статья


Труханович, Сергей
Один в поле - не воин?



Сергей Труханович - музыкант года по итогам проведенной в Минске в январе "Рок-коронации-99" - оказался также одним из лучших мыслителей. Так задурить голову журналисту может только другой журналист. Коим Сережа, ессественно, не является, потому как (смотри выше) занимает почетную должность лучшего музыканта. Во время интервью, проведенного за 1 (одной) на двоих бутылкой пива, г-н Труханович трезвел на глазах, а журналист от вопроса к вопросу все более глупел и в конце интервью уже вообще перестал соображать, что к чему...

- Короче... ты что-то хотел сказать по этому поводу?
- Ну...
- Тогда начнем. Чем ты занимался после "Рок-коронации", на которой стал музыкантом года?
- Сидел и удивлялся действительности белорусского шоу-бизнеса.
- Что, так ужасно?
- Да никак просто. Да, ну, дали мне номинацию, подарили призы - и до свидания. Тишина...
- Мне кажется, что номинация, которую ты взял, по большому счету выдуманная. Ну что такое музыкант года, по каким критериям его выявлять?
- Ну да, я недавно смотрел награждение польских музыкантов, это было что-то вроде польской "Коронации". Там также была номинация "Музыкант года", но она была разбита на подкатегории: "Лучший бас-гитарист года", "Лучший барабанщик" и так далее. Тогда в этом есть смысл.
- А ты сам не пытался выяснить, за что тебе дали корону: за мастерство игры, за ту музыкальную активность, которую ты проявил в конце года? Потому что, судя по прошлой, да и по этой коронации, музыкантом года становится гитарист, работающий не лучше, а просто продуктивнее других?
- Получается так. Но я бы не сказал, что я проявлял какую-то исключительную активность. Я просто выпустил альбом. Сделал его презентацию. То есть получилось так, как будто бы я сделал то, что никто здесь не делал. По сути да, здесь инструментальной музыкой никто не занимается, упор делается на песенные проекты, да это и понятно, такие проекты более выгодны... А я тогда не думал о деньгах, мне просто хотелось записать хороший альбом. За это мне, наверное, корону и решили отдать...
- Когда ты начал реализовывать инструментальный проект, у тебя не возникало ощущения, что ты попал в совершенно не разработанную в Беларуси область?
- Да, такое ощущение было. Я на себе ощутил, что инструментальную музыку намного сложнее, чем песенную, делать. То есть песни строятся более примитивно: куплет, припев, куплет. Соло. Куплет, кода. Кто-то немножко спел, кто-то немного сыграл, кто-то немного посолировал. Это я так, конечно, утрированно говорю... А инструментальная музыка... в ней я выхожу на передний план, становлюсь лидером на сцене. И тут важно отыграть целую программу так, чтобы не надоесть слушателям, быть интересным.
- Мне кажется, что сейчас популярной становится именно безтекстовая музыка, если говорить о музыке для танцев, для вечеринок. То есть инструментальная музыка не заставляет думать, под нее можно просто двигаться. Презентация твоей инструментальной программы проходила в клубе, ты чувствовал, что людям легче реагировать на такие композиции?
- Ты знаешь, мне было страшновато, я не знал, как люди примут программу. Ведь когда музыка принимается, под нее начинают танцевать. И вот прошло все нормально, люди танцевали под все инструменталки, и под утяжеленные, и под более мягкие.
- А ты делаешь акцент на ритм или на мелодию?
- Я пытался соединить ритмику и мелодию, потому что музыка без мелодии - это просто набор нот, как мне кажется. Ну и в композиции должны быть ритмовые построения. От ритма зависит энергетика. Если барабаны с бас-гитарой делают драйв, это уже заводит людей, а когда туда вплетается еще и мелодия, то это вообще нормально звучит. Ведь мелодия - она будет всегда. Возьмем, к примеру, народную музыку. С течением времени меняется ритмовая основа, но мелодия остается... ритм определяет мода, а мелодия вечна. Сейчас множество музыкантов на Западе стали по-новому смотреть на инструментальные вещи. Тот же Сатриани меняет ритм-секцию, не меняя мелодику. И он моден именно поэтому. Или, например, модна стала рэповина - можно ее ввернуть в композицию, и это станет модно и танцевально.
- А ты в этом смысле не собираешься "моднеть"? Отбросить музыкантов и остаться наедине с компьютером?
- Есть такая идея... Но здесь не обязательно расставаться с музыкантами. Можно записать их, а потом еще с компьютером доработать барабаны, лупы добавить. Многие так делают: перемешивают "живые" и электронные инструменты. Я не отказываюсь от такого варианта. Нужно просто, чтобы совпали мои возможности и желание.
