статья


Леприконсы
"Если вам не нравятся мои песни..."



Илья Митько, лидер минской группы ЛЕПРИКОНСЫ, как настоящая звезда, на встречу опоздал. Зато пришел без директора. Наверное, это и определило степень умничанья в разговоре. Хотя могло бы быть еще более официально, если бы не ехидные замечания от бродящего по территории BULBA RECORDS Виталия Чижова - директора белорусского представительства "Музыкального издательства СОЮЗ" - и немного нервный смех от не верящей в звезды Кати Май.

- Было время, когда ЛЯПИСЫ безвылазно сидели в Москве, теперь - вы…Как оно там?

- К чему стремились, на то и напоролись. Я абсолютно уверен, что если человек к чему-то будет стремиться по-настоящему (я не говорю о том, чтобы делать в ущерб кому-то какие-то вещи или делать что-либо себе в ущерб), он этого обязательно достигнет. И вот мы - это такой золотой пример. Сама группа не сделала ни одного шага в неправильном направлении, ничего такого, что бы нам не понравилось: мы что-то делаем, сами от этого премся… Получается двойной эффект, ведь и люди тоже прутся - и в Москве, и здесь…

- Вообще, это осознанно все делается? У тебя была конкретная цель?

- Дело в том, что с первого дня создания группы была цель стать звездами. Но, по-моему (хотя, может быть, у меня неправильные понятия), у любого человека такое желание есть. Когда мы собрались, мы еще не умели играть, но мы уже могли прямо сказать - хотим стать крутой рок-группой, панк-группой. Главное - переться от того, что делаешь. У меня всегда все так в жизни происходит: написал я хорошую песню, людям она понравилась - да я тогда еще в три раза больше хороших песен напишу! А люди такие суеверные: если им хорошо, им нужно какое-то время больше ничего не делать, подождать, они в приметы верят. У нас такого нет.

- Панк хотел играть, говоришь? По тебе этого не скажешь: смотри, какой аккуратный мальчик…

- Аккуратный? Может быть. Нет, на самом деле, единственное, что я осознаю: да, действительно, музыка у нас сейчас очень сильно поменялась не в сторону драйва или протеста. Просто когда человек долго сидит с гитарой, он начинает играть то, что играем мы - то есть играть не то, что популярно, а просто… мелодично… Вот и клип у нас получился такой из-за того, что нам хотелось показать краски, радость какую-то, а не грязь. Вообще, есть же две версии клипа - московская и белорусская. Последняя мне кажется неудачной. Я не хочу никого обидеть, я никакой не критик - я просто смотрю на конечный продукт. То, что сделали в Москве, - это супер. Очень позитивный клип получился.

- Ты сказал, что когда вы собрались, то не умели играть. Теперь научились?

- Я всегда знал, что я не гитарист, я не умею играть. Вот, к примеру, у нас на репетициях такие вещи бывают: меня пацаны называют "Адольф", потому что… ну, я не говорю, что у нас концлагерь, но просто у нас все так дисциплинированно. И когда я на пацанов наезжал: ты на басу играть не умеешь, или на барабанах, чего мы вообще собрались (ну, так кричал, в порыве страсти), они говорили - а ты умеешь играть на гитаре? "К черту гитару, да я… кто сказал, что я гитарист?!" А если говорить в целом по группе, то когда у нас концерт, мне достаточно просто моргнуть, чтобы все все поняли. Ну, может быть, то, что мы делаем - это обычное лабство, но я получаю такое удовольствие, когда меня понимают соседи по сцене!

- А что рождает это "ощущение"?

- Не знаю, мне кажется, только время его рождает. У меня басист раньше играл в HASTA LA FILLSTA, и у него осталось нечто такое, "хасталафиллстовское": придет на репетицию, и давай колбасить. Он у нас такой, активист. Говорит: все, репетируем каждый день! А мне, к примеру, впадлу репетировать. Я пришел на репетицию, мы пару раз песню поиграли - и я ее уже хорошо знаю. (Хотя, может, это потому, что я ее придумал?) Вообще, я считаю, что не надо долго репетировать - надо играть и получать удовольствие…

В.Ч.: …слишком пафосно, Илья!

- Нет, так мне ж так надо говорить: я ж уже второй курс университета.

В.Ч.: Ты попроще.

- Так я ж говорю то, что у меня в голове.

