статья


Bad Balance
Без Михея



Что-то не совсем обычное происходило в минском клубе "4 апельсина" во время концерта московского проекта BAD BALANCE. Музыкальное направление, которое проповедует BB, находит очень много своих поклонников среди молодежи до двадцати лет, причем это преимущественно мальчишки, принявшие законы некой общей стилистики. Хотя музыканты, судя по всему, воспринимают свою музыку несколько глубже, чем публика, пришедшая на концерт. Музыканты приехали в Беларусь без звезды московских телеканалов и радиостанций Михея.

- С Михеем вы сейчас не сотрудничаете?

Брюс: Я работаю еще в ДЖУМАНДЖИ, так как это считается наш совместный проект. У нас был серьезный разговор, и с Михеем мы расстались по той причине, что у него просто времени не было на BAD BALANCE, он очень занят ДЖУМАНДЖИ. И в этом проекте у него хип-хоп уже стал более популярной музыкой, что ли, трансформировался, стал ближе к попсе.

- Вы сами как воспринимаете свою музыку - как нечто массовое или нечто, рассчитанное на узкий слой публики?

Валас: Сейчас у нас хип-хоп, наверное, недостаточно массовое явление, но мы хотим привлечь сюда как можно больше народу - молодежи, в первую очередь. Так как молодежь, как известно, двигатель всего прогресса. Люди сейчас повернулись к этой музыке лицом, и все больше людей ее слушают. Когда мы выступаем в разных клубах в Москве, люди слышат эту музыку и начинают подтягиваться к сцене, начинают двигаться. Потому что у хип-хопа основа фанковая, у фанка основа джазовая, а джаз считается уличной культурой. Но это интеллектуальная музыка, мы так считаем. Просто здесь ее воспринимают пока как музыку для тинейджеров. А где-нибудь за рубежом джазовые звезды играют хип-хоп, и это воспринимается нормально: Лени Вайт, например. Это как эйсид-джаз - там ведь тоже основа джазовая. Просто у людей наблюдается недостаток музыкального образования, чтобы воспринимать эту музыку. Мы-то все люди с образованием. Хотя это, может быть, и неважно - главное, какие у тебя мысли и фантазия. Есть музыка, которая развивает фантазию, - я опять вернусь к джазу или какой-то фолковой музыке типа Стиви Уандера. Они просто дают развитие для мышления. Лично я все равно отталкиваюсь от джаза, потому что я люблю эту музыку.

- Один известный музыкант сказал на этот счет, что он видел эту музыку - хип-хоп - десять лет назад в Америке, что это все уже не ново и зачем делать то, что уже давным-давно сделано?

Брюс: Мы и так, в принципе, всегда идем за ними, после них. Но дело в том, что это их культура, их фольклор. Мы ищем, отталкиваясь от этого. Мы ищем разные пути, чтобы стать не за ними, а перед ними.

- Многое может вместить в себя один стиль, но знают ли тинейджеры, которые сейчас приходят на концерты, что такое джаз, фанк, другое?

Валас: Каждый человек погружается в это настолько, насколько ему интересно. Есть люди, которые не углубляются в жизнь вообще. Встал утром, пошел на работу, вернулся, поел, поцеловал жену, уснул, потом проснулся в выходной день, напился... и так далее по накатанной колее. Так и некоторые люди: приходят на какой-то концерт, послушают и уходят, особо не загружаются. Но у них все-таки что-то остается в голове. Это трудно объяснить, но это все интеллектуальная музыка, но для людей более молодых, а не для каких-то там в солидных костюмах.

- Ремиксы вам не хочется сделать на какие-то известные песни?

Брюс: А мы делаем разные ремиксы, мы с Михеем и ДЖУМАНДЖИ сделали ремикс на песню Юрия Антонова "Дорога к морю". Антонов сначала не очень хорошо отреагировал, когда мы пришли с этим предложением. Мы там что-то записали у него на студии, он сам сводил. Но потом мы ему принесли две наши другие песни, которые мы записали на очень хорошей студии у самого лучшего звукорежиссера Юрия Богданова, очень известного, я даже скажу, в мире. Он послушал, ему очень понравилось, и он отдал нам эту песню, чтобы мы сами ее переписали и сделали.

- Наверняка есть какие-то личности, на которых вы в какой-то мере ориентируетесь.

Валас: Очень мне нравятся Тупак, Майлз Дэвис, Стиви Уандер, Боб Марли - те, кто закладывали основу этой музыки.

- Почему у нас сейчас так мало в музыке растаманов? Никто не хочет заниматься этой культурой в России?

Валас: Да, потому что все они сейчас наркоманы, вся тусовка, которая была больше, наверное, в начале девяностых. Хотя есть ДЖУМАНДЖИ - это ведь реггийная основа, поэтому сдвиг здесь есть. Но все это связано с ямайской культурой, там ведь все это растет, со всеми вытекающими отсюда последствиями. И когда народ приходит на эти концерты - это в основном не молодежь, а уже более взрослые люди, после тридцати даже... Хотя большинство музыкантов, которые это толкают, заканчивают обычно наркотиками. Это печально.

- Чистое регги сейчас есть в Москве?

Валас: КАРИБАСЫ есть такая команда, я не помню - из Москвы они или из Питера. Это сейчас регги-даб, а раньше они чистое регги играли. Есть еще МАРКШЕЙДЕР КУНСТ, но это больше такой африканский фольклор. Вообще, у нас понятие регги как бы размыто. Оно иногда может быть далеко от каких-то классических форм, классических композиций, которые многие играют. Известные люди играют сейчас какие-то старые композиции, но они играют это так, как это играли раньше. И мне даже это надоело немножко, потому что хочется более современного чего-то. Сейчас уже многие по-другому играют, чтобы это было коммерческим, лучше воспринималось людьми, широкими массами. Потому что нельзя сейчас играть так, как раньше - сегодня же ведь уже совсем другое время.

Татьяна ТАРАСОВА

© 2005 музыкальная газета