статья


Шевандо, Кирилл
Талантище, умница, мастер…



...А почему бы и нет? Почему бы барабанщику группы СЕСТРА Кириллу Шевандо не выиграть в номинации "Музыкант года"? Скорее всего, скорее всего будущие респонденты (точнее, стоящие за их спинами) выведут на первое место кого-нибудь из убеленных и заслуженных - все-таки закончится век, и пафосному мероприятию понадобятся и пафосные, монументальные герои - и все же. Не убелен Кирилл еще как следует, это да, но прошлое у него - о-го-го какое! Ярчайший представитель той волны белорусского рока, поднявшейся в 80-х, которая и сегодня диктует моду на музыку. Талантище, умница, мастер... Заранее хочу попросить извинения у Виталия Семашко, за невыученный урок... Нет, ну а вдруг?!..

По пластику бить - это вам не струны дергать...
- Расскажи анекдот или байку какую-нибудь про барабанщика...
- Анекдот... А-а, есть. Про басиста и барабанщика. Не знаю, как ты его, правда, напишешь. Жили-были басист и барабанщик, играли всю жизнь вместе и все у них как-то не получалось. И решили они покончить жизнь самоубийством. Залезли на девятый этаж дома и спрыгнули. И все равно упали (Кирилл бьет ладонями по столу, не в такт. - О'К)...
- Музыканты говорят: покажите мне ритм-секцию, и я скажу, что это за группа, так? А с другой стороны, отчего и в Союзе, и сейчас во многих группах бытует снисходительное отношение, в частности, к своему же барабанщику? Это и первый объект подколок...
- Я понял, о чем ты говоришь. На самом деле, если барабанщик плохой в группе, то это сразу слышно. Музыка процентов на шестьдесят-семьдесят своего звучания состоит из звуков барабанов, особенно это слышно у западных групп, потому что их музыка вообще на ритме основана. У нас, поскольку наша среда в основном непрофессиональная, музыканты чувствуют, что в музыке что-то не то, но понять, в чем дело, не могут. И дальше по жизни у них в музыке есть какое-то "копыто". А дело в плохих и хороших барабанщиках... Когда я начинал, тоже было тяжеловато.
В наших группах много диктата гитаристов. Даже когда проходит какой-нибудь фестиваль, то собирается на сцене толпа гитаристов, начинают пробовать звук... Это все важно, но гораздо важнее, как сыграет ритм-секция, а красивые или некрасивые тембра гитаристов - по большому счету, это уже второй номер. Герберт фон Караян говорил, что музыке можно научить любого человека, за исключением того, у кого нет чувства ритма. Он же говорил, что "я могу простить фальшь у скрипок или духовых, но погрешность в ритме ничем не исправишь".
- Про Беларусь музыкальную говорилось, что здесь всегда была неплохая гитарная школа. А как ты оцениваешь ситуацию с барабанщиками?
- Школа барабанщиков тут не очень хорошая. Я бы даже сказал, что ее просто нету. Про каждого из своих коллег, я их очень люблю, я могу сказать, что у него есть свои какие-то классные стороны, но и у каждого, можно сказать огулом, есть свои определенные пробелы. А, скажем, в Польше я встречал барабанщиков, у которых вообще нет проблем - ни с ритмом, ни с техникой, ни с разностилевой игрой, ни с чем. А у нас продолжают гулять всякие такие приколы, что у барабанщика должен быть, например, сильный удар или он должен играть так-то. Особенно эти вещи сильны в так называемой блюзовой среде, там все дико знают, как должен играть барабанщик, и всегда это кондово, вырублено топором. Да как угодно он может играть - и просто, и сложно, и технично, и лаконично - по-всякому. Главное - уметь играть.
Мне довелось года два назад играть концерт с Растопчиным. Я приобрел совершенно потрясающий опыт! У меня до сих пор сохранилось эмоциональное ощущение от того выступления. В принципе, Растопчин всегда был сильным музыкантом, но, пожив там, он стал играть по-американски: выпивается пятьдесят коньяку, пофиг всякие примочки и аппараты - гитара, шнур воткнулся - и вперед. Он настолько зажигал своей игрой, что все сразу было абсолютно понятно, что играть. И Растопчин рассказывал, что он играл один блюзовый сейшн с барабанщиком, который раньше работал со Стиви Уандером. И каждый квадрат он играл совершенно разным наполнением пульсации.
