статья


Лэд & Фрэйд
Подпольное интервью



Многие знают или хотя бы слышали о таких фигурах белорусского хип-хопа, как Лэд и Фрэйд. Причем сложно понять, кто они - исполнители или деятели. Ясно одно - личности это неординарные и яркие, ратующие за оригинальный подход во всем.

…Оригинальничать, так уж по-крупному! Посему это интервью было взято с помощью скрытого диктофона. Когда же я их поставила перед свершившимся фактом, то они долго сетовали на свою доверчивость к людям и длинные языки. Мне даже предлагали взятку, чтобы я опустила некоторые моменты. Соблазн был велик, но, несмотря на все их обаяние, желание донести правду все же перевесило.

- Расскажите немного о том, как вы пришли в хип-хоп.

Ф: Писать рэп я начал раньше, чем активно его слушать. Одной из первых моих вещей было повествование о "силовом баскетболе". Эта композиция даже стала хитом школы.

Л: Я начинал на заре белорусского хип-хопа, в далеком 92-м. Очень хорошо помню то время дефицита на рэп. Для того чтобы записать "новый" (появившийся у нас с годовым опозданием) альбом, приходилось ждать, пока это сделают еще 5-6 человек. Информации не было, единомышленников - единицы. Вот так и "рэповали".

- А когда же решили самовыразиться?

Ф: Свой альбом КРИМИНАЛЬНЫЙ РАЙОН, в состав которого я входил, записал в 98-м году. О!!! Это был шедевр звукорежиссуры и сведения. Никакого компьютера, микшерского пульта и близко не было. На одном магнитофоне играла "фанера" (а ее надо было еще "нарезать"), другой, со встроенным микрофоном, записывал весь творившийся ужас.

Л: Я зрел долго, накапливал идеи, опыт, все обмозговывал. К тому же, музыку я еще не умел писать, а читать под что-то чужое не хотел. Кстати, и сейчас я не использую готовых сэмплов и лупов. Сложно, долго, не всегда "вкусно", но только так можно сделать что-то стоящее. В общем, первые выступления и записи были в 98-м. Писался я на своем слабеньком компьютере, причем сотворить что-либо приемлемое на нем было почти невозможно. Но я об этом не знал, поэтому и сделал. В общем, технологически продвинуто извращался.

- Раз уж об этом зашла речь, то как сейчас вы пишете свои композиции?

Ф: О, это настоящее шаманство. Звонит мне Лэд часика так в 2 ночи (с 2 до 5 у нас самое творческое время) и говорит: "А не сделать ли нам что-нибудь эдакое?". Я ему и отвечаю: "А не пошел бы ты куда-нибудь… поспать?". После этого выясняется, что ходить куда-либо больше по моей части, но это как-нибудь потом. А сейчас надо сделать прозрачную, зеленую (!!), немного широкую вещь, и чтобы она навевала светлую грусть. Одним словом, крутись, как хочешь.

Л: После, этой же ночью, часиков эдак в 5, когда я вижу лучший сон своей жизни, звонит Фрэйд и радостным голосом сообщает, что он написал шедевр. Я обещаю разобраться и с его шедевром, и с ним самим утром и… иду писать музыку. Вскоре приезжает Фрэйд, текст мы пишем почти заново, доводим, шлифуем его и опять переделываем. Над музыкой я шаманю похожим образом.

Ф: Не проходит и полгода, а вещь уже готова.

- Есть ли какие-то требования, предъявляемые к тексту?

Л: Конечно. Глубокий смысл, неоднозначность, изначальная ритмичность и мелодичность, психоделичность.

Ф: Концептуальность!

Л: А еще надо развивать национальную идею. Беларуская мова такая красивая, мiлагучная, как можно на ней не читать?! К тому же, приятно, что слушателю это нравится. Взять хотя бы наше выступление на концерте BAD BALANCE. Народ реагировал оригинально (если еще учесть, что я был при костюме и в галстуке): часть зала замерла (как потом выяснилось, они были очень удивлены), другая активно нас поддерживала. Сейчас у нас репертуар примерно наполовину белорусскоязычный.

- Сочетание слов, букв, структура, интонация, мелодия, ритм - все это должно запечатлеться в голове слушателя, полностью захватить его?

Ф: Во-во! Самое то! Спиши слова - повешу у себя на стену.

- А вы пишете только для рэпперов?

Л: Ни в коем случае. В этом-то и вся сложность - сделать НАСТОЯЩИЙ рэп, но чтобы он "покатил" многим. Потому как донести свою мысль до тех, кто не горит желанием ее даже выслушать, - суть хип-хопа.

- Пообщавшись с вами, складывается мнение, что, как и везде, у вас существует цензура, и эту роль выполняет Лэд. Все тексты проходят через него. Фрэйд никогда не исполнит какую-либо свою вещь, если Лэд не поставит на ней "знак качества".

Ф: Именно! Зажимает, собака! Рубит все на корню!

