статья


Los Chicanos
Самые горячие белорусские парни



Панасенко Максим - вокал, ритм-гитара (М.);
Костюков Алексей - соло-гитара (Л.);
Миксаелян Артем - бас;
Козловский Денис - ударные.


Минский коллектив LOS CHICANOS играет немодную, некоммерческую, непопулярную в Беларуси музыку. Но их это положение нисколько не расстраивает. Ведь с текилой, пивом и девушками у этих симпатичных, веселых, по-мексикански горячих парней проблем не бывает.

- Я впервые увидела группу LOS CHICANOS в 1997 году в Доме дружбы народов на вечере, посвященном годовщине кубинской революции. Вас, видимо, не зря пригласили выступать, ведь ваша музыка имеет латиноамериканские корни.

Л.: Скорее мексиканские. Дело в том, что мы играем в стиле чиканос-рок. Стиль этот зародился еще в прошлом веке, когда повстанцы Эмилиано Сапаты, Панчо и Вилья, двигаясь на битву с частями генерала-диктатора Диаса, напевали народные песни чиканос, то есть песни борьбы мексиканских крестьян. И хотя в итоге победила революция, крестьянам плохо жилось в Мексике.

М.: Потому что результаты революции были срублены на корню американской буржуазией и латифундистами.

Л.: Бедные крестьяне эмигрировали в Соединенные Штаты в поисках заработка. В основном они оседали в приграничных районах, Калифорнии, Техасе. Никому из добропорядочных американских жителей это не нравилось, и они презрительно называли выходцев из Мексики "чиканос". Чико - это паренек, чиканос - множественное число. Вместе с собой мексиканцы привезли и свою культуру, в частности, музыку, которую назвали чиканос-рок. Одним из первых представителей этого направления был Richie Valens, который начинал в 50-х годах.

М.: Он сочинил самую известную песню чиканос-рока "Labamba".

Л.: Это мексиканская народная свадебная песня, которую он немного переделал, внес роковый ритм. Сейчас известные представители чиканос-рока - это Carlos Santana, группы LOS LOBOS и TITO & TARANTULAS. Вот, в принципе, история музыкального направления, к которому мы себя относим.

- Откуда у вас, белорусских парней, такая тяга к латиноамериканским ритмам?

М.: Чиканос по определению своему - эмигранты, изгои. Они не нужны ни родине, ни своей новой родине-мачехе. Они пытаются занять свою нишу и живут в рамках своей маленькой субкультурки. Их проникновение в американскую обывательскую культуру фактически нулевое. Они пытаются создать свою культурную среду. Вот поэтому мы как борцы, хотя это громко сказано, в общем, люди, не любящие обывательщину, тоже стараемся для себя создать не только творческую, но и жизненную субкультуру и жить по своим особым законам, законам LOS CHICANOS.

- Можно поподробнее рассказать, что это за законы?

М.: Есть у нас одна песня, называется "Текила". В ней - наша программа: una tequila, dos cervesas, tres muchachas. То есть одна бутылка текилы, две - пива и три бабы.

Л.: Каждому.

М.: Я думаю, это самая краткая и самая четкая формулировка нашей программы.

- А насколько такая горячая музыка близка белорусской, достаточно холодной и трудно заводимой публике?

Л.: Я не думаю, что так уж и трудно заводимая публика. Иногда мы видим со сцены такие мексиканские и латиноамериканские танцы, что просто диву даешься, откуда у нас люди могут так танцевать.

М.: Вообще латиноамериканская музыка всегда занимает третье место в списке популярности во многих чартах мировых. Сначала идет попса, потом рок, а потом латиноамериканские ритмы. Так что у нас эти вещи тоже популярны.

Л.: Хотим занять этот сектор на нашем музыкальном рынке.

- Где вы играете? Есть ли в Беларуси места, где такая музыка популярна?

Л.: Мы в основном выступаем в техникумах, училищах, вузах, иногда в клубах. Но чаще всего это солянки, потому что такого направления музыки у нас нет. Выступаем с хардкоровыми группами даже, панковскими.