Есть очень много крутых музыкантов в Москве, в этот мегаполис традиционно съезжались лучшие силы. В детстве на меня сильнейшее впечатление произвел Анатолий Абрамов из группы АРАКС. Потом тоже был классный барабанщик, у которого я купил барабаны и немного занимался у него (к сожалению, он перестал играть), - Алексей Гагарин. Он играл в АЛЛЕГРО, немного играл в АВТОГРАФЕ, в АРСЕНАЛЕ Козлова.
- А как ты у него барабаны-то купил?
- Он приезжал в Минск в 84-м, по-моему, году с группой АЛЛЕГРО. Я совершенно обалдел и от его игры, и от звучания инструмента. И как-то так мы с ним познакомились. Я был у него в Москве, брал какие-то уроки, потом ушел в армию, пришел из нее, и он мне говорит: если хочешь, покупай - я продаю барабаны. Тогда они стоили тысячи четыре рублей, можно было автомобиль "Жигули" купить за эти деньги...
Шатуновский классный барабанщик, во многих группах играет. Видно, что музыканты ездят на Запад, смотрят, как там играют, и стали учиться.
- Из ГУНЕША тебе не нравится барабанщик, Ришат Шафи?
- Там на самом деле больше клоунады. Он, безусловно, сильный музыкант, но, строго говоря, для того, чтобы выразить какую-то ритмическую линию, совершенно не обязательно выставлять гору инструментов. У него наверняка половина барабанов дублируется, нет смысла выстраивать их по полутонам. К слову, был такой Бадди Рич, легендарный человек, король биг-бэнда, он выносил только один хай-хэт (у него даже было произведение "Мистер Хай-хэт") и на нем показывал ВСЕ. Конечно, это дело вкуса, и если Шафи нравится самовыражаться таким образом... но для меня это все клоунада.
...Из белорусских музыкантов прекрасно играет мой друг Саша Сторожук. Сапега, Вова Марусич. Довольно сильная у нас, кстати, классическая школа.
Из западных первым учился я, как все, наверное, на Ринго Старре... А потом, когда у меня появился магнитофон, стал слушать Билли Кобэма, Стива Гэдда, Дэйва Вэкла, целую кучу, и у каждого из них есть своя ярко выраженная сторона. Сейчас для меня ближе польские музыканты. Я много езжу в Польшу, и там есть музыканты просто экстра-класса, по всем инструментам. Прошлым летом я ездил туда на "Варштаты" - мастер-классы, которые проводятся во многих городах, где обучают молодежь играть на инструментах. Собираются мастера, признанные музыканты, собираются те, кто хочет научиться играть, они где-то неделю-две живут в общежитии и целый день занимаются. Сидит мастер, ты ему задаешь вопрос, он все показывает тебе, объясняет, начиная от азов и заканчивая завернутыми вещами. Потом каждый вечер в местном клубе происходит сейшн, где ты можешь и себя показать, и посмотреть на других. Играют ребята просто дворовые и суперпрофессионалы. Там ты и можешь понять, чего ты стоишь. Я занимался у такого легендарного музыканта, как Збигнев Левандовский, основавшего группу STRING CONNECTION, у нас его видели в оркестре Александра Малишевского на фестивалях в Сопоте. Совершенно удивительный человек и музыкант! Пообщавшись с ним, я понял, что, честно говоря, я всю жизнь не тем занимался. Такой вот нелегкий вывод. Проще, конечно, нести флаг местной звезды и самому в это верить. А ведь Левандовский далеко не лучший польский барабанщик, а "один из...". А в Беларуси никто близко так не играет, как он... И я стал переучиваться. И окружающие меня даже не поняли: как так, месяц назад ты играл в группе, все было нормально, а теперь у тебя ничего не получается. А я и по-старому играть не хочу, а по-новому еще не научился играть. И лгать самому себе я не хочу. Уже давно прошел тот момент, когда я хотел, чтобы меня все узнавали; для меня музыка сегодня - это средство познания самого себя и окружающего мира, а не какая-то карьера.
- Ты можешь не очень профессиональным языком объяснить, что для тебя значит быть классным барабанщиком?
- ...Не очень профессиональным языком... Сейчас попробую... Наверное, у него должны быть следующие главные качества. Железный ритм, то есть соблюдение линий. Это то, что слышат коллеги - гитарист, басист, - когда выбранная линия четко выдерживается, выдерживается темп.
Спонтанная эмоциональность. Совершенно обязательное качество, на мой взгляд. Способность отзываться на то, что происходит вокруг. Умение замирать, как мышь, оставляя при этом выдержанную ритмическую линию. Умение взрываться, не разрушая всю конструкцию.
Соответствие стилю, ситуации. Это третье качество.