В.Ч.: …ты как с другом… Слово нецензурное где-нибудь вставь.

- Спасибо, восьмой канал уже вставил. Я говорю - вырежьте, они такие - да, вырежем (а мы к ним пьяные пришли на эфир). Я там такой: "Б..., Сундук, не п…ди, он п…т". А потом смотрю - сидим пьяные, потные все и: "Сундук, не пи-и-иииии, он пи-и-иииии". Да, иногда нужно воздержаться от простоты. А вообще что - я себя серьезно, то есть, пафосно веду?.. Просто время сейчас такое серьезное: выход альбома, как никак, это ответственность.

- Да-а-а… вообще, говорят, алкоголь вдохновляет на творчество…

- Да у нас в группе вообще такой проблемы нет, мы про алкоголь не разговариваем.

- Действительно, что про него говорить?

- Нет. Просто я знаю, что есть группы, в которых это проблема или, наоборот, радость. Им приятно разговаривать под водку. А у нас нет, просто бывают такие подколы: трубач, например, - любитель выпить, отопьет зюбу - и давай. А потом про него легенды всякие ходят. У нас, кстати, Сундук, барабанщик, классно Новый год отметил: много выпил дома, пошел в центр, а там же елка, веселье. Все. Просыпаюсь, говорит, утром в Чижовке - ни одного знакомого лица вокруг. Да, только Сундук так может.

В.Ч.: …это издержки популярности.

- Да ну, кто Сундука знает? Хотя Сундук популярен не как барабанщик группы ЛЕПРИКОНСЫ, он как личность популярен. Он ходит, мачо такой.

В.Ч.: После того, как ваши слайды увидят, вас, наверное, вообще все п…ры будут узнавать на территории бывшего СНГ. Такие уж манерные мальчики…

- Нет, это просто в Москве делалось…

В.Ч.: Да ответь ты как нормальный пацан: как ты в эти п…ские дела влез?

- Как нормальный пацан, я обещаю не допустить произвола: эти слайды никуда не попадут. Нет, со слайдами как было: просто мы пришли на старый Арбат, долго ждали, когда нас начнут снимать, а там еще студия такая маленькая, сидят там две тети-манекенщицы и один дядя-фотограф. Ну, они на нас оторвались, конечно. Хотя меня они только чуть-чуть припудрили. "Я ж пацан нормальный - гетеросексуальный".

В.Ч.: То есть московский шоу-бизнес со всем его эпатажем на вас пока не сказался?

- Да. Вообще, когда мы в Москву приехали, играли на презентации альбома ИВАНА КУПАЛЫ, нам сказали: никаких шуток о п…рах - их тут большинство. И вот, стоим мы на сцене, а они косятся на нас. А однажды, если мы уже стали на эту тему разговаривать, я зашел на "Титаник", там была гей-вечерина. Ты не представляешь, на меня такой стрем сел, мне стало так страшно, как будто я инопланетян увидел. Может, это говорит о моей колхозности… Вообще, я не против них, но когда они рядом… Ух! Пойми меня правильно - может, это потому, что я мужчина, мне страшно, когда они стоят сзади.

- Ладно, вернемся к нашим баранам: как, кстати, тебе было выступать с КУПАЛОЙ?

- Мне понравилось. Мы вышли в первый раз, нас никто не знает. Впереди - журналисты, камеры, а дальше - людей вообще не видно. Ну, мы вышли, сыграли несколько песен, потом "Хали-гали" начали. Журналисты сразу диктофоны спрятали… по-моему, все было нормально. ИВАН КУПАЛА очень хорошо сказали про нас - сказали, что мы хорошо сыграли.

- А с кем, кроме ИВАНА КУПАЛЫ, вы в Москве общались?

- Получилось так, что со ZDOB SI ZDUB мы познакомились, два дня провели вместе. Мы просто были на MTV, где проходил дневной эфир программы "Бульба, сало и вино". Заходим на MTV, с собой коньяк "5 звездочек" (чтобы снять стресс, потому что очень волновались). Смотрим - а там ZDOB SI ZDUB сидят на эфире, а мне они очень нравятся. И вот они заходят, звезды, а я им говорю - пацаны, давайте знакомиться. Они говорят - а ты кто? А я - Илья из ЛЕПРИКОНСОВ, из Минска; они - да, а кто такой? В общем, я неправильно себя повел. Ну, потом они куда-то уехали, а я взял их гитариста, и мы поехали в "Бункер", заквасились там. На следующий день он пригласил нас на концерт, мы пошли. Там так клубы от белорусских отличаются! Вообще, там есть разные клубы, мы были в "Китайским летчике Джао Да" - он меньше, чем BULBA RECORDS. В подвальчике находится. Зато, в отличие от минских клубов, никакого пафоса.

