статья


Шедько, Алексей
"Я не люблю революционеров"



Запомните дату, когда вы читали предлагаемое вам интервью с лидером минской группы СЕСТРА, удивительно талантливым и разносторонним человеком, замечательным композитором-мелодистом, поэтом и артистом Алексеем Шедько. И не говорите, что я вас об этом не просил...

Микроволновая коронация
- Чем так обидели организаторы "Рок-коронации" СЕСТРУ, что в случае, если тебя и твою группу пригласят в ней поучаствовать, как говорят, вы откажетесь от такого предложения?
- Речь об обиде не идет. Неприятных моментов на последней "Коронации" действительно было много, и в следующий раз я, наверное, приму решение в ней не участвовать.
Что такое "Рок-коронация"? С точки зрения коммерческого мероприятия она, безусловно, должна быть выгодной, потому что на ней выступают практически все лучшие белорусские музыканты, собирающие зал. Это вполне нормальное явление. Но с организационной частью не все так благополучно, к сожалению. Прошлая "Коронация" начиналась, по-моему, в семь часов вечера, у меня в этот день был спектакль, и я приехал где-то к десяти, а ребята мои пришли на саундчек к пяти. И с пяти до половины двенадцатого они просто простояли на ногах вместе со своими шмотками где-то там за кулисами, негде было присесть. Понятно, что гримерок на всех не хватало, но можно было бы что-то организовать? Потом, само отношение к участникам было странное, со стороны охраны, например, когда музыкантов чуть ли не за шиворот выталкивали. Хотя, с другой стороны, я могу это понять, потому что многие пацаны эти, музыканты то бишь, были просто никакие, принявшие огромные дозы спиртных напитков и выглядевшие совершенно невозможным образом. Поэтому я могу понять такое огульное отношение ко всем. Но чувствовать к себе такое неуважение было неприятно.
Потом нужно уволить этого самого ведущего, конкретно и однозначно, ибо он глуп. Я его знаю, не очень близко, но он просто глуп. Когда он выходит на сцену, то это какой-то глупый мужик, говорящий непонятно что. А я претендую, извините, на то, чтобы создавать какое-то искусство, я свою деятельность называю искусством, потому что я актер, артист, певец. Это мой продукт, и если к нему так относятся, тогда чего мне там делать, спрашивается?
- Подарком ты остался недоволен...
- Правильнее сказать о недоумении... Нам подарили микроволновую печь... Недостойно это выглядело... Если уж дарить чего-то, то дарить надо что-нибудь серьезное. Я представляю себе, если бы на "Грэмми" Уитни Хьюстон подарили бы утюг. Пусть бы тогда за кулисами подарили бы... У меня дома есть микроволновая печь, но я и не отношусь к подобным вещам так, дрожа, что они непременно украсят мою будущую жизнь. То есть от подарка не было приятной неожиданности, а была неприятная неожиданность. Вот в этом и есть вся "Коронация", проходящая на уровне стиральных машин, холодильников и микроволновых печей.
- И все же: что, даже если попросят выступить на "Коронации", все равно откажешься?
- Я не хочу больше разочаровываться, я не хочу, чтобы ко мне так относились - значит, организаторам нужно соблюсти какие-то рамки. В конце концов, мы же не любительщиной занимаемся, это же наша профессия. Поэтому надо гонорары платить, пусть даже небольшие.
- Есть такое глупое сравнение, что "Рок-коронация" - это белорусское "Грэмми". Не думаю, что артисты, получающие "Грэмми", еще получают и какие-то деньги за свои выступления в рамках церемонии награждения...
- ...Может быть... может быть... То есть я могу с этим согласиться, хорошо. Но тогда все должно быть по-другому организовано.
- Слышал от многих и музыкантов, и журналистов, что Шедько должен получить главную корону за этот год... Я тут вспоминал как-то, ведь выход твоего замечательнейшего альбома "Бэмс" в 96-ом году совпал с началом "ляписомании", и ЛЯПИС стал первым. Твоя прошлогодняя работа, "Мое", конкурировала с КРЫВI, и у них был пик популярности. Дважды ты "пролетал". И вот теперь, похоже, никто тебя побороть не сможет...
- Дело в том, что я не отношусь к этому так трепетно. Для меня интересным это мероприятие является только по той причине, что я просто люблю зал, люблю зрителей, своих коллег. Для меня это праздник, где можно пообщаться, где можно придумать какие-то совместные проекты. И мне не важно, будет ли на мне корона какая-то или не будет.
Что касается КРЫВI... Ведь их жанр не попадает под заявленный в названии мероприятия. Я понимаю, когда победителями были НЕЙРО ДЮБЕЛЬ, N.R.M., но КРЫВI... Не могу я их музыку назвать роком никак, они исполняют что-то вроде припопсованного фольклора, не в обиду будь сказано. Вполне может быть, да так оно и есть, их музыка кому-то нравится, мне она не близка, но это мое дело. И корону им можно было дать не на "Рок-коронации", а на каком-нибудь фольклорном фесте, если бы он у нас проводился. А так, что ж, приходится давать им корону за рок-музыку, которую они не играют. Но можно же было сделать, как на том же "Грэмми", когда музыканты награждаются равноценными призами, только в разных областях музыки: за рок, за поп-музыку, за хард-рок, за кантри и так далее. И исполнителей, претендентов тогда больше бы оказалось задействовано. Или изменять название "Рок-коронации" тогда нужно.

