статья


Нейро Дюбель
"Мы повзрослели"



Уютная квартира Кулинковичей. Супруга лидера НЕЙРО ДЮБЕЛЯ возится с маленьким человечком по имени Александр, старший же Саша подливает журналисту "МГ" в рюмку водовку, и мы мешаем ее с другом семьи Олегом Линкиным по рок-н-ролльному с пивом. Сам Куллинкович (для тех, кто нашел ошибку в написании фамилии, напомню, что по паспорту "главдюбель" пишется через одно "л", а две буквы составляют его псевдоним) "белым вином" разбавляет чай. Вот такой он у нас оригинал!...

Рождение
- Сколько уже Сан Санычу?
- Сан Санычу скоро четыре. "Кабанчик" уже большой, восемь килограммов, периодически орущий "кабанчик".
- Общается с папой?
- Насколько позволяет разница в возрасте. Он меня побаивается и при мне замолкает. Я не очень много с ним времени провожу.
- У журналиста "Музыкалки" Андрея Барановского на 8 марта родилась дочка, мы тут же предложили назвать ее Розой или Кларой... Он прикупил компактов с классикой, адаптированной для маленьких детей, и с первых дней появления на свет дочки приучает ее к музыке. Ты сына музыкой потчуешь?
- Пока нет. Но группы, которые он наверняка будет знать, когда что-то начнет понимать, - это ДЮБЕЛЬ, MOTORHEAD и MOLOTOV.
Мы изначально решили с Леной, женой, что не будем как-то шушукать, молчать, и даже если он спит, музыка ревет. А когда Лена была беременна, мы сводили "Ворсинки и катышки", а она сидела рядом со мной, и еще в утробе ребенок наслушался НЕЙРО ДЮБЕЛЯ под завязку!
- Одно из восприятий тебя публикой: свой парень, который может покуролесить, выкинуть какой-нибудь фортель. Ты чувствуешь, что изменился с рождением сына?
- Я не знаю, связано ли это как-то с сыном, но - изменился. Мне кажется, что рождение сына совпало с взрослением меня как человека. И я, взрослый, стал чаще говорить "на х...": "на х... это нужно?", когда нас приглашают на акции, в которых мы участвовали раньше. Пришло понимание, что все, что мы делаем, - это мышиная возня: и группа, и музыка конкретно в нашей стране. Даже наше с тобой интервью, по большому счету, нужно очень ограниченному количеству людей.
- А что тогда "не на х..."?
- Я говорю не о том, что все, что я делаю, это бесполезно. С одной стороны, я знаю точно, что "Рок-коронация" - это фигня, с другой стороны, я знаю, что Юра Цыбин (один из организаторов белорусского фестиваля, подводящего итоги года, "Рок-коронации", глава фирмы "Ковчег". - О'К) - очень хороший человек. И когда я говорю, что "Рок-коронация" - это фигня, мне очень не хочется его обижать, потому что отдельно Юра Цыбин и его фирма для музыкантов сделали очень много, возможно, больше, чем кто-либо...
- Но как только доходит дело до "Рок-коронации"...
- Не я придумал фразу: и Юра хороший человек, и другие люди хорошие, но как только их вместе собирает это мероприятие, то получается бардак... И "Коронация" - это одно из этих "на х...". "Вольныя танцы", которые только что вышли, это тоже никому не нужная сборка. По крайней мере, мы недовольны своим звучанием на ней, а значит те, кто выпускал сборку, плохо подошли к этому делу. И зачем тогда вообще было выпускать ее?
- Тебя даже не утешает, что этот альбом, как любая рок-работа, выпущенная в Беларуси, какого бы она ни была качества, станет для слушателя событием?
- Абсолютно. Видимо, потому, что ДЮБЕЛЬ повзрослел. Если семь лет назад нас радовал любой радиоэфир, то сейчас для нас важнее ЧТО прокрутили по радио и какого качества это ЧТО. Это такая матерость, которая должна быть (и она есть) во всех белорусских командах, которые более-менее поднялись. Не просто "о тебе прописали в газете", а "что прописали". С точки зрения группы. Естественно, у журналистов своя правда, у меня - своя, и тем не менее. Мой жизненный принцип - лучше не делать ничего, чем делать плохо. Возможно, с точки зрения кого-то, с точки зрения профессионального оператора, альбом "Ворсинки и катышки" был плох, но я думаю, что он - хорош. Я бы никогда его не выпустил, если бы не был в нем уверен.
