обзор


Cure, The
Blood Flowers



(p) & (c) 2000 Fiction Records
9tks/58mins




Вышел в феврале. Достать чернил и плакать. Вот оно: дождались. Название группы не лечит, вопреки ожидаемому. После часа звучания, вместившего в себя всего 9 песен, чувствуешь себя совершенно больным человеком. Заболеваешь этой грустной, насыщенной и прекрасной музыкой, к песне №8 начинаешь кашлять кровью, к песне №9 раздумываешь - умирать ли вообще, чтобы на почве диска не передрались возникшие наследники и родственники.

Композиция альбома очень тщательная, последовательная и спиралеобразная. Есть что-то от "Disintegration" (там много цветов на обложке и, тоже бледный, лик Роберта) - в мелодизме, инструментальных медитативных наслоениях, циклическом трагизме долговременностью (до 11 минут) и эпичностью (до 350 слов) песен.

Далее пойдет препарация в девять этапов.

"Out Of This World". Как там у Хармса: "Если этот шум не от мира сего, то значит, он от мира того. А если он от мира того, то я буду производить его". Плавное и отрешенное начало, максимум музыкальных узоров и потоков. Меллотрон, как в "Strawberry Fields", волны, прилив - отлив… Покачиваясь на волнах этого спокойствия, скажем "да!" весеннему авитаминозу.

"Watching Me Fall" - начало похоже на "кулашейкеровскую" "Govinda", только монументальнее. Брит-поп умер: пошла третья волна мод-рока и вторая - арт-рока. THE CURE, наоборот, живы и ничего у них не пошло - они просто есть. Музыка становится иголкой, и ты послушно превращаешься в ноготь. Тексты просты и символичны. Захлестывает, сбивает с ног. Роберт уже не стонет сквозь слезящийся туман - он надрывно орет. Струнные, гитары, эхо, хаос.

"Where The Birds Always Sing" - очень простая и завораживающая, все на одном мелодическом ходе, на который нанизывается остальное. Засовывает руку в мозг и шарит в поисках выключателя рационального мышления. Тихий и белый шепот, заблудившийся в ресницах.

"Maybe Someday" - повеселее, но от нее еще пронзительней режутся крылья (это еще больнее, чем зубы). Весной очень здорово на крышах. Сплошная и все сметающая стена звука (так весь диск). Тексты все про то же: смерть и любовь. Песня невыносимо освобождает - если вы понимаете, как это…

"The Last Of Summer" - медитативный отрыв. Лирические и холодно-грустные звуки и очень нежная дрожь на заднем плане.

"There Is No If…" - тоже про любовь. Для каждого может быть автобиографичной. Светлая и совсем прозрачная музыка. Присядь, говори шепотом и не дыши.

"The Loudest Sound" - ночная и серьезная песня про тишину, соединяющую души, которая является самым громким звуком в их нереальном мире. Эхо и звенящие тени гитар.

"39". Ему уже 39, "и огонь почти погас, я вышел за пределы мыслей и за пределы слов" - самая интимная и отчаянно кричащая, ломящаяся в дверь вашего подсознания песня, кульминация этого сверхцельного и ровного альбома. Шаманская пульсация воздуха. "В 40 лет жизнь только начинается", - говорит Леннон. Как это ни невероятно, но я ему верю. Теперь верю.

"Blood Flowers" - кода в пять измерений, истекшая кровью и умершая со вздохом Роберта. В тишину долго въезжаешь.

В общем, если скатиться до спасительной банальности, гениальный альбом - и все тут. Такую музыку даже ангелы не сочиняют. Это не пафос, это совершенно искренне.

Т. Замировская

© 2005 музыкальная газета