как! Я был в Африке (Максим ходит в моря, он штурман. - Прим. авт.), видел негров в их естественной среде. Не могу сказать, что они мозгами хуже, чем мы, но они на другой ступени развития. У них совсем другая цивилизация, она никак не соприкасается с нашей. Их лучше не трогать. Они живут себе спокойно и пусть живут. А с другой стороны, когда в ЮАР был жесткий апартеид, она была самая развитая страна в Африке. Как только к власти пришли негры, пошло замедление экономического роста, инфляция. А вот музыка у них в крови. Она оказала такое влияние на музыкальную культуру мира! Так никто не влиял. Негры не дебилы, у них всего-навсего цивилизация другая. То, что нам дано, им не дано. И наоборот. Они живут другими категориями, не теми, что мы. Они сидят в своей тарелке, а мы - в своей. И не надо друг другу мешать. Фашизм - это ложь. Не может одна раса превосходить в чем-то другую. Фашизм - бред, придуманный больным мозгом. Между прочим, у негров мускулатура развита намного лучше, чем у белых. У них был естественный отбор, когда они были рабами. Поэтому и в музыке, и в спорте они лучше. Они более выносливы. Лучшие музыканты и спортсмены - это всегда негры. В хоккей они, правда, не играют, холода боятся.
- Ваш взгляд на наркотики.
М.Т.: Могу сказать только за себя. Как сказать - "против"? Наркотики настолько вошли в нашу жизнь. Не можешь же ты быть против своей руки? Наркотики - это такой барьер, через который проходит сейчас почти вся молодежь. И запрещать или разрешать бесполезно. Если есть голова, то ты можешь жить и с ними, а вот если нет, то извини - будь готов умереть, как последний ублюдок. У меня с этой темой много чего связано, могу рассказать много занятных вещей. Были в жизни плохие моменты, как же без этого? Но я не хочу вспоминать и рассказывать. Это другая тема.
- Ваше мнение о калининградском шоу-бизнесе.
М.Т.: Есть какие-то клубы, проходят дискотеки, приезжают всякие звезды. Люди, все это делающие, думают, что все приезжее - это круто, а все местное - дерьмо. А если брать по качеству, то иногда у наших команд качество выше, чем у этих звезд. Вся наша беда в том, что люди у нас очень ленивые. Если брать шоу-бизнес в целом, то это слово к нашему городу вообще неприменимо. Это не шоу-бизнес. Все, что происходит в Калининграде, замешано на отдельных личностях, поэтому все весьма и весьма предвзято. Одному улыбнулся, другому не улыбнулся - и ты уже враг номер один.
- Причина, на ваш взгляд, такого застоя?
М.Т.: Во всем вышеперечисленном и есть причина застоя. Плюс еще нехватка материальных средств. Куда уж без этого? Было бы у меня лишних двести баксов, я бы сделал такой же концерт, даже лучше.
- Но ведь есть же люди, у которых есть деньги и которым интересна музыка, даже альтернативная. Почему они не берутся за раскрутку молодых и талантливых?
М.Т.: Представь ситуацию. Я - продвинутый чел в этих вещах, у меня есть тысяча долларов, которые я могу потратить на что угодно. Я выбираю себе перспективную команду и начинаю с ней работать: звук, имидж и прочие вещи. Ведь я не хочу просто так потратить деньги - нате, ребята, пропейте. Чтобы раскрутить команду, надо иметь стальные нервы и огромное терпение. И однажды я начинаю себя спрашивать: "А зачем мне это?". Ведь мне легче взять оптом водку подпольного разлива подешевле и продать ее в три раза дороже. И прибыль сразу, и энергии потрачу меньше. Вот как у нас всегда получается. Всем просто лень. А тем, кому не лень, не доказать, что эта музыка хорошая, а эта плохая. Он сидит на других фишках. Ему попс нужен, а тут тебе такой гитарный драйв. Он испугается. Нам нужна индустрия. Должны быть специализированные предприятия: эти записывают, эти выпускают, эти рекламируют, эти продают. Все должно быть взаимосвязано. Если чего-то одного нет, то все остальное рано или поздно развалится. В Штатах в каждой новой звезде заинтересовано само правительство. Звезда получает за свой альбом миллионы долларов и платит с них большие налоги, на которые и живет правительство. У нас же все по-другому. Наши звезды налогов не платят. 98 процентов наших исполнителей самопродюсированы, музыканты сами занимаются своим промоушном. Нет настоящей индустрии, как на Западе, поэтому мы и страдаем. Имеешь ты что-то за душой, тогда сможешь достичь чего-то в творчестве. Не имеешь - извини, сиди дома и играй для жены. Надо быть финансово независимым, чтобы быть музыкантом. Возьми, например, МАШИНУ ВРЕМЕНИ - у Андрея Макаревича большая сеть компьютерных магазинов в Москве.