"Не смотря ни на что"
- 9 июня в концертном зале "Минск" пройдет концерт-презентация нашего нового альбома "Не смотря ни на что", в который вошло одиннадцать песен.
Я считаю, что альбом получился очень интересным. Цельным, разнообразным, насыщенным всякими очень интересными образами. Все песни были сочинены где-то за последнее полугодие, кроме одной, которую я написал давно, в Санкт-Петербурге, году в 92-ом, она называется "Матрос". Записывали альбом очень быстро, потому что эти песни мы уже играли на концертах. Получили много удовольствия от работы в студии, от работы Леши Зайцева, который сводил альбом, хочется вообще поблагодарить всех людей, которые помогали нам, Владимира Цеслера и Сергея Войченко, оформивших альбом. Цеслер, как известно, это вообще прекрасный, известнейший белорусский художник, и его участие в создании обложки добавляет альбому ценности. Хочу поздравить всех ребят, выход альбома - это действительно праздник.
- Прошлогодний альбом по музыке представлял собой некий сплав музыкальных стилей. Что скажешь про новый?
- Альбом вышел абсолютно спокойным, хотя в нем, как и в прошлом, музыка звучит самая разная, но в основном рок-н-ролл и ритм-энд-блюз.
- Неприлично, наверное, спрашивать у тебя, какие из песен тебе больше нравятся...
- Мне нравится вторая песня, "Я рядом. Я не далеко". Причем она родилась уже в процессе записи, когда был составлен список тех произведений, которые должны были войти в альбом, их было десять. Красивая музыка у нее, по-моему... и слова хорошие (скромно потупившись, смеется. - О'К).
- Как вообще составлялся альбом, по какому принципу ты выбирал песни?
- Альбом, конечно, объединен какой-то идеей, какой-то стилистикой. Идея... ну, вот показать, что со мной произошло за последние полгода или со времени выпуска альбома "Мое", который получился довольно сумбурным, потому что его содержание преследовало сразу несколько целей. Например, там была песня "Моя Бэйба", специально написанная для фестиваля "Phillips": когда его устроители послушали, что мы делаем, они нас не захотели туда приглашать, так как решили, что музыка наша слишком камерная и на улице, при большом скоплении народа, она не зазвучит. Тем не менее, мы все равно там выступили, и я для фестиваля специально, разозлившись, написал за полчаса песню "Моя Бэйба", как бы разрушив для организаторов миф о камерности группы... Короче говоря, "Мое" получился неровным, до середины альбом можно слушать с одним настроением, во второй половине немножко другое настроение. А здесь все ровно в этом отношении, как в кино, которое чем-то начинается и как-то заканчивается. Хотелось услышать свои последние песни в некой рамке, и мне кажется, что все получилось на сто процентов так, как я хотел. Как МЫ хотели, как МЫ видели.
- Можно говорить о том, что прошел год, даже побольше, с того момента, как сформировался состав группы СЕСТРА и она обрела свое название. К записи своих предыдущих альбомов ты к основному костяку музыкантов приглашал и людей со стороны. Как было на этот раз?
- Из приглашенных была только одна Юля Глушицкая, которая сыграла на виолончели в самой первой песне, в "Не про то".
У меня есть огромное стремление все-таки превратиться в группу, но это, оказывается, очень сложно, потому что, к примеру, те, кто устраивает концерты, иногда категорически против этого: мою фамилию, по их мнению, знают лучше, чем название группы.
- Замолви доброе слово за своих музыкантов...
- Я их всех очень люблю. Это все очень разные люди, объединенные одной целью. Мы долго с ними уже работаем и по отдельности, и уже как группа СЕСТРА, как-то срослись. Все прекрасные музыканты, все знают, как надо работать, что надо делать, никому ничего не надо долго объяснять, они все очень быстро схватывают. Я знаю, с кем и как надо общаться, от кого чего требовать, от кого - не надо. Например, Кирилл Шевандо, наш барабанщик, человек очень твердый, обязательный, музыкант с большой буквы, с ним вообще никаких проблем нету. С Антишиным - тоже. Сергей - из тех гитаристов, которых сверху по голове кто-то погладил. Костя Горячий, клавишник: удивительно, откуда у него все это, то, что он играет, непонятно. Настолько неожиданные мысли у него появляются, что всегда удивляешься: как это он все делает?
