статья


EXE
Мужская одежда от EXE



У каждой представительницы прекрасного пола однажды возникают сомнения в своей привлекательности, и тогда мы вопрошаем: "Свет мой, зеркальце, скажи…". И зеркальце в ответ: "Ты прекрасна, спору нет, НО…" Вот из-за этого "НО" и появляются проблемы. Например, меня, когда я вижу свое отражение, посещают такие фривольные мысли: "Я такая красивая, умная, талантливая, правда, в одежде я немного хуже". В связи с наступившими морозами и желанием каждого надеть на себя больше одежек со множеством застежек, мои модные веяния никто не понимал, пока… Пока один молодой симпатичный представитель противоположного пола не пропел: "Я буду искать тебя по телефонам, чтобы только снова сказать: одень на меня одежду Адама, знаю, я тебе нравлюсь такой. Одень на меня одежду Адама, лишь ты знаешь толк в одежде мужской". Имя ему - Дмитрий Таравков, он - лидер московского коллектива EXE. Пропустить такого крайне приятного для меня заявления я не могла, посему срочной бандеролью вылетела в столицу, чтобы пообщаться.

- Для меня творчество EXE связано с какой-то эротичностью, сексуальностью…

- Я это осознаю, не стесняюсь и считаю, что эротика, игры с контактом мужского и женского начала, направление в сторону "любовь, страсть" - основное чувство, которое движет искусством. Это смелое заявление, но, в принципе, это - правда. Другой вопрос: насколько каждый отдельно взятый художник (композитор, музыкант, скульптор) сможет преподать себя в этом смысле оригинально. Если грубо говорить, то все музыканты поют про любовь, если это поп-музыка как таковая, а не какая-то концепция, не мрачный экспрессивный ураган (то, чего я, в принципе, не приемлю). Вопрос только в том: насколько каждый эту задачу решает оригинально, насколько может быть с этим органичен.

Мой любимый художник - Дали. Думаю, после этого не стоит объяснять, почему от нашей музыки идет такая степень дыхания. Определенная абстракция, определенные откровения - они все есть. Считаю, что в музыке возможно рисовать такие картинки, которые вызывают определенные фантазии. И мне очень льстит, когда говорят такие вещи, что музыка EXE звучит эротично, поскольку это большая победа.

- Кстати, о победах. Народу очень нравится песня "Ночная радуга". Поведай что-либо о ней.

- Если бы я, конечно, мог знать, что по-настоящему имел в виду Илья Кормильцев, когда писал этот текст, я бы рассказал. Я его об этом не спрашивал: считаю, что неинтеллигентно спрашивать людей, творцов: "А что же ты там сочинил?" Кормильцев всегда писал текст, который каждый человек может прочесть по-разному. Это, конечно, не Гребенщиков, который мне в данном случае меньше нравится. Как раз, касаясь "ночной радуги", БГ хотел песню делать сам, но что-то его обломало. Как мне сказал Илья: "Возможно, пафос собственного поэта".

Как я ее понимаю: если смотреть "впрямую", то это песня о наркотиках (есть все эти образы). Если абстрагироваться, то можно представить себе состояние человека, посмотревшего на небо и сказавшего, что все - ерунда. Я пытался подчеркнуть в песне, что в конце пути: "Ночная радуга взойдет, и ты сразу увидишь, ночная радуга взойдет, и ты сразу услышишь голос любви в золотом мегафоне, играющий прямо в твоей голове". Именно в последнем куплете появляются какие-то определенные основы мироздания, и частично любовь опять-таки там. Это лично мои мысли и ощущения, поскольку текст-то не мой. Я могу рассказать, отчего написал такую музыку к словам Кормильцева.

- А как обстоят дела с новым альбомом?