- Представьте такую ситуацию. Приходит однажды добрый дяденька и дает любимой группе FUNNY CRAFT приличную сумму на раскрутку. Что вы в первую очередь с ней сделаете?
М.Т.: Мы засядем в хорошей студии, наделаем кучу записей, нарепетируемся вдоволь на хорошей аппаратуре. Песенок новых насочиняем, а то у нас все получается галопом. Нормально поработать над одной песней не удается чисто физически, а так бы сели, чтоб никто в бок не толкал, повышали свое мастерство, альбом, может, записали. Инструменты купили бы хорошие, куда без них? Надоело варить струны перед каждым концертом.
- Вы всегда принимаете участие в фестивалях "Калининград In Rock" и "Штурм-шоу". Ваше мнение о них.
М.Т.: Все наши фестивали - много дыма из ничего. Музыканты встречаются друг с другом, общаются. А с публикой общения не получается, так как она приходит на фестиваль не музыку послушать, а водку попить. Откровенно говоря, положительных моментов в этом мало. Запоминается только то, как мы что-то делаем по фестивалю, а не то, как потом играем. И так было всегда. Я участник "Калининград In Rock" начиная со второго фестиваля. Первый пропустил из-за учебы, да и играть тогда толком не умел. Но я думаю, там было то же самое, что и сейчас. И если фестиваль будет и в этом году, в чем я сомневаюсь, то он будет с траурными ленточками, лебединая песня "Калининград In Rock".
В.К.: Молодежные фестивали нужны только для того, чтобы скучковаться и нажраться, а музыка как таковая их не интересует.
М.Т.: Дело в том, что неправильно поставлена работа организаторов. Представление у них о такого рода мероприятиях нулевое. Они что-то знают приблизительно. И, как мне кажется, делают они это для своих личных амбиций. Никакой цели они не преследуют, результат им неважен. Им хочется показать: "Вот он я какой крутой, целый фестиваль сделал, раскачал этот город".
В.К.: На Западе люди на фестивали приходят музыку послушать. Там можно валяться в грязи и быть при этом абсолютно трезвым, а кайф получать необыкновенный. У нас же придут, под первое дерево сядут и давай бухать. И только после этого идут прыгать со сцены.
Н.З.: А потом эти прыжки заканчиваются для них плачевно. И их родители во всем винят организаторов и музыкантов.
- Кого из местной сцены можете выделить?
М.Т.: PERVERTS - сильная команда. Стильная. Первая команда, у которой был именно стиль. Они первыми в городе начали играть хип-хоповые вещи с жесткой гитарой и рэп-речитативом. Жаль, что сейчас они временно не существуют. Но я знаю, что они соберутся, просто ребята еще морально не созрели для своей реанимации.
- Кроме PERVERTS есть еще кто-нибудь?
М.Т.: Они, конечно, есть. Но они либо молоды и еще не знают, что им играть, либо стары и уже все переиграли. Допустим, FRUKTЫ - неплохая молодая панк-команда, которая заменит ГОРОД СОБАК на все 100%. ВООМ! надо лучше развить свои идеи, тогда что-нибудь из них и получится. ГРАДУС ПЛЮС - бесспорно классная команда, которая присутствовала при рождении FUNNY CRAFT. Они сейчас что-то новое рулят. А если брать, например, ЛОНДОН PАRIS (экс-NO MENS LAND), то они стали пустыми.
- Планы группы?
В.З.: Грандиозные! Хочу, чтобы меня выгнали из армии.
- Говорят, что в Калининграде записать качественно невозможно, только если демо...