- Можешь ли ты мне сказать, какую из музык, которых ты переиграл массу, тебе наиболее интересно играть?
- Строго говоря, в каждой музыке есть всякие секретные фишки, над которыми надо посидеть, обратить на них внимание. И совершенно не значит, что если ты хорошо играешь какие-то сложные стили, ты сможешь сыграть так же хорошо простые песни... Лично мне более интересны джаз-роковые стили, что-то более инструментальное.

А начать надо было с того...

- ...Как ты пришел в музыку?
- У меня мама преподавала в машиностроительном техникуме. И когда мне было лет восемь, я пошел с ней на новогодний вечер. Играл там вокально-инструментальный ансамбль, стояли на сцене барабаны, полный зал народу. И в одну из пауз, минут на десять, я залез на барабаны и как начал по ним колотить... Меня оттуда просто не могли стащить, это было первое в моей жизни соло, такое состояние, когда ты вообще не понимаешь, что ты делаешь - ноги сами идут, руки сами берут палки... С тех пор я и заболел этим делом.

- И тебе сразу купили детский маленький барабанчик...
- Нет, мне, к сожалению, ничего не купили. Может, если бы купили, я бы и играл сейчас получше... В классе седьмом играл на школьных вечерах...

- Вспоминая школу: это же было престижно, ответственно, если ты являлся горнистом или барабанщиком пионерской дружины! Торжественная линейка, вынос знамени... Красота!
- Ага, в пионерском лагере. Круто было, да. Я тоже так ходил, обязательно. Пионерские барабаны... на книжках играл... Было желание, но не было инструмента: тогда иметь барабаны, любые, самые убитые, считалось круто. Я даже мечтать о них не мог... К десятому классу я четко понял, что пойду в музыкальное училище, ни о каких институтах я слышать не хотел. (Я понимал умом, что да, высшее образование - это надо, как всем, но безумная страсть пойти в училище во мне пересилила, о чем и не жалею.) Я просто брал справку, что заболел, не ходил в школу, а сидел в подвале в музыкальной школе (у меня там был знакомый парень, преподавал), занимался.
А наш школьный ансамбль, в котором я играл, так получилось, выступал не в своей школе, а он базировался в другом месте, и в школе нас как ансамбль не знали. Просто знали, что я, допустим там, с палочками хожу, и все. Меня больше знали как певца и гитариста (я в школьной агитбригаде пел и играл)...
Четыре года я проучился в Минском музыкальном училище по классу ударных. Чему я там научился... В плане барабанов - не сильно многому, а вот в плане общего представления о музыке - да. Что важно для любого музыканта, что бы он ни играл - трэш, грандж какой-то или классику. Эти семь нот в музыке, законы гармонии, ритма совершенно одинаковы для всего, законы построения музыкальной композиции. И, честно говоря, мне жалко взрослых ребят, которые говорят такие вещи, что вредно знать ноты, что их знание убивает настоящую музыку. Есть такие музыканты, которые не знают ноты, но это исключение, подтверждающее правило...
Вместе со мной учился Витя Смольский, учился Аркадий Юшин. Радзивилов учился (смеется. - О'К)... В основном из тех, кто со мной учился, вышло много классиков.

- Куда ты распределился?
- Распределяли нас по музыкальным школам... А я распределился в группу УЛIС... Тогда вся эта советская система отработки учебы рушилась... Мы как раз склеили эту группу, когда я учился еще на четвертом курсе. Был такой музыкальный молодежный центр "Ориентир" (в котором тогда работали фактически все минские команды). "Крыша" такая была, даже можно было трудовую книжку к ним положить.
В УЛIСЕ я отыграл год, чуть больше. Записали альбом "Чужанiца", и я ушел в оркестр к Финбергу.

- Почему ты ушел из УЛIСА?
- ...В нем было одно время очень интересно работать. Тексты писал Феликс Аксенцев, мелодии, именно мелодии, - Слава Корень, а над самими аранжировками мы работали всей группой. Слово каждого тогда, пусть оно и оспаривалось, как-то учитывалось. Но этот период быстро закончился, и в какой-то момент я почувствовал, что это уже не семья, а люди заняты перетягиванием одеяла на себя. А с другой стороны, это было время моего юношеского самоутверждения, хотелось себя попробовать там-то и там-то. Но я не хотел уходить из УЛIСА и предложил ребятам, что я пойду работать (была семья, должен был родиться ребенок) и буду и у них играть, и где-то еще, где есть постоянные деньги (то, как это сейчас музыканты практикуют повсеместно). А мне сказали - нет, ну как это можно? Что, кстати, подтверждает мою мысль, что к тому моменту группа в ментальном плане стала рассыпаться.