- У тебя нет гордости по поводу, что ты двигаешь белорусскую культуру в России?

- Знаешь, я всем говорю, когда на меня гонят в Минске, а это не редкость почему-то, я говорю им - да вы что?! Мне хочется плакать иногда, потому что в своем поведении я не вижу ничего, что делаю неправильно. Хорошо, не нравится вам музыка - так вы хоть самим фактом гордитесь того, что реально сейчас Беларусь делает пол-Москвы. В КВН мы победили, музыканты наши там играют. И сейчас в Москве воспринимают белорусов не так, как просто неких ребят. Они знают: если пришли белорусы, то это уже продукт. Я тебе честно говорю. На Союзе - точно так. Когда мы пришли, нашу кассету все взяли, но с нами никто не хотел работать: тогда нас никто серьезно не воспринимал. А потом вдруг начался такой бум. Все захотели с нами работать. Я не знаю, может, они так проекты друг у друга перехватывали. И вот Слава Гулевич поехал в Союз и заключит контракт. Кстати, условия у нас очень хорошие. Единственное, что мы не потеряли, так это нашу самостоятельность. Мы, на самом деле, очень самостоятельная группа, даже заключив контакт со студией Союз. Это просто фирма, которая выпускает наши кассеты. Кроме того, они видят, что у нас нет особой возможности ходить по Москве, заниматься собственным промоутингом, и они помогают нам, сами занимаются промоушном, туры организовывают. "Наше радио" нам тоже помогает. Не знаю, посмотри, я что - выпендриваюсь, когда говорю это?

- Мне кажется, тебя просто прет…

- Прет меня. Я же говорю. Я прихожу домой, и меня прет! Я в институт захожу, правда, у меня пер немного уменьшается, но выхожу - и опять!.. И я хожу такой веселый, всем все рассказываю!

- А ты в институте академический брал?

- Нет, я на втором курсе. Мне же 18 лет всего. Так что уже можно. Меня когда спрашивают, сколько мне лет, я всегда говорю: "уже можно". И никто не врубается.

Да, так вот, сейчас я учусь, все нормально. Меня только постоянно спрашивают: "Илья, вы собираетесь уходить? А если нет, то что вы о себе думаете? Вы талантливый человек, но вы поймите: 720 часов пропусков…" Вообще, сейчас у меня экзамен идет, вот прямо сейчас… Моя группа сдает курс "Социокультурная игра", я на лекции ходил, все это знаю, просто мне не поставили зачет, и теперь я не могу сдавать экзамен. Короче говоря, мои преподаватели - это… как же их?.. Чижов, как их зовут в Англии? А - консерваторы… Да. Так вот. Весь "кулек" уже ходит и слушает "Союз-25". А я прихожу туда, говорю: вот, я работаю, даю им эту кассету, даже не говорю, где моя песня - а они тоже не знают. Ну вот, так мне и ставят зачеты.

- А тебе вообще нужна учеба?

- Нужна.

- И кем ты будешь?

- Социальным педагогом. Ну как… Ну да, социальным педагогом. Мне для себя нужна учеба - просто не могу сидеть дома. Иногда сидишь, а потом начинаешь тупеть - надо куда-то вырываться. А учеба - это выход. Можно, конечно, постоянно на нее не ходить, но иногда она помогает. Мне вообще в институте что нравится: все знают, что песни у меня классные, но никто так ко мне не относится: "Илья, извините"… Все так: "О, Митько! Привет!!!" Меня это не обижает. Классно все. Как это я сказал… А-а-а, по восьмому каналу фразу такую тупую-тупую, сейчас уже не вспомню. Что-то типа такого: "Ребята, если вам не нравятся мои песни, то чем я тогда отличаюсь от вас?" Ну, я пьян просто был. Но когда смотрел потом, подумал: да, завернул…

Вообще, мои родители за меня очень рады. Мама такая: "Илья, я подумала: я зарабатываю 30 долларов, давай, я уйду с работы, и ты мне будешь 30 долларов платить. Зато я убирать буду, готовить". У меня вообще демократическая семья. Мама, если не захочет, - она не будет ничего делать. Я иногда просыпаюсь, смотрю в кастрюли - нет ничего. Приходится есть пельмени, макароны… я их уже видеть на могу.