М.Т.: У нас все упирается в звукооператоров с ушами. Аппарат - он везде одинаковый. Может, где-то побольше его, где-то поменьше. Если бы нашелся человек, который смог бы сделать аналоговую запись на четыре дорожки, на порто-студии записал, запихнул в компьютер и сделал мастеринг, и она зазвучала бы так, как никогда на цифрах не запишешься. Нас может и Ваня Иванов на DJ Sound записать, но кто будет звукооператора оплачивать? Да и DJ Sound сейчас временно не функционируют.
- С кем из калининградских звукооператоров вы бы хотели поработать?
М.Т.: Со Щукиным. Он отличный звукооператор, знает свое дело. Ему нет разницы, какой стиль играет группа. Он ее услышит и уже знает, какой звук нужен группе.
- Не было желания поехать в Питер, записаться на "Добролет", как те же ЛОНДОН PARIS? Или куда-нибудь в Москву?
М.Т.: Кто же нас там ждет?! Мы же не можем сейчас поехать туда с голой задницей. Если куда-нибудь ехать записываться, то записывать целый альбом, а не пару песен, тогда игра стоит свеч. Но чтобы записывать альбом, надо недели две-три там жить: снимать квартиру, питаться и еще оплачивать студийное время. Приличная сумма. Дай мне эти деньги, и мы поедем внаглую. Люди заинтересованы в том, что они получат, а не в том, что они сделают.
- Без денег вылезти можно? Генеральный продюсер "Нашего радио" Михаил Козырев говорит, что были бы талант и желание - остальное придет.
М.Т.: Конечно, возможно. Так всегда, между прочим, и происходит. Это мы тут говорим: "Вот если бы у нас были деньги!". А так у нас денег нет. Нам что-то нужно от кого-то, а кому-то что-то надо от нас. Нормальный бартер, и, главное, все при работе. Когда мы снимали свой первый ролик, его бюджет был 250 рублей, то есть около 10 долларов. Но самое прикольное то, что клип еще не вышел в эфир, а по городу уже поползли слухи, что мы заплатили за него 2000 долларов. С нами стали здороваться за руку такие люди, которые раньше даже не кивали головой при встрече.
В.З.: Все делается на инициативе и голом энтузиазме, по обоюдному согласию. И это хорошо. Не было бы инициатив со стороны других людей, не было бы ничего. Главное - желание. Мы чего-то хотим и одновременно этого же хотят другие люди, вот и получается в итоге какой-то результат.
- Почему ваш сингл не крутят на калининградских радиостанциях?
М.Т.: Могу сказать, почему нас не крутят на "Радио Бас". Я Сан Санычу (ведущий программы "Номер один", посвященной местной сцене. - Прим. авт.) пообещал сломать руку. Конфликта как такового не было, но он затаил обиду. Правда, я ее все же чуть ему не сломал. А вообще причина в том, что у нас еще нет фонограммы хорошего качества, чтобы предлагать кому-то. Но это все реально. У нас есть знакомые на "Европе Плюс", на "Балтийской волне", на которой, между прочим, крутили нашу песню "Мистер Номер Шесть".
- Как пришла идея записать именно те вещи, которые присутствуют на сингле?
М.Т.: Они были новые. Мы хотели послушать, как они звучат. Это было началом всего. Писались с Олегом Феоктистовым на Балтистан Records. А сейчас такая ситуация, что нам не из чего выбирать: DJ Sound не функционирует, Балтистан еле дышит, студия на Леонова с "живой" музыкой работать не может. Они делают джинглы, голоса пишут, но, допустим, те же "живые" барабаны и гитары они не смогут прописать. Надо иметь опыт в этом деле. Там, конечно, оборудование, все круто, но техника в руках дикаря - груда железа.
- Макс, перед FUNNY CRAFT ты играл модную музыку в АНЧОУСЕ. Почему ушел оттуда?
М.Т.: А мы что, с FUNNY CRAFT немодную музыку играем?!
- По русским меркам, вряд ли такая музыка будет модной еще в течение лет десяти.