- Кто самый разгильдяй? Лютый, наверное, саксофонист ваш?..
- Игорь, конечно! Очень хороший человек, в профессии, но иногда бывает капризным, ни с того, ни с сего, как ребенок, которому чего-то не дали.
- Башков, бас-гитарист, производит впечатление человека основательного...
- Да, так и есть. Здесь тоже никаких претензий быть не может. Я не представляю себе никакого другого состава, кроме них. Один раз с нами играл Илья Шевчик, только потому, что Антишин не смог принять участие в последней "Рок-коронации". Илья тоже прекрасный музыкант в своем жанре, в жанре блюза, мне очень нравится, как он играет, но Антишин мне как бы роднее, он уже достаточно долго с нами работает.
- Тебя не смущает, что с коммерческой точки зрения альбом выходит не в самый лучший период, летом, когда люди начинают разъезжаться в отпуска, готовятся к ним, и даже при всей любви кого-то к Шедько, ну... "не хочу я сейчас музыку слушать, вот осенью вернусь из сада-огорода-сочи, тогда и куплю пластинку"?..
- Ну и что? Когда у меня выходил "Я буду ждать", случился кризис экономический, как ты помнишь. И альбом лежал мертвым грузом несколько месяцев, а потом кризис прошел, народ адаптировался и все стало нормально, поэтому никакой опасности для "Не смотря ни на что" я не вижу. Альбом ждут, что ж мы будет откладывать его выход до осени или зимы? Лучше осенью мы еще одну презентацию сделаем. И мы сделаем такую презентацию, и, мало того, не только в Минске, а во всех более-менее крупных белорусских городах: в Витебске, Могилеве, Гомеле, Гродно, Бобруйске. Всего, по-моему, четырнадцать городов запланировано под концерты, как в больших залах, так и в клубах.
- Знаю, что минская презентация будет состоять из нескольких, что ли, блоков...
- Сначала в семнадцать ноль-ноль в магазине "Радиотехника" я буду подписывать диски всем желающим, потом концерт в КЗ "Минск" и потом мы переезжаем, по-моему, в ночной клуб "Юла" и делаем еще один концерт, но в другой обстановке: когда публика может пить, есть, танцевать и так далее, возможно, программа там будет звучать немножко другая, наверное, мы будем играть и старые свои вещи. Хочется вообще для концертов сделать что-то неожиданное, придумать какой-нибудь прикол.
- Интересно было бы услышать твой "живой" альбом. Нет мыслей на сей счет? Вы ведь одинаково хорошо звучите и с компакта, и на концерте, но концертные аранжировки несколько другие, их бы сохранить... Кстати, твоя "Рождественская", что вы с Питом Павловым записали и которая эфирилась по радио, никуда не пропадет?
- Она обязательно войдет в какой-нибудь из следующих альбомов. Концертным же альбомам я не очень доверяю, у меня есть свои концертные видеозаписи, так качество их не особо высокое. Представь себе, что для того, чтобы добиться такого уровня записи, за который тебе бы потом не было стыдно, какого качества аппаратуру надо доставать для концерта? Да и кто у нас сможет все это грамотно записать?
- Как возникло сотрудничество между тобой и компанией BULBA RECORDS?
- Ее руководство пожелало со мной встретиться, еще не имея в виду никакого конкретного проекта, просто познакомиться, поговорить, прикинуть возможные точки соприкосновения. И Дима Подберезский, журналист "БДГ", меня к ним привел. И я предложил им записать альбом, они на это предложение пошли. Были еще идеи сделать "The Best" для Москвы, для российского рынка, и это все остается в силе. Была идея записать альбом детских песен, исполненных детьми же, я иногда сочиняю детские песни (иногда сочиняю и на заказ, по дружбе, например, Ларисе Грибалевой я написал три песни). Но сначала решили выпустить вот этот альбом.