- Кроме как заниматься в будущем музыкой, какие бы ты выводы ни делал...
- ...Ничего другого я не умею... В последнее время в сильном подпитии я могу сказать такую фразу: сейчас мы работаем "под Москву", и если у нас ничего не получится, то пропади все пропадом, больше я музыкой заниматься не буду. Естественно, от моего собеседника следует вопрос: "А чем ты будешь заниматься?"... Но по крайней мере сейчас задача у меня и моих ребят есть - я их собрал, я их выбрал, а некоторых из них я просто вырастил.
- Не вдаваясь в тонкости, но у тебя есть немузыкальный бизнес, на деньги которого ты существуешь. И раз ты не видишь в Беларуси перспектив для рок-музыки, почему бы тебе не сконцентрироваться на этом бизнесе и время от времени, раз в два-три года, собирать музыкантов и записывать двойные альбомы - себе на радость, на радость фэнам?
- К этому я, в общем-то, почти и вел. У меня есть "левый" заработок, но со дня на день или с месяца на месяц он грохнется. И, скорее всего, если выйдет неудача с Москвой, то я буду заниматься тем, что буду зарабатывать деньги на чем-то немузыкальном на себя, на своего ребенка, на семью. Буду играть иногда концертики, опять заведу дома часть аппаратурки, стану писать домашние альбомы, как это было в 94-м году. Так, видимо, оно и будет. Но я этого не хочу, я дико этого боюсь.
- Ты на самом деле сильно ставишь на Москву? Это последний шанс для группы - прорваться за пределы Беларуси?
- Последний. Я считаю, что это последний шанс. Рок-н-ролл вообще в Беларуси в опале, концерты отменяются либо проводятся под девизом: "будут сидеть - я сказал". Все рок-передачи на ТВ закрыты, последнюю рок-передачу в радиоэфире, "Новое вторжение" ("Радио Би-Эй"), закрыли 25 мая, а ее ведущие, супруги Протасовы, уволены без объяснения причин. Бардак!.. Мы очень много упустили времени. К вопросу о взрослении: какой же я в свое время был мудила - сейчас, может, я зазнался, но я стал понимать, насколько, в общем-то, моя музыка интересна. Раньше мы просто довольствовались тем, что мы - ДЮБЕЛЬ, мы - вот такие. А сейчас я вижу, что мы интересны и здесь, и там. Я сужу об этом и по интернетовским делам, и по вхождениям в какие-то сборки, по каким-то отзывам критиков, записывающих московских компаний. Я вижу, какая порнуха крутится по MTV-Россия, и я нескромно понимаю, что мы очень хорошая группа. Да, мы разгвоздяи, толком не умеем играть, постоянно полупьяные, но, тем не менее, в нас есть какая-то жизнь. На наших концертах наша группа мне самому нравится как стороннему слушателю. Есть много групп, на которые идут люди, зная, что будет на их концертах. Я же горжусь тем, что люди, приходя на наши концерты, не знают, что там будет. Это здорово, я считаю, что это наше достижение.
Поумнел я еще вот почему. В 92-м году, напившись "огненной воды" с пивом, мы стояли в клубе "Три поросенка" с Сергеем Михалком, и он мне говорил: "Саня, надо отсюда сваливать! Здесь нет никакого будущего! Пошли на Россию, давай будем туда биться". Я кивал головой, кивал, кивал и ушел докуривать сигарету "Астра", а Михалок собрал манатки и пошел, и где сейчас он, и где я? У ЛЯПИСА более удобоваримая музыка, чем у ДЮБЕЛЯ, и шансов них было больше, но все же варианты были и у меня. Почему я тогда не пошел с ним? Он уже тогда был умный, а я поумнел только сейчас.

Nacht Moskau!
- Эрика Чантурия, московского продюсера и композитора, человека, который будет выпускать ваш альбом, ты действительно до сих пор не видел в лицо?
