статья


Spitfire
Skазka от Кащея



Первый концерт группы SPITFIRE состоялся в феврале 1993 года на psycho-фестивале в Санкт-Петербурге. Начинал SPITFIRE как рокабилли-трио с элементами нойза. К концу 1993 года музыка группы мутировала в гаражный панк и из него - в скакор. В 1994 году к ансамблю присоединились саксофонист и трубач. Так SPITFIRE превратились из агрессивной панк-группы в веселый секстет, исполняющий взрывную смесь хардкора и ска, и стали одним из самых популярных коллективов Санкт-Петербурга. Первый крупный фестиваль, на котором выступили SPITFIRE, был "АэроFuzz" в "Балтийском Доме" в марте 1994 года.

За последние два года они выступали, кроме России, в Германии, Бельгии, Норвегии, Швеции, Дании, Литве, Беларуси и Финляндии - всюду с неизменным успехом. Песни SPITFIRE появлялись на западных сборниках "United Colors Of Ska Vol 2", "Vielklang 15 Anniversary" и "Back To The Ska Groove".
Сейчас у группы подписан контракт с берлинской фирмой грамзаписи Pork Рie. Осенью 1996 года выпущен записанный в марте того же года в студии "Мелодия" альбом "Night Hunting". В России он издан фирмой Шок Records. А в 1999 году на CD, а затем и на кассете выпущен отличный альбом "Coast Is Clear".
Отвечал на вопросы "МГ" Денис "Кащей" Купцов, барабанщик и старожил группы SPITFIRE.