- Работая над программой, ты говоришь музыкантам, как и что кому играть, или ты просто приносишь тему?
- Я имею легкие наброски и, как правило, предоставляю свободу музыкантам.
- То есть ты набирал себе людей, которые тебя понимают... Но тогда, наверное, это уже не проект Трухановича. Грубо говоря, это проект "Труханович и компания".
- Ну да. Можно сказать и так, хотя генератором идеи-то был я. Не было бы генератора - не было бы ничего. Но доаранжировывали мы все вместе. И нужно отдать должное музыкантам, которые внесли свою струю в музыку.
- А что тебя сейчас прикалывает, ведь тот альбом - уже издан, что дальше?
- Я в последнее время стал задумываться о белорусском музыкальном этносе. Все мы ведь выросли здесь, здесь наши корни, и волей-неволей в любой музыке, написанной здесь, это присутствует.
- Ну извини, использование фолка накладывает такую ответственность! Нужно быть настолько талантливым, чтобы, используя народные мелодии, не испортить их.
- Это естественно, все можно как испортить, так и облагородить - была бы идея.
- А идея есть?
- Идея есть. Наш инструментальный проект стал потихоньку выливаться в проект песенный. То есть мы сейчас делаем дополнительную песенную программу, взяли вокалиста. Назвали проект ДЖАЛА ("жало" по-русски). В нем, кроме меня, приняли участие барабанщик Андрей Терехович, бас-гитарист Юрий Федюк и вокалист Юрий Бельский. Пока вот такой минимальный вариант. Но думаем, с течением времени мы сможем его расширить...
- ...человек на 15, и хор женский добавить...
- Нет, почему же. Добавим клавишные, духовые или, наоборот, скрипки.
- Короче, с себя ты ответственность снял.
- Все-таки песенный проект в любом случае выгоден. Но мы начали ДЖАЛА, потому что хотели заниматься белорусским этносом. Композиции будут на белорусском языке, с белорусской напевностью, только в более современной аранжировке. Вот, например, ПАЛАЦ делает стиль фолк-модерн, а мы - даже не фолк-рок, скорее, это этно-рок.
- И уже есть запись проекта?
- Да, есть. Уже почти готова программа. Нам очень помогает Анатолий Ярмоленко (руководитель студии СЯБРЫ), он предоставил нам студию. Он сказал мне: набирай ребят, делайте проект. Если все нормально будет - вам зеленый свет.
- Это как ВЕРАСЫ с ВЕРАСЯТАМИ, а СЯБРЫ, соответственно, с СЯБРЯТАМИ...
- Нет, ВЕРАСЯТА - совсем другое. Ярмоленко нам предоставил свободу в выборе программы.
- Кстати, насчет программы: какие вы выбирали композиции?
- Мы пока еще не брались за конкретно фольклорные песни, хотя уже назревает такое решение. Пока мы сами сочиняли песни, некоторые тексты нам написала Анастасия Гулак (она преподает в Институте культуры фольклор). Программа интересной получилась. Просто почему мы за это взялись? Для себя я не вижу смысла сейчас играть чистый рок-н-ролл или чистый блюз, хотя я обожаю эту музыку и играю ее в КРАМЕ с удовольствием. Мне кажется, исполняя блюз в Беларуси, мы корнями все равно остаемся в нашем фольклоре. Корни-то у нас не американские, согласись. Можно, конечно, подражать, какие-то там ноты ковырять на гитаре, но тем не менее принадлежность наша сохраняется.
- Думаю, этот проект будет выездным?..
- То, что мы делаем это на белорусском языке, уже само по себе говорит, что мы не рассчитаны на Америку, Россию. Беларусь, Польша, Украина - то есть ближайшие территории, Прибалтика - вот наша аудитория. То есть мы не пытаемся строить воздушные замки, как некоторые. Вот, говорят, будем делать песни на английском, уедем в Америку. Да в Америке своих таких полно! Многие музыканты сидят без работы и с удовольствием едут в Европу. Европа - самое реальное месть для работы.
Так что будем раскручиваться, собираемся сделать свой сайт. Потому что чем больше людей будет заниматься своей культурой, тем выигрышнее будет ситуация в стране. И я целенаправленно хочу внести свою лепту в белорусскую культуру.
- Ты не считаешь, что это звучит слишком напыщенно?
- Напыщенно - не напыщенно... потомки рассудят. Было же в истории множество нищих композиторов, которые что-то сочиняли, и только через несколько веков люди оценивали их вклад в мировую культуру. То же самое и тут.
- Во как...
- Глобально нужно рассуждать.
- И без ложной скромности... И когда все это можно будет послушать?
- Приходи на репетицию.
- Нет, а кроме?
- Посмотрим, собираемся скоро сделать концерт. Будем также участвовать в сборных концертах. Планов много.


Катя МАЙ

© 2005 музыкальная газета