- Действительно. (По телевизору я его, конечно, видал.) Мы с женой в свое время прикалывались: а может, нет никакого Чантурия?! Миф? Дело было так. Слава Гулевич, с которым мы знакомы по неудачному контракту ДЮБЕЛЯ с ПанРекордз, уходя из этой компании, сказал, что забирает с собой НЕЙРО ДЮБЕЛЬ и ЛЕПРИКОНСОВ. Но как-то до ДЮБЕЛЯ у него руки не доходили, дошли только через год. Он предлагал группу на разные московские компании, везде отвечали, что все очень хорошо, но дело иметь с этим мы не будем, так как это не та музыка, что станет хаваться. К тому же в России, как в любой нормальной стране, в первую очередь поддерживают своих музыкантов (в отличие от БССР). ЛЯПИС тоже не без труда пробивал себе дорогу. И никто из россиян никогда не работал с "чужой" тяжелой музыкой, а ДЮБЕЛЬ по сравнению с ЛЯПИСОМ играет тяжелую музыку. Так вот, мы предлагали себя студии Real. Эрик Чантурия занимал там достаточно высокий пост и, прослушав нас, сказал, что если студия прокинет ДЮБЕЛЬ, то он будет заниматься группой частным образом. Real не решился, и мы начали предметный разговор с господином Чантурия. Согласовали, какие песни войдут в альбом, какие клипы будут сниматься, условно говоря, мы согласовали сумму, необходимую на раскрутку. Сейчас всеми этими делами занимается Гулевич, и, насколько я вижу, пока все проходит нормально. Даже появились предложения к ДЮБЕЛЮ со стороны других людей в России, но мы остаемся верны первоначальной договоренности.
- Песни в альбом-the best подбирала группа?
- Чантурия некоторые вещи сразу забраковал. Он их просто не понял. Например, мы уговорили его включить в альбом "Переехала комбайном" - откровенный шлягер, это как "Ау" у ЛЯПИСА. Эрик сказал, что не понимает, "что они поют в припеве? что такое "в ушанке синее переехала комбайном"?". Меня это очень смутило - "я не понимаю". Но его убедили, что эта вещь хорошо идет в Беларуси, и он сказал, что раз идет, то "тогда будем посмотреть".
Ему понравились "Гагарин" и "Каникулы с Чиччолиной". На них будут сниматься клипы. Я вааще-то против, я бы переснял клипы на "Охотника и сайгака" и "Переехала комбайном". Вероятнее всего, на "Переехала комбайном" клип все же будет снят, из принципа.
- У российских компаний сейчас есть стойкий спрос на музыку стран бывшего Союза. ЛЯПИС и ЛЕПРИКОНСЫ из Беларуси, масса украинских исполнителей. И украинопоющие исполнители пользуется популярностью. Не было мысли написать несколько песен на белорусском языке, на белорусско-русском "диалекте" (на трасянке) и с ними выйти на Россию?
- Возможно, это и схавается, но я не настолько сильно поумнел, чтобы так поступить. Я все-таки искренний дурак, я делаю то, что мне интересно, я пишу тексты на том языке, на котором я думаю. Однажды в о-о-очень сильном подпитии, оторвав голову от клавиатуры компьютера, я почему-то начал думать по-белорусски, на том языке, который был мне доступен, я понимаю, что это наверняка не был нормальный белорусский язык. Появилась какая-то мелодия, и я написал песню. Потом более-менее я ее выверил, и это единственная песня НЕЙРО ДЮБЕЛЯ на белорусском. По идее, она должна была войти в сборник "Вольныя танцы", но из-за того, что с декабря прошлого года ДЮБЕЛЬ ищет репетиционную точку, мы не могли ее реально сделать, это одна из причин, по которой мы ее и не записали. Песня называется "Забi амерыканца".
Так вот, напишу я две-три песни на белорусском, предположим, они понравятся и меня попросят их больше, а я не могу! Хотя... парочка песен, пошла раскрутка, дальше делай, что хочешь... но... я не настолько поумнел и обнаглел...

The Best
- Что с записью альбома?
- Он начал сводиться. Мы начали писать его на СКАT'е в декабре, но процесс идет очень медленно, так как в студии мы еще и репетируем. Это нормально для западного музыканта, над которым нет "счетчика". Альбом и по деньгам, и по времени перехлестнул и "Ворсинки и катышки", и "Охотника и сайгака". В отличие от прошлых альбомов, писавшихся частично на свои деньги, частично на деньги друзей, этот пишется за деньги человека, который в случае удачи станет нашим менеджером. Это "минские" деньги.