- По фотографиям не скажешь, что ты макароны ешь…

- Что, sexy?

- Нет, ну просто такой… мальчишка…

- Да просто это ты нас знаешь в жизни, а какие геи нас знают в жизни? И нормально наш имидж будет восприниматься.

В.Ч.: Да, будто бы в Беларуси одни пидоры.

- Нет, ну Кать, подожди. Посмотри, глаза мне не подводили, щетину только убрали - и все… Это Сундук у нас такой baby. Чижов, может, ты меня угостишь сигаретой?

(После перерыва, во время которого под Шуру обсуждаются проблемы московского шоу-бизнеса)…

- Из одного твоего интервью следовало, что весь белорусский шоу-бизнес тебе кажется кукольными шашнями…

- Нет. Просто мне кажется, что Москва прививает иммунитет. Ты пойми, я ведь никого из белорусских монстров не знаю - ни Вольского, ни Камоцкую. К примеру, возьмем "Рок-коронацию" - мы на ней не будем (интервью с Ильей проходило до "Рок-коронации" - от авт.). То есть официально мы в Беларуси как бы есть, но на самом деле - нас нет. В Москве нас официально признают, а тут - нет. У меня обида, конечно, уже прошла, и сейчас я отношусь ко всему этому спокойно. Просто мне хочется, чтобы у нас хотя бы одна корона была. Я считаю, что мы заслужили ее. Но если мы ее не получим, то мы не будем обижаться, потому что это неразумно.

- А ты не думал над тем, что в Москве вы популярны потому, что на вас можно заработать деньги, здесь же музыку оценивают по другим критериям?

- Я не могу понять, по каким критериям здесь музыку оценивают. Я оцениваю музыку по тому, как она нравится зрителям. И, по-моему, ее именно так нужно оценивать. А тут… Тут оценивают музыку по возрасту музыкантов, по тому, как в музыке отражаются национальные идеи (но это и я поддерживаю; сами мы поем по-русски только потому, что это государственный язык) - а я не понимаю этого…

В.Ч.: Короче, нет пророка в своем отечестве.

- Какого пророка? Нет. Так вот. Посмотри: нас же никто не обижает. Но нас просто для всех нет. Но мне кажется, в следующем году все будет хорошо. Я просто сейчас сам себя ограждаю. Я ведь понимаю, что нашу музыку не все воспринимают так, как я. Мне кажется, что в нашей музыке есть душа, а ее некоторые воспринимают просто как попсу. Может, это наш недостаток (а может, и достоинство), что нам еще очень мало лет. Но мы поиграем, и все у нас будет классно, и мы сыграем так, что понравимся всем, даже критикам. И я даже научусь хорошие слова писать.

- Хорошие слова… а они уже есть в тех песнях, которые вы сейчас пишете?

- Это по поводу второго альбома? Он будет отличаться от первого. Вообще, видишь, как интересно: еще не вышел первый альбом, а мы уже говорим про второй. Первый альбом - это все, что было у ЛЕПРИКОНСОВ с самого начала. Это самое лучшее. Это показатель всего, что мы сделали.

В.Ч.: Квинтэссенция таланта.

- Да. Но если кто-нибудь послушает альбом, он скажет, что там все песни такие похожие, а для нас они разные, из разных пьянок, концертов. А второй альбом - он другой. Вот я сижу сейчас, меня прет, и я за три месяца полностью сочинил альбом. Он будет электронным, честно скажу. Я не хочу делать музыку просто, я хочу делать классную музыку, качественный продукт. Я ведь осознаю, что у нас сейчас музыка неклассная, немодная… она просто веселая. Хорошо, сейчас она прокатила, но следующий альбом я хочу сделать таким, чтобы нас взяли классные радиостанции. Это, конечно, тяжеловато, но я постараюсь. А вообще, главное в музыке - это "делать" зал. Да, по-моему, это главное…

Катя МАЙ

© 2005 музыкальная газета