- Какой позиции в музыке и жизни вы придерживаетесь?
- Мы никакую особенную позицию не занимаем в субкультуре. Мы просто группа, которая делает свое дело. И дураку понятны такие элементарные вещи, что ска - это музыка интернациональная. И так как мы ее мешаем и с панком, и с фанком, и с джазом, и с хардкором, и с чем угодно, то фашистам, расистам, нацистам и всяким другим идиотам на наших концертах делать нечего. Это понятно. Хотя, ты знаешь, это уже можно назвать позицией в нашей стране. У нас очень сильна проблема расизма.
- На вашем концерте в Москве, в клубе "Свалка", был инцидент с наци-скинами. Расскажи поподробнее, что случилось.
- Пришли несколько наци-скинхэдов и попытались сорвать нам концерт "зигхайлями" и другими своими идиотскими выкриками. На что мы им сказали: "Пошли на х...". Они остались очень недовольными, пытались устроить, чтобы мы вышли из зала. Но мы высказали свое мнение по этому поводу и продолжили дальше концерт. А потом мы узнали, что одного наци-скинхэда зарезали. Непонятно кто. На самом деле это идиотизм. Мне пофиг, что он фашист и говно, мне просто его жалко, потому что ему 18 лет и он мог бы еще поумнеть. И раз он все-таки ходит на ска-концерты, значит, что-то его притягивает туда. И потом, у молодежи неправильное представление о скинхэдах. Совершенно. Многие не понимают, что необязательно быть скинхэдом и быть фашистом. Первоначально движение скинхэдов, зародившееся на Ямайке, ничего общего с фашизмом не имело. Это позже появились так называемые бонхэдс, фашиствующие скины, заимствовавшие атрибутику, внешний вид и одежду. Здесь наша позиция четко прослеживается: fuck rasism!
- А все участники группы разделяют эту точку зрения? То есть вы идейно единый коллектив?
- Да, единый. Мы, конечно, различаемся по характерам - кто-то мягче, кто-то жестче. А идеи наши общие, поэтому-то мы вместе и существуем. Если возникают разногласия, то мы обычно расстаемся. Но у нас уже сложился постоянный костяк.
- Когда закончились перемены в составе?
- В 1994-ом у нас образовался постоянный состав: три трубы и три ритм-секции. А последняя смена состава у нас была в начале 1998 года. Ушел наш трубач, он очень хороший парень. Но у него возник свой проект, и он решил им заниматься. Мы взяли нового трубача Рому, молодого, задорного.
- Расскажи о лейбле, который вас выпускает. Как давно вы с ним сотрудничаете?
- С лейблом Pork Рie, являющимся подразделением Vielklang, мы сотрудничаем давно. У Vielklang есть несколько подразделений. Одно этно делает, другое - хардкор, третье - готик, к примеру. Pork Рie занимается ска.
- А как вы туда попали?
- В 1994 году мы ездили в Берлин и там познакомились с представителями лейбла. Очень быстро знакомишься, контакты приобретаешь, тем более если разговариваешь на языках. Pork Рie сделали сборник "United Colours Of Ska", куда вошли и мы.
- Есть какие-то обременяющие вас контрактом условия? Должны ли вы сделать определенное количество концертов или альбомов?
- Ты знаешь, это совсем другое. На Западе лейбл занимается продажей пластинок. А концертами занимается букинг. Это совсем другое. И также есть еще третья контора, которая делает промоушн. Все это взаимосвязано. Но на самом деле это три разные вещи. Концерты - это чисто нам хорошо. Мы ездим, зарабатываем деньги, продаем свою пластинку.
- Знают ли SPITFIRE в Европе? Сколько людей приходит на ваши концерты?
- А по-разному. Есть места, где мы еще не играли. Там приходит когда много, когда мало. Там, где мы уже играли, приходит нормально народу. По-разному. Точно так же, как и здесь.
- Ска в Европе в каком состоянии находится - взлет, падение или промежуточное состояние?
- Там такой ровный промежуточный этап. Ска всегда востребован. И если это хорошие имена, то народ, конечно, на них идет. А чтобы завоевать это хорошее имя, для этого нужно просто играть, играть и играть. Нужно по одним и тем же местам проехаться раза три-четыре. И тогда тебя начнут узнавать. В Европе слишком много музыки со всего мира.
- Почему же у нас ска не так популярен? Множество людей вообще не знают, что это такое.
- У нас все больше и больше людей ска слушают. Музыканты тем более знают, что это такое. Но в России больше регги все как-то... Никто не знает, что ска - это дедушка регги. А у нас регги больше популярен, потому что в России больше любят мелодично-лирично-мрачное, грустное, водки выпить, Боба Марли послушать. А ска как-то мимо прошел. Единственное, что знают, - это MADNESS, может быть, SPECIALS.
- В России появились ли ска-группы?
- Какие-то появляются.
- В Питере есть вам конкуренты?
- Нет. Нету. MARKSCHEIDER KUNST хорошая группа, но они нам не конкуренты. Они - наши хорошие друзья. Мы и в Германии с ними играли, и в Финляндии. Очень сильный коллектив. Играют афро-регги-ска. У них больше африканского, потому что их певец - из Заира. MARKSCHEIDER KUNST. Это самые близкие из всего к нам. А мы, наверное, близкие к ним.
- Из именитых зарубежных групп с кем доводилось сцену делить?
- С американцами играли -TOASTERS. С MIGHTY MIGHTY BOSSTONES, с BAD MANNERS играли на фестивале "Huitsfred" в 1998 году в Швеции. Это самый крупный фестиваль в Швеции. Там играли NOFX, RANCID. Ну, там много кого было - и MISFITS, и так далее, и так далее.
- Что, помимо ска, тебе нравится? Не хотел ли бы ты какой-либо другой проект делать, или ты полностью реализуешься в SPITFIRE?
- Да у нас столько всего. У нас не только ска. Мы сами говорим, что мы не ска-группа. Мы рок-группа. Мы играем все. У нас и ска, и фанк, и хардкор, и панк. Это третья волна ска. Конечно, ска у нас присутствует, но мы не зациклены на чем-то одном. В ска тоже навалом всякого дерьма, мы стараемся слушать хороший ска.
- Что ты называешь хорошим ска?
- Это SKATALITES, DESMON DEKKER, PRINCE BUSTER, FISHBONE, SELECTER.