Записано двадцать песен, длительностью программа будет около семидесяти минут. В альбом войдет несколько вещей, которые мы записали просто для души, к примеру, "Звездочки" ремикс, их московский вариант будет отличаться аранжировкой от того, что попал на "Вольные танцы". Рабочее название альбома - "Семнадцать".
- Почему "Семнадцать"?
- Чтобы никто не догадался! (Быстро ответил, моментально, ждал этого вопроса! - О'К). Песен семнадцать, спрашивают? Нет, отвечаю, песен - двадцать.
Сводит альбом тот же человек, Василий Николаеня, что сводил все цифровые "дюбелевские" альбомы, единственное - мастеринг будет делаться в Москве. Для России песни в альбоме, естественно, будут все новыми. Мы просто переписали все наши хиты, испытанные на белорусской публике. "Охотник и сайгак", "Переехала комбайном", "Ехала домой", "Полцарства" и тому подобное. Выбирались в основном легкие вещи. И будет несколько, которые просто я туда включил, например, "Суслики-убийцы", которую мы почти никогда не исполняем на концертах из-за ее сложности для нас, не умеющих играть.
- Тебе интересно было переписывать старый материал?
- Я ехал в студию, как на казнь, мне совершенно было не интересно этот альбом писать. Единственное что, в работу над этим альбомом включился наш новый гитарист Илья Шевчик, который внес практически в каждую третью песню такой вклад, что альбом будет очень интересен белорусскому слушателю: если составить сборку из трех любых альбомов НЕЙРО ДЮБЕЛЯ и сравнить ее с тем, что мы сейчас переписали, то это совершенно разные вещи. Хотя, конечно, будет тяжело слушать новые варианты старых вещей, ведь первый вариант всегда кажется лучшим. Песни вроде бы одни и те же, но какие-то вещи типа "Ехали уроды на поминки", "Полцарства", "С праздником" будут звучать более богато, чем они были.
- Илья в охотку работал над записью? И как вообще пришла идея сотрудничества, не только студийного, но и концертного, с Шевчиком?
- Насколько я вижу, блеск в глазах у него есть. А идея привлечь Шевчика к работе с ДЮБЕЛЕМ принадлежит опять же нашему новому клавишнику Андрею Леончику. Однажды вопрос о разрешении, как ты как-то написал, "паскудной" проблемы встал просто ребром. Юра Наумов "Паскуда" не явился на съемку клипа, Юра не являлся в студию на запись альбома "Ворсинки и катышки", и когда мы готовились к его презентации, то поняли, что все, больше так нельзя. Юра сам по себе хороший человек, хотя, в принципе, и опез..л, и как член группы, на сцене, это очень ценный человек. Если нескромно назвать меня номером один ДЮБЕЛЯ, то Юра - это сто пудов номер два. Его подпевки и сама личность были очень ценны для нас, и все же было решено гитару у него отобрать и оставить его на бэк-вокал. Растягивание состава для меня было как серпом по яйцам, но, тем не менее, встал вопрос, кого взять гитаристом. Была масса кандидатов, но Андрей Леончик предложил Шевчика. Илья действительно с радостью согласился. Но он все еще не в составе группы, я не хочу заставлять Илью говорить, как он любит НЕЙРО ДЮБЕЛЬ. Мы с ним договорились, что он - сессионный музыкант. Как только Шевчик решит стать членом группы, он мне об этом скажет, либо я сам ему скажу, чтобы он определялся. Возможно, скоро встанет вопрос об очередной смене состава - работа для России будет требовать прочного состава, а Илья и Андрей заняты еще и в других группах, но... пожуем - увидим.
- Когда выйдет альбом?
- В июне-июле. К этому времени должен быть снят клип на "Каникулы с Чиччолиной", должна "случиться" ротация на MTV и других каналах российского ТВ.
Речь идет о гораздо больших вещах, нежели просто презентация нового альбома. Она состоится, наверное, только тогда, когда группа сможет собрать на концерт N-ое количество российских слушателей.
- Юрий Наумов создавал с тобой НЕЙРО ДЮБЕЛЬ, и ты, видимо, чувствуешь за него более личностную ответственность, чем за остальных. И я в душе аплодировал тебе, когда узнал, что ты все же оставляешь его в группе. Проще было вывести Наумова из состава и общаться с ним на стороне... Возьмет он когда-нибудь в руки гитару?.. Твое ощущение?.. Или и с бэка ты его потом снимешь и он просто будет стоять на сцене?