- Альбом готов. Он был записан в окончательном варианте в мае прошлого года. Потом пошли традиционные проблемы. В общем-то, выпустить его можно, просто - где и как? Невыход альбома связан с шаткостью нашего рынка. Конечно, очень хочется делиться со слушателями новыми песнями, проблема заключается в том, что сегодня нет record-компании, которая реально занимается выпуском, сейчас сложнее найти обоюдоинтересные условия с позиции выпускающей фирмы и группы. Мы находимся в ситуации некоторого ожидания в засаде, но не бездеятельного: недавно приехали из Минска со съемок клипа и вскоре еще будет клип. Нам очень жалко как бы держать материал за пазухой, но определенные стратегические ситуации сегодняшнего рынка диктуют такие условия, что пока альбом еще не издается, и я не могу точно сказать сроки релиза. И сейчас доходит до того, что одну или две песни придется убирать из альбома, потому что есть мнения, что он в некотором смысле перенасыщен по количеству оригинальных вещей. Песен там, наверное, будет 11, а, возможно, в новой редакции при убирании "Камасутры" станет 10. У EXE никогда не было в привычках писать проходные песни, поэтому альбом получается очень насыщенным оригинальными произведениями, хотя некоторые из них могут быть не хитовыми. Мы боремся сами с собой, а человек все равно выбирает для себя одну-две песни, а остальные на этом фоне кажутся ему менее интересными, что жалко. Если мы их выпустим на другой пластинке, то они так же заиграют, как и те две, которые слушатель отметил для себя.

Сегодня группа выбирает немного другой путь: мы снимаем серию клипов, и меломаны, скорее всего, увидят песню, чем услышат, а потом выйдет альбом. Реально самое быстрое, когда это может произойти, - февраль-март. Я тоже не люблю, чтобы материал лежал на полке, тем более, что он писался очень долго (полтора года), и если еще год пролежит, то меня это не устраивает. Хотя я не боюсь, что музыка перестанет быть актуальной.

- Скажи, есть ли какие-либо коренные отличия между дебютным альбомом и будущим?

- Он будет принципиально отличаться от предыдущего хотя бы тем, что мы стали взрослее. По мнению многих, кто слышал частично или весь альбом, эта работа - не продолжение предыдущего, а работа на другом уровне. Может быть, это просто слышно профессионалам, а людям надо, чтобы музычка играла и было клево. Альбом будет отличаться, он будет дороже по звуку, будет более осмыслен, с позиции текста есть некоторые движения. В первом альбоме я достаточно много написал песен, в этом больше участвовали мой брат и Илья Кормильцев, который с нами сотрудничает уже второй год, а ранее писал группе НАУТИЛУС ПОМПИЛИУС. Принципиальные отличия есть, это бесспорно: если сравнить вторую пластинку с первой (у меня нет претензий к первой, но это была работа на скорую руку в определенном смысле: нужно было заявляться, мы это сделали, но во многом по наитию), сейчас мы это делаем осмысленно. Это, наверное, основная разница альбома "Танцы" и альбома "Мужская одежда".

- Как удается EXE не опускаться до примитивного уровня?

- Потому что мы инстинктивно чувствуем свою планку, ниже которой не можем опуститься просто при всем желании. Когда меня просят в моей продюсерской работе, независимо от EXE, сделать что-нибудь такое, я говорю: "Вы не к тому обратились". Не то, что я не смогу воссоздать такой примитив - я его не чувствую просто. Я не умею так думать, поэтому никогда не смогу не то, чтобы опуститься (разная музыка хороша и имеет место быть и жить), но мне неинтересно работать с примитивным материалом. Вот и все.

- Ты же понимаешь, что простенькие напевы приносят популярность, доход... Нужно чуть-чуть понизить планку и станешь ближе к народу…

- Хочется зайти к народу как бы с другой стороны. То есть не факт, что есть только один способ сделать из себя народную группу: или выбирать галимый рок-н-ролл в новых версиях, или играть откровенную поп-музыку среднего и низкого пошиба. Можно сделать так круто, что никто не сможет устоять перед этим. Всем известно, что существует другая сторона медали. На мой взгляд, в данном случае хорошим примером была в свое время группа НАУТИЛУС. У них не откровенно простая музыка: достаточно сложная и напичканная большим количеством именно текстовых элементов. Ни одна группа, которая спустилась к народу, никогда не станет культовой, чего хочет EXE. Просто есть желание сделать музыку, которая будет в определенном смысле сочетаться с музыкой сегодняшней, поколенческой. Это должно быть что-то отличное, а не содранное лекало с чего-либо. До тех пор, пока у нас есть возможность именно такой музыкой заниматься, мы это будем делать.

Елена ИСТОМИНА

© 2005 музыкальная газета