статья


Стиль-Ликбез
Кантри-мьюзик - золото США

Кантри-мьюзик - практически один чисто национальный жанр музыкального творчества Америки. Каждая песня - небольшой рассказ с описанием определенной жизненной ситуации, ясной композицией, не лишенный поэтичности и таланта. В ней - рассуждения о своей судьбе, о будущем. Это исповедь музыканта-исполнителя о самом себе, о ровесниках, живущих в городах и на фермах. Об их жизни, работе, радостях и невзгодах. И вот голос певца уже не кажется вам резким, а аккомпанемент - монотонным, вы охвачены потоком песенного повествования...

Американцы - жители относительно молодой страны, а потому с восторгом, уважением и гордостью относятся к тем немногочисленным памятникам, связанным с зарождением США. Из учебников истории мы кое-что знаем про освоение глубины страны большими массами колонистов. "Хилбилли" или "Билли с гор", как назовут их в итоге.
"Хилбилли, - как описывал их "Нью-Йорк джорнэл", - это независимый и несдержанный белый гражданин штата Алабама, который живет в горах, не имеет каких-нибудь значительных средств к существованию, одевается, как хочет, говорит, как ему вздумается, пьет виски, если может его достать, и стреляет из револьвера, если того пожелает." Так впервые было дано объяснение кличке, которой "просвещенный Север" наградил "дикий Юг". Хотя в это определение вкралась серьезная оплошность. В штате Алабама нет никаких гор! Зато есть они в штатах Кентукки, Теннесси и Западной Вирджинии - местах поселений "шотландских ирландцев". Именно их потомки, сумевшие сберечь свои традиции и обычаи, передавали из поколения в поколение свое культурное наследие, в том числе и в музыке. Музыка в их жизни стала единственной эмоциональной отдушиной и областью народного творчества. Она изменялась и развивалась со временем.
Жанр балладно-песенного рассказа, завезенный с Британских островов, насыщался здесь новым содержанием, приобретал специфический лад и звучание. Местные жители вспоминали о своей далекой и полузабытой родине за океаном, о своих предшественниках, прославляли Бога, мечтали о счастье. Песни исполняли сначала под аккомпанемент цимбал и "пиликалки", как называют местные музыканты скрипку. С течением времени к ним присоединилось банджо - инструмент негров-невольников, гитара и в начале ХХ века - мандолина. Традиционно музыкальный аккомпанемент являлся фоном для песенного рассказа. Его исполняли под простую мелодию высоким голосом с характерным "сельским" выговором слов. Тем не менее, до 20-х годов этот жанр музыки был исключительно местного значения. Его можно было услышать на сельских собраниях, свадьбах и гуляниях в Южных Аппалачах, на фермах Алабамы, в долине Миссисипи и Восточном Техасе. В нем выделялись два мотива: грусть, одиночество, плач-жалоба или, наоборот, призыв жить одним моментом, сегодняшним днем, не думая о том, что ждет завтра. Тогда это была действительно "сельская" (кантри) музыка. Но этот дословный перевод хоть и точен, но вместе с тем ошибочен. Само слово "кантри" употребляется в значении сельского места, то есть негородского. Но под этим названием имеется в виду прежде всего музыка совершенно конкретного района США, штата Теннесси - "страны кантри". Для широкого круга, к сожалению, на тот период музыка кантри оставалась неизвестной.
С развитием кантри связан восход к музыкальной известности Нэшвилла (или, по-другому еще, Нашвилла) - "города музыки США". А началось все с прихода на Юг коммерческого радиовещания. Если точнее, радиопрограммы под названием "Грандиозная старинная опера". Эта корявая фраза прозвучала в субботнем эфире в 1925 году, когда частная радиостанция в Нэшвилле начала передавать кантри-мьюзик непосредственно из самого крупнейшего концертного зала города. Не слишком удачная шутка ведущего - он объявил, что после классической оперной музыки радиослушатели смогут послушать музыку из "другой оперы", знакомой местным жителям с давних времен - привела к возникновению штампа, под которым эта передача и теперь радует слух своих поклонников в Нэшвилле.