- Юра не создавал со мной НЕЙРО ДЮБЕЛЬ, он пришел в него в 91-м году, а группа существует с 89-го года. На самом деле я чувствую ответственность за всех "дюбелей", ну, может, кроме недавно пришедших музыкантов, которые и слишком взрослые, и еще пока слишком новые для ДЮБЕЛЯ.
Наумов - распиз...й. Он и сам этого не скрывает, он сам все это знает. Но если бы он им не был, то не было бы Юры Наумова, вот в чем проблема, вот в чем внутренний конфликт. Если он станет очень хорошеньким, то зачем мне такой бэк-вокалист нужен?
Юра почти разучился играть на гитаре. Последний год, "дюбелевские" слушатели помнят, в группе НЕЙРО ДЮБЕЛЬ была только одна гитара. Наумов держал гитару и просто по ней бил: операторы по моей просьбы ее всегда отключали после первых нескольких песен потому, что она расстраивалась, рвались струны, он играл на электрогитаре как на акустической - он бил по струнам. А дома или в студии Юра может подойти к гитаристу, взять гитару и придумать мелодию. Как мелодист он мне всегда нравился, почти все новые песни ДЮБЕЛЯ - это песни 91-го года (мы очень мало сейчас сочиняем абсолютно новых песен), которые мы написали с Юрой Наумовым. Я ему давал мелодию, напевал "ля-ля-ля-ля-ля", а он на слух меня понимал. Поэтому он может что-то придумать, но на концертах ему давать гитару... опасно... Если же усугубится что-то, то он вообще уйдет из ДЮБЕЛЯ, потому что я стал злее и ситуация сейчас другая: если раньше публика воспринимала нас пьяными на сцене, то для работы на Москву нам понадобится держать хоть какой-то авторитет.
В "Ворсинках и катышках" только в одной песне есть его гитара, в "С праздником". Он просто ушел в запой тогда, когда мы снимали клипы и только начали записывать альбом. Потом, выйдя из запоя, ему уже было стыдно приходить в группу и говорить типа: "Ребята... сорри". Юра выбрал позицию страуса, спрятав голову в песок. И в "московском" альбоме - тоже лишь одна песня с участием Наумова. Кстати, он тоже не пришел вовремя на запись этого альбома, а подошел позже, записал бэки и ушел. И мы сами решили, что бэк-вокал будет прописывать он, или надо будет кардинально менять аранжировки.
Последние же концерты, мне кажется, мы с ним нормально взаимодействовали и хорошо веселились. Единственное что, я, наверное, дам ему тамбурин, о чем Юра меня сам попросил: "Саша, дай мне что-нибудь в руки, а то я стою как п...". На что я ответил: "Я одиннадцать лет как... стою". Это я дословно тебе пересказываю!..
- Что с переизданием альбомов НЕЙРО ДЮБЕЛЯ, о котором было объявлено полтора года назад?
- Альбомы реально существуют, они все оцифрованы, начиная с "Тотальной дефлорации", с 91-го года. Все, кроме концертника "Памяти Светланы Сидорович". Я его просто своим волевым решением выключил из жизни. Проблема в обложках. Сначала мы работали с фирмой "Мэджик", они нам все делали бесплатно, на здоровом, вольном интересе. Потом мы были на ПанРекордз, они делали "Охотник и сайгак". Сейчас все разбежались, и мы не можем найти концов, где искать мастера обложек. Очень хочется верить, что фирма, которая показала к нам доброе отношение (не денежное, а просто человеческое) - Art Classic Company Records, бывший "Сатис", - сможет все это дело воссоздать. Но сами альбомы можно каким-то образом скопировать и переписать на CD, обратившись ко мне, мой пейджер и e-mail есть на каждой обложке "Ворсинок и катышек".
- Белорусские слушатели смогут купить "Семнадцать" не в пиратском исполнении? Он вернется на родину?
- Конечно, вернется. Но только официальным путем. Если вдруг нам повезет и мы там пойдем, то все равно останемся белорусской группой, гражданства менять мы не будем. Нас любит масса людей в Беларуси, и было бы откровенным свинством сказать, что, ребята, а пошли бы вы все подальше, а мы поехали в Москву. Наша публика мне дороже всего. Кстати, я очень надеюсь, что если мы пойдем туда, то наши концерты здесь будут более частыми, чем сейчас, когда мы являемся полностью белорусской группой.