- А у Финберга как ты оказался?
- Им был нужен человек, и место мне предложил Саша Сторожук, который работал в оркестре. Я проиграл какой-то испытательный срок и на четыре года в оркестре и задержался.

- Расскажи чего-нибудь плохое про Михаила Яковлевича... Тирана, авторитарную личность, при которой уживалась замечательная белорусская группа ЯБЛОЧНЫЙ ЧАЙ...
- То, что внутри оркестра умудрялся существовать ЯБЛОЧНЫЙ ЧАЙ, ничего удивительного в этом нет. Насколько я знаю, Михаил Яковлевич берет к себе всех мало-мальски сильных музыкантов. Он создал у себя чуть ли не филармонию, в которой работает масса коллективов, которым он дает некую юридическую шапку. Как мне думается, делает он этого для того, чтобы они не произрастали где-то в других местах, так сказать, ликвидирует конкуренцию самому себе.
Диктатор? В общем-то, все руководители больших коллективов - диктаторы. Я не знаю ни одного сложившегося руководителя, чтобы это был мягкий, податливый человек. А если это так, значит, есть менеджер, который за него поддерживает железную дисциплину, потому что музыканты народ сложный, всегда ноют, всегда им плохо. Проблема Финберга заключается совсем не в этом, не в диктатуре... Он просто не музыкант, вообще... Я тебе уже приводил слова Караяна. Так вот, у Михаила Яковлевича нет чувства ритма, я это утверждаю абсолютно. Он прекрасный кадровик, организатор, он благодаря чутью всегда умел подбирать себе хороших музыкантов. И за это можно снять перед ним шляпу. Но как дирижер, как музыкант он выглядит точно так же, как герой сказки про голого короля, чего на самом деле, кстати, ему и не прощают - ни те, кто с ним работает, ни посторонние.
Лично мне тяжело работалось в оркестре. Нездоровая, непрофессиональная атмосфера. Те вещи, которые Михаил Яковлевич должен был решать, объяснять с музыкальной точки зрения, при помощи слуха, при помощи какого-то художественного вкуса, он все это делал, чего-то там организуя и интригуя... Насколько я знаю, сейчас в оркестре стало еще хуже...
Эти четыре года у меня настолько отбили желание заниматься музыкой, что я хотел продать барабаны и больше никогда с ними не связываться. Я год-полтора к ним не подходил. А потом начал заниматься, потихоньку, как бы с нуля, заново. И когда я так оттаял помаленьку, появилось какое-то настроение, мне каким-то удивительным образом позвонил Леша Шедько, с которым нас до этого ничего, собственно, и не связывало - так, шапочное знакомство. А тут он звонит и предлагает поиграть с ним. И так с тех пор все и покатилось. Мы уже года четыре с ним сотрудничаем. Но группа СЕСТРА - это такое интересное образование, музыканты которого, кроме каких-то концертов и репетиций, очень редко друг с другом встречаются. Нас связывает только музыка Леши и все.

- Но ты же и в побочных проектах принимаешь участие...
- За то время, что я играю с Шедько, поиграл я еще попутно и с другими людьми. С Бриксой записывал видеоконцерт - серию концертов по Беларуси, их видеоверсию. Пару концертов сыграл с Инной Афанасьевой, одно время работал с КРЫВI, еще с кем-то, уже не помню...

- Расскажи что-нибудь хорошее про Шедько. Как о музыканте...
- На мой взгляд, это совершенно уникальная личность, это просто удивительный человек. Он же вообще ничего не слушает, для него чужой музыки почти что не существует, по пальцам можно пересчитать музыкантов, которых он знает и слушает, и обвинения, что вот это он берет оттуда, это - оттуда, они безосновательны. Он одно время тусовался в Питере со своей группой ДОКТОР МОРО и какие-то питерские мотивы, может, в себя и впитал, но чтобы он что-то использовал в своих песнях из чужого специально... Нужно знать Лешу, чтобы понять, что это глупость, что он подсаживается, там, на ДДТ. Шедько и такой подход к музыке - это абсолютно несовместимые вещи.
Леша - совершенно талантливый мелодист, это то, что я в нем ценю безумно. Это редкий дар. У нас есть много композиторов, которые долго из себя чего-то рожают, высиживают чего-то, у Леши же мелодий - просто море. То, что он выпустил (три? четыре альбома? сейчас мы еще один записали), думаю, что это третья часть из того, что у него есть в голове. У него есть совершенно потрясающие мелодии, до которых просто не доходят руки, чтобы исполнить их на концерте.

