статья


Strawberry Jam, The
Адский джем из райских ягод



Юрик - бас-гитара;
Джонни - барабаны;
Гарри - гитара;
Шурик - вокал.

При разговоре с группой THE STRAWBERRY JAM в моей голове провертелась строчка "Магадан - мой потерянный рай" из песенки Натальи Ветлицкой. Не знаю, была ли вообще эта певица в Магадане и что там такого неземного, но его уроженцы оказались совершенно другого мнения о своем родном городе.


- Как получилось, что вы, будучи аж из Магадана, стали питерской группой? Ш.: Ну, это получилось чисто случайно. Мы хотели уехать в Соединенные Штаты Америки, а так получилось, что поехали в Санкт-Петербург.
- ?!
Ш.: Да, такой вот тысячемильный крюк для бешеной собаки.
- А почему выбрали Питер, а не Москву?
Ш.: Мы, будучи людьми с периферии, немного заблудились. Москва - большой город, испугались пространства, наверное.
Ю.: Просто по духу Питер лучше. И Магадан по духу на Питер больше похож.
- Что в Магадане происходит сейчас с музыкой?
Ш. Я не знаю, я не был там пять лет.
- А что было пять лет назад?
Ю.: У нас были концерты. Стабильно раз в год у нас был концерт. Правда, мы записывались чаще, чем здесь. В Магадане было несколько групп, достаточно известных, - ВОСТОЧНЫЙ СИНДРОМ и МИССИЯ АНТИЦИКЛОН. Которые тоже, кстати, уехали в свое время из Магадана.
- Сколько человек живет в Магадане?
Ю.: Когда мы там жили, было около трехсот тысяч, а сейчас... 299996.
Ш.: ...около ста тридцати где-то, население больше чем в два раза уменьшилось.
- Давно играете?
Ю.: Вообще, группа с 1987 года существует. А в данном составе, вчетвером, мы выступаем с 1995 года.
- Под тем же названием?
Ю.: Сначала у нас было русское название, русский аналог - КЛУБНИЧНЫЙ ДЖЕМ.
- Почему изменилось?
Ш.: А потому, что мы начали петь песни на английском языке. И чтобы не кривить душой - писаться русскими буквами, а петь по-английски, - мы взяли англоязычное название.
- А почему перешли на англоязычные тексты?
Ш.: А это такая политика. Рок - это не русская музыка. Поэтому мы стали петь по-английски.
Ю.: Это получилось само собой. И сейчас у нас появились песни на русском.
- Можете ли дать определение той музыке, которую играете?
Ш.: Мы долго думали над тем, в каком же стиле мы играем, и в конце концов мы пришли к мнению, что в рамки одного стиля мы не вписываемся. Все песни в разных стилях. От панка и хардкора до регги.
Ю.: Немножко авангарда, немножко всего. Поэтому, собственно, ДЖЕМ и называемся.
Ш.: Это джемовая музыка. Мы стараемся не сейшнить с музыкантами из других групп.
- Влияние кого или чего сказывается больше?
Ю.: Много кого.
Ш.: От Франка Заппы до CANNIBAL CORPSE.
Ю.: DEAD KENNEDYS, американская музыка.
Ш.: Особенно калифорнийские темы. Мы же жили недалеко от Калифорнии.
Ю.: Магадан к Америке гораздо ближе, чем Москва. И влияние действительно чувствовалось.
- А из русских групп вам все же кто-то нравится?
Ю.: Мне нравятся 5 УГЛОВ, MEANTRAITORS, АУКЦЫОН, НОМ.
Ш.: НОЛЬ тоже нравится.
- Выходили ли у вас альбомы?
Ш.: Мы записывались в Магадане. Записывались в Голландии. Но это больше демонстрационная запись. У нас много неизданного.
Ю.: В принципе, вся дискография - это четыре альбома. Два на русском языке и два на английском - "Rershing I", "Stupid Animals". И еще "Utrecht. Demo Rec.'96". Так что три, можно сказать.
- Как вы попали в Голландию?
Ю.: Нас продюсировал голландский ди-джей DNA. Благодаря ему мы съездили в Голландию в 1996 году.
- Ну и как там?
Ю.: Нормально. Там народ такой расслабленный очень.
Ш.: Выступали преимущественно без афиш. Люди поэтому приходили в основном на группы, которые играли вместе с нами. Заодно слушали и нас. Принимали, как принимают обычно хороших и крутых, без скромности скажу, музыкантов.
- Я знаю, что вам также помогал один человека из Минска, Николай Метлицкий. Где он сейчас?
Ю.: Он сейчас живет в Ирландии, до сих пор у него белорусское гражданство. Он был нашим менеджером в то время. Коля жил в Питере и в Европе. И помогал нам и здесь, и там.
- А в Магадан не хочется приехать, земляков порадовать?
Ш.: Это, во-первых, очень дорого. Туда билет стоит так же, как до Нью-Йорка.
Ю.: И потом, смысла нет. Мы бы съездили, но на эти деньги здесь можно записаться.
Ш.: У нас там никого и не осталось, в Магадане.
- Что в перспективе?
Ю.: Делать свою музыку. Может, уехать в Западную Европу...
Ш.: А может, податься в глубинку.

Наталья ПОДОБЕД

© 2005 музыкальная газета