- А планы на абсолютно новый альбом строишь?
- Планы у меня простираются даже очень далеко. Я хочу, я очень долго об этом говорил своим друзьям, возобновить выпуск домашних альбомов. Мы посмотрели, что уровень интереса к программам типа "Битва на мотоциклах" точно такой же, как к цифровым альбомам. Хочется записать домашний альбом еще и потому, что цифры скрадывают всякие "живые" нюансы, пускай будет худшего качества, но ведь поправить все можно мастерингом. До конца года, видимо, к зиме, мы хотим выпустить такой домашний альбом, акустический, может быть, с небольшим вкраплением драйва, с той же ритм-машинкой фирмы "Лель", что была в "Битве", с микшерским пультом на четыре входа. Называться он, скорее всего, будет "Нападение веселых тараканов-убийц", в "дюбелевских" традициях. И есть мысль выпустить все наши матерные песни. Вот в эту сборку будут входить песни, половину из которых публика не слышала. Мы с Паскудой, когда сидели дома, ой, мы там выдавали, ой, выдавали! Причем такие у нас были заковыристые песни. Люди, которые нас знают, помнят песню "Погано" из альбома "Тотальная дефлорация", там тридцать с чем-то матерных слов, после этого была записана не известная слушателю песня "Добро", в ней около сорока с чем-то матерных слов. Веселая будет сборка.
- Что с ближайшими сольными выступлениями? Был почти заявлен "реабилитационный" концерт-презентация "Ворсинок" в концертном зале "Минск"...
- После презентации "Вольных танцау" мне сильно расхотелось идти в КЗ. Мы можем реально собрать тысячу людей, но зачем делать "сидячий" двухчасовой концерт? Жопа заболит! А попробует народ вскочить - получит по почкам и их выведут из зала, как это было в цирке, за что мне до сих пор стыдно. Я подумал, что, может быть, лучше сделать вместо этого три-четыре клубных концерта? Все они будут называться "Ворсинки и катышки", но каждый часовой концерт будет представлять собой новую программу. Там народ хрен куда усадишь! И пиво есть. Однако народ в клубы почему-то сейчас плохо ходит, сессия, дачи. Будем посмотреть...
"Рок-коронация", Интернет и CoolLinkович
- Кто что получит на следующей "Коронации"?
- По-моему, ее организаторы раздали уже всем сестрам по серьгам. Я даже не знаю, из кого в этом году будут выбирать. Я с 96-го еще ни разу не ошибался в прогнозах, кто будет королем. В этом году им станет, скорее всего, ЭКИВОКИ, как это ни смешно. Больше некому. Они просто своей "Нравится - не нравится" задолбали всех, и, думаю, что так, как я сказал, и будет.
- Есть же ПАЛАЦ, есть Шедько..
- А-а-а... Да, об этом я не подумал... Тогда, скорее всего, будут тянуть жребий: бросят в шапку три бумажки и вытянут победителя.
- А кто, ты бы хотел, чтобы был отмечен пусть даже не главными коронами?
- Те, кого отмечали всегда, - ТРОИЦА, КРЫВI и ПАЛАЦ. Это те белорусские группы, которые мне нравятся.
- От кого-нибудь на белорусской рок-сцене ты чувствуешь такую же энергетику, как от мексиканской группы MOLOTOV, твоего последнего по времени фаворита?
- От НЕЙРО ДЮБЕЛЯ. Все. Я нахожу много общего между нами, хотя мы поем и на разных языках, и стили у нас разные. И MOLOTOV, и НЕЙРО ДЮБЕЛЬ очень разнообразны; заметь, и у них, и у нас есть мелодичные, грустные песни, есть откровенно разгильдяйские, матершинные. Я нескромно считаю, что от ДЮБЕЛЯ точно прет энергетика, в отличие от многих белорусских групп.
- В свете мягких разборок, устроенных между отдельными журналистами, представителями БМАgroup до и после презентации второй сборки "Вольныя танцы" по поводу судеб русскоязычной и белорусскоязычной музыки в Беларуси мне хотелось от тебя услышать следующее. У каждого из нас свое отношение к властям, свое отношение к оппозиции. НЕЙРО ДЮБЕЛЬ, случается, принимает участие в акциях, которые последняя и проводит. Как ты, как музыкант, который свои ближайшие планы строит в расчете на раскрутку группы в России, относишься к тому, что на митингах, где вы играете, сжигаются государственные флаги России?