- Ты записывал ему первый альбом после возвращения Шедько в музыку, "Бэмс". Как он изменился за те четыре года, что вновь стал активно работать?
- Принципиально он не изменился, единственное, что у него и в музыке, и в текстах, и в мыслях появилось больше законченности и лаконичности. В нем знаешь что появилось хорошего? Знание того, чего он хочет. Когда мы писали "Бэмс", то требований к музыкантам с его стороны, что он хочет услышать нечто конкретное, не было. Можно было и так сделать, и сяк. И все это прикрывалось словами о самовыражении. А сейчас он знает, чего хочет, и умеет этого добиваться твердыми, но не болезненными для музыкантов средствами.


"Ворсинки и катышки" (А. Куллинкович)

- В одной из газет, в "Комсомолке", по-моему, довелось прочитать о том, что Алексей больше не будет принимать участия в "Рок-коронации"...
- Честно говоря, он при мне такого не говорил, хотя я думаю, что такой его поступок был бы логичным. Я лучше о себе скажу.
Лично я постараюсь больше не принимать участия в этих фестивалях. Если вспоминать последнюю "Рок-коронацию", то Алексей по отношению к тому, как она проходит и организуется, находится в совершенно другом классе - музыкальном, профессиональном. Я не говорю о вкусах, кому какой стиль нравится, но есть еще класс исполнения. N.R.M. - это одно, ПЕСНЯРЫ - другое, U2 - третье. Во всей мировой музыке есть какие-то эшелоны. Леша Шедько находится в эшелоне, который по классу превосходит на порядок все то, что было на последней "Коронации". На мой взгляд.
А говорить про организацию... Это было полнейшее жлобство, я такого отношения к музыкантам не припомню даже в советские времена. Музыканты идут на сцену, стоит такой дубина-охранник и спрашивает: "А вы кто?" - "Мы музыканты" - "Ну и что". Когда бегала жена Шульмана и выгоняла всех со сцены, мол, что вы тут делаете, что тут за тусовка? А что там должно было быть? Это должно было быть мероприятие, на которое собираются лучшие, по идее, белорусские рок-музыканты. При том, что в Минске есть масса действительно хороших музыкантов, сделавших столько для Беларуси, их просто не пустили бы на "Коронацию", потому что не внесли бы в список.
А каковы критерии награждения? По итогам продаж? Так у нас нет такого понятия. Единственная белорусская группа, имеющая на сегодняшний день коммерческий успех, - ЛЯПИС ТРУБЕЦКОЙ.
Кто награждает - музыкальные критики? Пардон, но у нас нет нормальной музыкальной критики: награждаются, оцениваются музыканты с совершенно непонятных позиций.
А этот ведущий вечера, товарищ Семашко, про которого кто-то сказал, что писать он начал раньше, чем читать. Я его еще помню по временам УЛIСА, его абсолютно тупую зацикленность на белорусском языке как на панацее от всех бед. Надо заниматься искусством, класса какого-то достигать, и неважно, на каком языке ты поешь. А тут такая явная предвзятость... Тяжелейший осадок остался у меня от "Коронации"...

- Почему новый альбом вы отдали BULBA RECORDS?
- Они нам сами предложили выпускаться у них, почему бы и нет? То, что предложено нам, в наших условиях, для нашего бизнеса это более-менее нормально и цивилизованно. Пока мы, понятно, еще не видели конечного результата и как все это будет реализовываться, но судя по тому, как они работают с другими, все оставляет приятное впечатление.
Записывались мы на студии телевидения, довольно быстро. Предварительное название альбома - "Несмотря ни на что". Несведенный материал мне очень понравился, такой, знаешь, он получился какой-то разный и вместе с тем - цельный. Очень динамичный вышел альбом, там как-то всего вдоволь и нет такого самоцельного желания сыграть так, чтобы все упали. Как всегда, хорошие мелодии, пара хитов точно есть.
Думаю, что выйдет все и на компактах, и на кассетах. В ближайшее время все выйдет.
Будут рекламные концерты, презентация. Что мне в BULBA и нравится: они не просто хотят издать альбом, а проделать работу помасштабнее - тур по Беларуси, предложить альбом в Россию.