Очки
- Хочется сделать такую театральную, драматическую постановку, посвященную Джону Леннону. Идея такова, что там не будет персонажа, которого зовут Джон, с длинными волосами, в очках, поющего песни Леннона. Это будет рассказ о художнике, которого по некоторым обстоятельствам, например, застрелили, даже не то что застрелили - он просто исчез. От него остались только круглые очки. И вот собираются часть его поклонников, друзей, любовниц, жен, детей, политические деятели какие-то из разных стран, пара шпионов и так далее и начинают делить эти очки, эту собственность, которая вроде ничья, то есть это имя. Устраивают такой своеобразный аукцион, считая, что каждый из них имеет большее право на эту собственность, чем другие, так как он лучше всех знал этого человека, являвшегося идолом для общей массы, создающим фантомом. И у этой массы сложилось общее впечатление о его характере, хотя на самом деле в жизни он другой. А о том, какой он в жизни, знает совершенно маленькое количество людей, знает со своей точки зрения, ведь он не мог ко всем относиться одинаково, не мог каждому говорить какую-то правду до конца (я думаю, что у каждого из нас есть схема общения с людьми, которые тебя окружают, и эта схема меняется. Человек может прожить жизнь и вообще никогда правды не сказать, он даже может ее не знать для самого себя, он даже может не знать, какой он есть сам).
Это спектакль о герое, которого на сцене не будет, это просто пример события, которое может произойти с каждым художником. Здесь будет просто намек на историю Джона Леннона, точно так же можно было оттолкнуться от смерти Элвиса Пресли, например, от судьбы человека, который так трагически ушел из жизни. И встает вопрос: как это было вовремя? Когда мы обсуждали это все, то появилась версия, что убийца Леннона Чепмен наоборот ему помог, потому что после 70-го года, чтобы сохранить эту планку популярности, Леннон кидался во что угодно, пытался общественными какими-то делами заниматься, потом эта совершенно безумная идея сексуальной революции. А лучшие песни все равно были уже написаны. Почему это все с ним произошло?.. Наверное, кем-то свыше дано человеку определенное время, за которое он может выполнить свою миссию на Земле, а потом это время кончается, и нужно с этим согласиться. Нельзя продолжать. Надо уходить...
Я буду выступать в роли музыканта, тоже, где-то за коркой, претендующего на эти очки, такого персонажа, в которого вселился чей-то дух.
- Кто пишет пьесу?
- ...Наверное, нужно начать с того, что эта идея попала к Борису Ивановичу Луценко, главному режиссеру Русского драматического театра, в котором я играю. Он заразился ею... и болеет ей уже года полтора, считая идею уже своей. Он тоже хочет поставить такой спектакль, но, честно говоря, мне уже не верится в то, что Луценко сможет это сделать, потому что конкретно для этой постановки должна быть совсем другая психология у режиссера, он должен знать эту эпоху, то время, он должен был слушать BEATLES, торчать от DEEP PURPLE. Не думаю, что Борис Иванович "в материале". Единственное его стремление - это сделать коммерческий спектакль.
Я же эту идею не оставлю никогда, и как только настанет благоприятная ситуация, думаю, что мы этим займемся вплотную, и к осени хотелось бы, чтобы спектакль был готов. Пока я не хочу называть людей, которые, кроме меня, работают над пьесой. Мы очень ответственно относимся к постановке; я собираюсь в Лондон 12 июня, где хочу купить книжку, которую написали музыканты BEATLES - настоящую историю распада группы; много перекопали материалов в Интернете на эту тему, вплоть до документов ФБР по поводу Джона Леннона. Но, опять же, дело не в Ленноне, а просто хочется, используя эти материалы, составить похожую сцену жизни и смерти некоего художника.
В спектакле будут песни Леннона, исполненные мной, в моем прочтении, и будет моя музыка, мои песни.
- Тебе в "битлах" больше ценен Леннон, чем МакКартни?
- Нет, не в этом дело, у Леннона просто наиболее трагическая судьба, наиболее узнаваемый образ, что ли. Леннон революционер, а я не люблю революционеров. Искусство - это не революция, искусство - это не общественная позиция. По-моему, это несовместимо. Никакая революция не заменит желания содержать в спокойствии душу, вот что для меня важнее. Я никогда не буду участвовать ни в каких предвыборных кампаниях, ни в каких митингах, ни под какими лозунгами. Когда я читаю в газетах про какой-нибудь беспредел, меня это трогает как гражданина, но писать про это песни я не буду, я не буду ставить свое имя под какими-нибудь воззваниями... А как музыкант мне, конечно же, больше нравится МакКартни, я считаю его просто выдающимся композитором...


Олег КЛИМОВ

© 2005 музыкальная газета