- Я не принимаю участие в мероприятиях, которые устраивает БПСМ и ППРБ. Я знаю, что если бы мы приняли участие в их акции, то на следующий день БПСМовцы смело могли бы идти в школу и записывать наших фэнов в свои ряды. Я участвую в акциях, проводимых оппозицией, потому что поддерживаю их цели. Сожжение российского флага для меня, в общем-то, вполне нормальная вещь, потому что я не люблю российское ГОСУДАРСТВО, именно ГОСУДАРСТВО как институт, как аппарат, управляющий людьми, населяющими определенную территорию, но я нормально отношусь к людям, живущим в этой стране... У меня маленький сын, которого нужно кормить, и если в России ДЮБЕЛЬ пойдет - хорошо. Это дело.
Мы все поставлены здесь, в Беларуси, в такие условия, когда население страны и власть, флаг, герб этой страны - две разные вещи, согласись. Я не думаю, что ты, Олег Климов, очень хорошо относишься к Республике Беларусь, которая заседает в больших домах, и я ненавижу ТАКУЮ республику, но я люблю свой народ, я люблю СВОЮ Республику.
На нашем сайте WWW.NEURODUBEL.COM и на обложке "Ворсинок" есть логотип "Убей американца", я клеймил всех американцев, населяющих США, кто бы они ни были по происхождению. Но после того как меня начали оскорблять белорусскоговорящие люди только потому, что я имею "наглость" жить в этой стране и петь песни по-русски, я понял, что я был такое же быдло, как и они, когда всех подряд греб под одну гребенку. Поэтому сейчас для меня есть государство США, которое я ненавижу лютой ненавистью, а есть люди, они бывают разные. Если к власти в Беларуси придет какой-нибудь дядька, который скажет: "Ты думаешь по-русски? Так вот, пошел бы ты к е... матери отсюда!", только тогда я перестану любить свою страну... Мне кажется, свою родину можно любить на разных языках.
Но, в принципе, я очень хочу вылезти из этого дела, я всегда говорил и говорить буду, что музыкант не должен петь о политике. Мне не нравятся те песни N.R.M. или Каси Камоцкой, в которых поется о политике. Музыкант должен петь про любовь. К пиву, к женщине...
- Ты - кирпич того государства, которое мы хотим увидеть. Как бы оно действительно не вышло таким, каким ты его строить не собирался...
- Я этого страшно боюсь... Как-то в разговоре с лидером N.R.M. Лявоном Вольским я сказал: "Тебя не коробит, что я говорю с тобой по-русски?" - "Нет. Я тебя понимаю" - "Я тебя тоже". У нас дружеские отношения (в отличие от наших поклонников). Мы вместе с его группой принимали участие в акциях, которые устраивала белорусскоязычная оппозиция. И я ему дальше говорю, что вот сейчас оппозиционный официоз нормально относится к группе НЕЙРО ДЮБЕЛЬ, меня приглашают на их акции... правда, все реже и реже, все равно дистанция чувствуется. (Те же "Вольныя танцы" меня сильно покоробили, когда от меня требовали песню на белорусском языке, на что я ответил: "Все, на х..., не буду я ничего выдавливать...". Тогда последовало: "Нет, нет, нет, можешь и на русском". То есть для рейтинга сборки, хотя в него вошли и так достаточно рейтинговые команды, мы им были нужны.) "Но, Лявон, придут твои к власти, вы меня уже не позовете на эти концерты, никогда не позовете. Ты хороший человек, ты со мной, может, еще и будешь разговаривать... но ..."
Я не люблю нашего президента, но периодически думаю, что если сейчас будут выборы и будет два кандидата - Позняк (или Вячорка) и нынешний президент - я буду голосовать за Лукашенко. Потому что второй вариант очень даже не будет лучшим. Страшно, что мы можем стать перед выбором меж двух зол...
...Я прочитаю тебе письмо, которое мне пришло по электронной почте из Польши. Написано латиницей по-белорусски: "Можете уже сойти с белорусской сцены, белорусский рок - это не пение по-русски. А вы мудаки, если этого не знаете. Так что съе...те, дорогие, в Россию. Вы - суки е...ные, вы только поганите нашу белорусскоязычную эстраду"...


Олег КЛИМОВ

© 2005 музыкальная газета