М.: Иногда это бывает очень смешно, когда на фоне тяжелого социального рока звучат легкие танцевальные мелодии.

Л.: Всегда нам приятно выступать с коллективом МЕТЕОР. Это наши духовные отцы. И с витебской группой NITKIE. Это просто наши хорошие друзья. Мы друг друга вдохновляем.

М.: Я бы сказал, что это даже замечательно, что весь белорусский музыкальный рынок ограничивается этими двумя командами. Это замечательно, что мы держимся друг друга и творчески помогаем друг другу.

- Помимо рок-н-ролла, текилы и баб вас что-нибудь еще интересует?

Л.: Я являюсь внештатным корреспондентом газеты "Навiнкi". Думаю, многие знают ее.

М.: Если бы у чиканос-движения был политический рупор, то это была бы именно газета "Навiнкi" - абсолютно независимая газета, которая пытается взрывать этот обывательский пласт, заронить в мозги человека семена контркультуры. А я увлекаюсь разведением кактусов. У меня на балконе есть специальная теплица для кактусов. Но кактусы требуют очень много времени, и поэтому я часто опаздываю на репетиции.

Л.: На Новый год мы ставим не елку, а самый большой кактус и под ним встречаем мексиканский Новый год по мексиканским традициям.

М.: А еще я коллекционирую бабочек.

- Расскажите про отсутствующих барабанщика и басиста.

Л.: Наш басист Артем - это настоящий мачо.

М.: Тут возникает необходимость расписать понятие мачизма. Мачо - это человек, для которого те ценности, о которых мы говорили, не только являются основными, просто других у него нет. Настоящему мачо ничего не надо, кроме того, что мы перечислили, то есть текилы, водки, пива, женщин и немножко на гитаре побренчать в перерывах между этим.

- Группа SPITFIRE замечательно сказала на одном из своих концертов, объявляя песню, посвященную мачо, - "человеку, у которого только две извилины - одна отвечает за секс, а вторая - за еду".

М.: Мы бы добавили еще и третью - за выпивку.

Л.: Барабанщик наш, Денис, - это очень суровый человек. Он почти не говорит. А когда он говорит, то говорит в точку. Это человек-ударник-животное, который чувствует ритм всеми фибрами.

- Не обидятся ли отсутствующие за все те определения, которыми вы их наградили?

М.: Я думаю, что они поймут. Животное - в хорошем смысле слова. Это мотор, это сердце команды. Хорошо, что сердце у нас самое здоровое, потому что он в меньшей мере подвержен нашим порочным привычкам. Совершенно не употребляет алкоголя.

Л.: У нас еще есть пятый участник, наш вдохновитель. Это девушка с экзотическим именем Ширли. Во многом она повлияла на формирование нашего стиля.

М.: Более того, она во многом повлияла на формирование нашего состава. Наш нынешний состав окончательно сформировался только в сентябре прошлого года. Мы считаем, что это оптимальный вариант.

- А что было до этого?

М.: Вообще первое наше выступление было 20 мая в 1996 году, с двумя гитарами и барабаном. Это был подпольный концерт в одном училище. В то время существовала палитра белорусского рокабилли, стиля, который нам наиболее близок. Тогда еще были такие команды, как KEXIES, CRANKS, SCREENKLERS. Тогда же еще выступал МЕТЕОР вместе с нами. Вообще наш проект задумывался как акустический, и в одной композиции пела девушка. А на второй концерт, который был в "Cosmopolitеn", наш ударник не приехал, не было возможности сыграть в акустике. Мы взяли электрическую гитару, к которой не было подходящего шнура. В итоге нас прогнали со сцены после третьей песни со свистом и под крики "Больше металу!". Потом мы переориентировались на электричество. С 1997 года начался электрический вариант, который с переменным успехом продолжается до сих пор.

- И чем закончится, по-вашему?

Л.: У нас была идея-фикс. Мы хотели выступить в гей-клубе "Оскар" и для этого предполагали изменить наше название на ШИК-АНУС. Мы ждали приглашения… Но клуб закрыли…

Наталья ПОДОБЕД

© 2005 музыкальная газета