Со дня создания этой программы в Нэшвилле и стали собираться известные исполнители, музыканты и авторы кантри, а также те, кто искал признания. Время и соответствующие траты превратили "Грандиозную старинную оперу" в массовое собрание "нэшвилльского звука", как по-другому называют кантри-музыку, которое решало судьбы песен и исполнителей в этом жанре.
Немного раньше, в 1923 году, пластинка, записанная скрипачом Д. Карсоном, выдержала, казалось бы, невозможный на то время тираж (500 экземпляров), в момент раскупленный знатоками кантри. Получилось что-то вроде эксперимента. Он подтвердил реальную возможность коммерческого успеха при производстве грампластинок музыки кантри.
На первом этапе существования этого музыкального бизнеса семья Картер по праву считается звездами первой величины. Отдельные произведения в исполнении этого ансамбля сейчас рассматриваются даже как классические образцы музыкальной культуры жителей Аппалачей. 4 августа 1927 года, спустя две недели после первой грамзаписи мужа и жены Картер, в этой же самой студии Джимми Роджерс спел свой первый диск. Он исполнил песни в практически забытой манере первого населения юго-восточных областей Америки "блю йодль", когда исполнитель резко переходит с нормального голоса на фальцет и наоборот. В официальной летописи Джимми считается первым сольным исполнителем, получившим право называться звездой.
30-е годы принесли новые перемены. В кантри стали применять контрабас, гавайские гитары и ударные инструменты, электроусилители. На сцену начали выходить в обязательном ковбойском костюме, хотя песни и образ исполнителя могли не иметь ничего общего с жизнью животноводов. Тогда-то вот и получила музыка кантри мелодичное название "кантри-вестерн" - "кантри Запада".
По официальным данным, в годы Второй мировой из 608 певцов, которые регулярно записывали пластинки, практически одна треть исполняла кантри.
Коллективы кантри-музыкантов стали пользоваться успехом в северо-восточных штатах - например, Кентукки, который называют "Блю грасс", что означает "синяя трава" - по цвету сочных лугов этих мест. Кантри-мьюзик покорила популярный концертный зал в Нью-Йорке - "Карнеги-холл". Так талантливые "Билли с гор" превратились в хорошо оплачиваемых звезд.
В 50-х годах Нэшвилл уже прочно стал центром музыки кантри. Песни в этом жанре на то время стали более гладкими, что ли, "сладкими", более стандартными, универсальными, а значит, притягательными с точки зрения среднего американца независимо от штата, пола, возраста, образования, вкуса, и музыкального в том числе. Так шло развитие кантри-мьюзик, пока, как и по всей музыке США, по ней не ударил рок-н-ролл.
Американский искусствовед и писатель П. Хэмфилл писал, что по внутреннему строю "рок энд ролл" - это смесь кантри-музыки, церковного пения, джаза и того, что на юге США называется "негритянской музыкой". Не случайно, что его королем стал Элвис Пресли, ведь он родился в штате Теннесси.
В этой борьбе с роком кантри-вестерн большие надежды возложил на "Априленд". Что-то подобное Диснейленду, только вместо Микки Мауса тематика кантри служила таким "зазывалой" в парке Нэшвилла. Новый парк раскрыл свои объятия в 1974 году. Сюда перебралась и "Грандиозная старинная опера", открылся "Зал славы" исполнителей кантри и других многочисленных знаменитостей, которые привлекают туристов.
А начиная с середины 70-х, по признанию американских музыкальных журналов, первая иностранка (!) Оливия Ньютон-Джон удостоилась титула лучшей исполнительницей в стиле кантри.
На сегодняшний день в Беларуси также есть свои поклонники этого жанра и новое поколение "Билли с гор". И успешно конкурируют со всеми новомодными течениями. Почему? Ответ совсем прост. Все из-за манеры исполнения. Кантри-мьюзик призывает: "Если у тебя есть что сказать - скажи, а нечего - молчи!".
Так "что же будет с одной из немногих действительно народных форм музыкального творчества Америки?" - задает вопрос Хэмфилл. Лично я думаю, будет другая музыка - возможно, прекрасная, но совсем другая...


Диана ДУДИНОВА

© 2005 музыкальная газета