Л: Не совсем так. Да, все его тексты проходят через меня. Более того, любые действия, так или иначе затрагивающие хип-хоп-культуру, в обязательном порядке согласовываются, и решения мы принимаем оба, у нас равноправие... Ну, почти.

Ф: На самом деле, свободы действия и мысли у меня предостаточно. Просто мы действуем в рамках "тщательно продуманной концепции". Каждое действие усиленно (именно усиленно) анализируется и просчитывается. Сначала было сложновато понять, что мы хотим, но теперь я знаю "куда" мы мыслим.

- И куда же вы мыслите?

Л: Все очень просто. Хип-хоп - мировая, всеобъемлющая культура, а не детская болезнь. Мы хотим, чтобы рэпперы, би-бои, графферы, ди-джеи показывали высокий класс и получали за это деньги. Сейчас модно кричать об андерграунде, но весь прикол в том, что расширяться и развиваться, оставаясь в андеграунде, невозможно. Это не значит, что мы ратуем за коммерциализацию хип-хопа (что на Западе, кстати, давно уже произошло), но без финансов сделать что-либо толковое невозможно. Хотя на своем примере мы хотим показать, что, имея минимум возможностей, максимум фантазии и огромное желание работать, можно многого добиться.

Ф: Аналогично!

- Насколько я вижу, вы представляете собой единый организм, где Лэд - голова, а Фрэйд - ноги и руки.

Ф: А кроме того, глаза и уши. Я завязываю новые контакты, всюду езжу, кручусь. Указания дает Лэд, и он же получает информацию. Так бывает преимущественно, ведь нельзя сказать, что он не контачит с людьми, а я приношу только голые факты. Когда речь заходит о чем-то серьезном, "тяжелая артиллерия" - Лэд, а я слежу за ситуацией. Это нормальное распределение обязанностей.

- Мне известно, что вы не только исполнители, а еще и деятели хип-хопа. Расскажите об этом.

Л: Есть такая организация - "FLAA CLAN", она занимается развитием хип-хопа, и мы ее основатели, причем все идет к тому, что "F.C." = "Лэд & Фрэйд". На данный момент мы владеем наиболее полной информацией о белорусском хип-хопе. Я сейчас дописываю статьи о Западе, а Фрэйд готовит мне "рыбу" о наших регионах. Затем будет история белорусской хип-хоп-культуры и море других статей (все это читайте в "МГ"). Создание РОМО "Центр развития субкультур", продюсерская деятельность, налаживание контактов с Россией и Украиной, организация вечерин - это далеко не все. Стартовала акция "Хип-хоп против наркотиков": во всех областных белорусских городах и Молодечно будут проходить бесплатные хоповые концерты, завершится все грандиозной акцией в Минске - в общем, ТАКОГО не видела даже Россия. Мы организуем всю культурную часть акции, кроме того, Фрэйд - основной ее ведущий, а я, как обычно, одной ногой у пульта, другой - на сцене.

Ф: А ведь началось все это с "Флакона" - уличного концерта, кстати, эта идея не имеет аналогов (не отвечаю за Запад, но в России - точно), мы вообще много чего сделали первыми в Беларуси. Так вот, совершенно случайно на концерте присутствовал активист "Гражданского форума". Ему ужасно понравилось, как и что мы делаем, хотя сам он к рэпу никакого отношения не имеет. Тогда он и предложил сделать что-то похожее, только посолидней, прямо тогда мы и начали разрабатывать идею.

- Вот мы все о делах говорим, а что вы представляете из себя как "человеки", что любите, как отдыхаете?

Ф: Можно сказать, что живем мы вполне обычно: сон, встречи с друзьями, гульканье на компе, чай с интеллектуальными беседами, хорошие книги, учеба. Но это неправда, у нас просто не может быть нормальной жизни. Даже если мы уйдем из "игры", все равно будем жить по хопу. Как говорит Лэд, "судьба у нас такой". А так любим прикалываться с себя, цитировать наших рэпперов (в этом есть что-то эдакое...), ходить в походы, говорить на профессиональные темы. Представляешь, как это? Я ведь психолог, а Лэд - химик, плюс препод и вояка. Очень помогает развивать самообладание.

Л: А я люблю ночевать на крыше. Просыпаешься, а над тобой только небо, труба ТЭЦ и поют соловьи - ну ни психодел? Еще очень люблю готовить, особенно когда Фрэйд рядом, ведь его хлебом не корми - дай посуду помыть. Хотя это я уже хватанул - есть он любит больше всего, причем неважно, что! И при этом он себя называет гурманом! Есть еще у нас "национальные развлечения": затяжные поездки в электричке, бег с батоном, ночной фристайл и не менее ночное возвращение домой.

Как обычно, на самом интересном месте их посетила очередная гениальная мысль, навеянная воспоминаниями о национальных развлечениях. И поскольку все их гениальные идеи сопровождаются очень бурным и длительным обсуждением, то я решила закончить интервью, дабы не испробовать ночное возвращение домой. Хотя от бега с батоном я бы не отказалась.

Ольга РАКУТЬ

© 2005 музыкальная газета