- Ты скептично относишься к тому, что происходит и что будет происходить с современной музыкой в Беларуси?
- В общем-то, да. Я не думаю, что здесь когда-нибудь будет вот такой весь из себя шоу-бизнес. По сути, Минск - совершенно провинциальный город, которому свалился суверенитет на голову, свалилась столичная миссия, и он до сих пор не знает, что с этим делать. То же самое, кстати говоря, происходит и в музыке. Есть места в мире, где плавают айсберги, а есть места, где растут бананы, и одно с другим не сходится. В Америке если какая-нибудь провинциальная группа начинает добиваться успеха, то она едет, наверное, в Лос-Анджелес или Нью-Йорк, где, собственно, и происходит ее произрастание. Ты можешь себе представить нечто похожее в Беларуси?

- Политическая ситуация в стране влияет на развитие музыки?
- Это мы влияем на политическую ситуацию... Бог его знает, просто так сложилось. Ведь и десять лет назад с музыкой в Беларуси было то же самое. Я повторяю, Минск - это не столица, исторически. Столицей был Вильно, столицей была Москва, столицей была Варшава. И для людей, которые жили здесь в начале века, было естественным ездить учиться в Варшаву, Краков, Вильно, Москву, Санкт-Петербург. Что можно построить за пятидесятилетнюю историю белорусского суверенитета (я считаю, что о суверенитете стоит говорить, начиная с послевоенного времени, потому что хоть Западную Белоруссию и присоединили еще до войны, но как таковой советской власти там не было), когда в той же Франции отмечают 800-летие определенного сорта сыра? Соответственно, здесь такая же и культурная среда.
...Естественно, я, как и ты, задумываюсь иногда, ну почему у нас все так? Как в фильме: "Женщины уже в баскетбол играют, а мы...". Но я просто не хочу сооружать из своих дум глобальных построений. Я лучше буду делать свое дело, играть на барабане, и если каждый будет делать свое дело как можно качественнее, вдаваясь в нюансы - не что, а как, - то общая ситуация со временем, не сразу, станет другой. Извини меня, "Коронацию" проводил не президент, ее проводил Шульман, и со страниц вашей газеты я могу сказать: он - колхозник. Ни в какие рамки не лезет то, что он сделал. И при чем тут политика? Наша рок-тусовка для властей политически неблагонадежна?.. Сомневаюсь... По-моему, по большей части это аморфная среда, которая никакой опасности нашему государству не таит и только делает вид, что держите меня, я сейчас всем дам, а на самом деле она очень четко движется в русле установленных правил.


Макароныч отдыхает...

- Что у тебя за немузыкальный бизнес? Колись!
- ...Я делаю торты... Уже лет пять, наверное. Живу я, собственно, с этого. Есть круг людей, которые у меня постоянно заказывают торты. Мы просто как-то делали их для себя, а потом оказалось, что это еще кому-то надо.

- И останешься в памяти народной ты не своей игрой на барабанах, а как кулинар!..
- Все может быть. Много людей меня знают не как музыканта, а как кондитера.

-Ты сладкоежка?
- Да. Да, да, да...

- Сам делаешь торты или осуществляешь общее руководство по их изготовлению?
- Сам, сам. Жена иногда помогает, не более.

- Времени много забирает сия деятельность?
- Бывает, очень много. Бывает, я просто от плиты убегаю на концерт. Проходит половина выступления, а я еще не понимаю, что я уже здесь и сейчас.

- Ты можешь не очень профессиональным языком объяснить, что важно знать и уметь при изготовлении тортов?
- ...При изготовлении торта, поскольку это вещь сладкая, очень важно его не пересластить. То есть нужно чувство меры... Знаешь, что самое важное при приготовлении любой пищи? Точно посолить. Во всем есть сочетание трех вкусов: сахар, соль и кислота. Даже при изготовлении борща надо все это учитывать, и если ты чего-то в него не положил, то выйдет продукт второго сорта.

- А новые рецепты придумываются у тебя?
- Да, пара своих есть. Есть те, которые придумала моя жена, есть заимствованные - пара немецких, один французский.



Олег КЛИМОВ

© 2005 музыкальная газета