- Кроме Питера, вы выступаете где-то еще в России?
- В Москве только. Ну, вот в Литве еще были, но это уже, считай, заграница. Там очень хорошо мы провели начало 1997 года, было несколько туров. Мы отыграли на огромном фестивале.
- А есть ли желание сделать тур по эту сторону границы?
- Желание есть, нету просто клубов. Нас не звали еще. А так, конечно, поехали бы. Есть желание в Минск поехать.
- После европейских гастролей каково возвращаться в Россию?
- Нормально. Уже прошли всю эту адаптацию. Я езжу в туры с 1989 года. Еще когда я играл в SWINGLERS, мы ездили в Данию. Мы играли рокабилли, сайко, панк. Смешная была группа, сумасшедшая. До сих пор двое ребят живут в Дании.
- У вас остаться не было желания?
- Иногда такое желание возникает у всех. Когда уже опускаются руки, когда в Чечне начинается вот такая фигня, когда начинают дома взрывать и говорят, что это чеченцы, и приводят необоснованные доказательства. Руки опускаются, все, не могу больше. На х...! Останусь!
- Тебя интересует политика?
- Нет. Но на выборы я пойду, чтобы мой голос не дали никакому мудаку. Я вычеркну всех, если мне все не нравятся.
- По поводу песни "Пидоры" из последнего альбома. Встречается ли недопонимание у публики смысла песни? Ведь известно, что многие не слушают тексты, а вот припев может показаться кому-то оскорбительным или издевательским.
- Мы до сих пор все объясняем на концертах, чтобы нас не поняли неправильно. Это, конечно, очень вызывающая песня. Она относится к гомофобам в нашей стране и посвящается проблеме гомофобии. Потому что, по сути дела, это идиотское слово совершенно не по адресу употребляется и превратилось в ругательство. Это действительно большая проблема. Но не будешь же петь нашей молодежи "вот нехорошо так говорить". Нужно вызывающий такой толчок сделать - и понимайте, как хотите. Кому-то станет стыдно, кто-то задумается. Мы знали, на что шли, когда написали этот текст.
- У вас есть еще песенка, посвященная мачо, как кто-то из вас выразился, "человеку с двумя извилинами: одна отвечает за секс, а вторая - за еду". Ты разделяешь какие-то феминистские взгляды?
- У меня много знакомых феминисток в Америке, и некоторые идеи я разделяю с ними, некоторые - нет. Со многими аспектами я согласен. Женщина, прежде всего, сама не должна чувствовать неравенство. Это подсознательное у большинства женщин, особенно в России. Нет, такого быть не должно, что муж охотник, он деньги приносит, а жена должна детей воспитывать. И вообще я считаю, что женщины гораздо сильнее, чем мужчины. Это мы - слабый пол.
- Это уже сексизм.
- Да, это две крайности, которые вообще должны быть стерты.
- Ска, как и хардкор, и панк, - это не просто музыка, это отношение к жизни. А как ты относишься к тем музыкантам, которые тупо играют музыку, просто следуя моде и совершенно не вдаваясь в идеи, которые несет тот или иной стиль?
- Нам очень важно отношение к музыке. И у очень многих групп это отношение, к сожалению, поверхностное. Одни очень быстро хотят стать звездами, при этом ничего не затрачивая, никаких усилий. Другие просто спиваются и заканчивают свой путь под забором, причем очень талантливые люди.
- А третьи?
- А это самый маленький процент. Очень тяжело в сегодняшнем мире музыкальном, неважно, каком - альтернативном или поп-, что-то сказать. Потому что ну столько уже групп, выше крыши.
- Нет ли желания снять клип?
- У нас уже есть один клип. Сейчас будем снимать еще один на песню из нового альбома. Нам это интересно, мы хотим там что-то интересное снять. А как он там будет крутиться, я не знаю.
- Есть мнение, что альтернативная группа не должна свой клип на МТV крутить. Ваш трубач Рома, с которым мы на днях говорили на эту тему, категорически против этого. А твое мнение какое?
- Это не обязательно, но, с другой стороны, в современном мире неплохо, если даже у самой альтернативной группы есть клип. И который могут показывать даже на том же МТV. Неплохо, потому что столько всякой музыки и столько говна, что нормальным людям порой просто не пробиться через это говно. А очень многие альтернативщики допускают вот эту ошибку: не допускать все к себе. И этим самым они себя сами убивают. Они могут быть очень талантливые, и очень хорошие, и очень интересные, но не все же FUGAZI, не у всех есть большой папа, который может заплатить за студию и потом сделать независимый лейбл. Все совсем не так просто. И особенно в России. Чтобы тебя узнали, надо все-таки как-то пролезать, надо людям дать понять, что вот есть еще и такое. Не только беззубые мужики, которые поют всякую шнягу. Поэтому их и больше на МТV, чем чего-то хорошего. Я считаю, что в современной музыке, современном мире шоу-бизнеса неплохо иметь клип. Просто чтобы люди тебя знали. И, может, 10 человек посмотрят и подумают: "Вот это гораздо лучше и интереснее, чем то, чем меня пичкают".
- Но все же МТV - для определенной музыки и зрителя. А с крупным лейблом подписал бы контракт?
- Да легко. А что такого-то? Я свое мнение на жизнь не поменяю от этого. Я не буду ездить на розовых "кадиллаках", покупать золотые перстни и цепи и вставлять себе золотые зубы. Я чем занимался, тем и буду заниматься, даже если у меня будет куча денег в кармане. Я всегда буду делать то, что я хочу, заниматься своим любимым делом. Поэтому ничего в этом постыдного нет. А если бы кто-то пристыдил меня, мне бы нашлось много чего ему сказать. Главное, что у тебя вот здесь. Конечно, тебя может что-то испортить - слава и так далее. Но это уже от человека зависит.

В группе играют:
Костя -
лидирующий вокал & гитара;
Денис -
барабаны & бэк-вокал;
Гриша - саксофон & бэк-вокал;
Андрей - бас & бэк-вокал;
Владик -
тромбон & бэк-вокал;
Рома - труба & бэк-вокал.


Наталья ПОДОБЕД

© 2005 музыкальная газета