М.Т.: Из АНЧОУСА ушел из-за того, что такие группы держатся на соплях маленьких девочек, у которых такой возраст, когда они любят драматизировать любые ситуации. Песни про любовь они воспринимают очень остро. Но я не могу поверить, что молодой человек, которому за двадцать, будет говорить о несчастной любви на каждом углу. И пускай он мне утверждает, что у него душевный порыв. Не могу понять, как мужики могут об этом петь и говорить. Не бывает такого. Мужик, когда его баба кинет, что делает? Он идет в бар, покупает водку и думает: "Да и пошла она!". И никто никогда не догадается, что у него на душе. А если он говорит об этом на каждом углу, то это уже не мужик, а тряпка. Возможно, для кого-то это естественно, но только не для меня. Мне не в кайф, когда передо мной распускают сопли. Не по душе мне игры в любовь, не люблю я этого. Вот FUNNY CRAFT - это сила! Это мощь! Музыка для настоящих мужиков. Не ошиблись мы с Никитой, крутую группу создали.
- Никита, в самом начале в FUNNY CRAFT ты еще и на ударных играл...
Н.З.: Я и сейчас иногда играю, когда Виталик у нас отсутствует. Одновременно и играю, и пою, и читаю.
- Тяжело?
Н.З.: Легко. На самом деле! Я этому даже нигде не учился. Еще когда играл в ТРАНСЕ на ударных, предложил себя в роли бэк-вокалиста. А чуть позже стал основным. Видно, понравился мой голос. У меня не было такого резкого выбора: либо играть на ударных, либо петь и читать. Все получилось спонтанно. Помню, на презентации сингла "Свобода" группы ГРАДУС ПЛЮС мы как раз выступали без Виталика. Публика искала вокалиста и не находила. Весело было.
- Какова цель, которую преследует группа?
М.Т.: Цель - быть как можно лучше. В плане совершенствования своих музыкальных способностей. Мы не идем к каким-то результатам, нет идеала в совершенствовании. Результат один: достижение абсолюта. Добиться того, чтобы помнили нас и через двадцать, и через пятьдесят лет. Чтобы это была настоящая музыка, а не музыка для одного сезона. Чтобы не было такого, что сегодня мы играем и нас любят, а завтра раз - и все забыли, кроме детей наших.
- Ваши пожелания своим поклонникам и читателям "Музыкальной газеты"?
Н.З.: Мы хотим давать энергию людям, чтобы они ее брали и использовали по назначению. И неплохо было бы, чтобы за это еще и деньги платили. Шутка! А на самом деле мы хотим, чтобы всегда было солнце, всегда были дети. Мы хотим чего-нибудь доброго и теплого. Не ищите развлечений в кулаке. Кулак не заменит женщину.
- А как же фраза "Добро должно быть с кулаками"?
Н.З.: Хорошая фраза, но она неправильная. Добро некоторыми людьми неправильно воспринимается.
М.Т.: Если у меня есть чувства, то кто тебе сказал, что это моя слабость?
Н.З.: Есть лжедобро. Когда добро идет ради собственной выгоды. Есть добро, которое идет советом. Но опять же, ты можешь научить человека правильным советом, но нельзя научить его правильным действиям. Вот смотри, он приходит к тебе и спрашивает: "У меня на пути стоит береза, мешает пройти. Что мне делать?". Ты можешь сказать ему: "Спили березу", а можешь сказать: "А что если тебе протоптать новую дорожку?". В итоге что получается? Либо он спилит березу и убьет одну березу, либо он протопчет тропинку и убьет много травы и насекомых своим хождением. Как это воспринимать? Что заслуживает жизни? Одно большое или много маленького? Вот в чем дело. Но когда перед человеком встает вопрос "Что делать?", он по своей природе выбирает то, на что затрачивает меньше сил. В данном случае вытопчет траву. А если у него бензопила?
М.Т.: Говорят: "Лучше худой мир, чем плохая война". А по мне лучше пять минут смачной драки, зато потом покой.
В.З.: Я хочу сказать всем: мы вас любим! Ждите новых материалов от FUNNY CRAFT. Мы с вами. Все будет хорошо.
М.Т.: Побольше двигайтесь. Движение - это жизнь!
Н.З.: Кто нас не слышал - пусть услышит и полюбит.

Дмитрий ВЕЩИКОВ

© 2005 музыкальная газета