статья


Ангус
"Когда я ехал сюда, меня просто колотило..."



Особо наблюдательные посетители концертов КРАМЫ (ежели таковые проходили) давно подметили вот уже более чем полугодичное отсутствие на них фронтмена минского ТОРНАДО Ангуса, из чего наиболее смышленые сделали вывод, что Ангуса в Беларуси нет вообще. Куда он уехал, даже для нас оставалось тайной, пока однажды в редакции не раздался междугородный звонок и приятный мужской голос сообщил, что он - голос - это Ангус, говорящий из Бахрейна (см. на карте).

И вот он вновь замечен на концерте. 15 декабря Ангус вернулся в Минск. Его приветственными словами стала фраза (произносить тихо, с посылом): "Как вы мне все надоели...". Впрочем, обо всем по порядку.

- Как ты вообще попал в Бахрейн?

- Нашли там агента, отправили туда свой материал и - пришел контракт. Мы работали в ресторане отеля: делали с девушками эстрадное шоу. Я же ездил как ди-джей, занимался музыкой, звуком. Там вообще много белорусских групп работает, в основном, конечно, лабухи кабацкие. Когда я уезжал, мне просто хотелось посмотреть, что там происходит. Выяснилось, что там в ресторанах работает много джазовых, блюзовых, рок-н-ролльных музыкантов из Англии, Австралии, Чили. То есть там можно работать в любом направлении, а наши музыканты просто не знают об этом. Когда я уезжал, меня спрашивали, куда я еду, я говорил: в Бахрейн, и меня спрашивали: "Куда ты едешь?". То есть никто не знал в принципе, что это за страна. Она выплыла случайно. Туда поехал один человек, который позже стал вывозить наших музыкантов.

- Насколько я понимаю, ты уехал туда работать.

- Одна из веских причин, почему я уехал, - мне просто здесь все надоело, абсолютно все. Мне нужна была смена обстановки, нужно было очистить мозги. Кроме того, там другая культура. Я и раньше был знаком с арабами, и мне было интересно посмотреть, как они живут. Оказалось, что у них в плане свободы все абсолютно нормально. Дело в том, что Бахрейн - бывшая английская колония, там сильны английские традиции; даже в Египте не так свободно, как в Бахрейне. Правда, как оказалось, арабы совершенно не разбираются в напитках, им совершенно все равно, например, какое пиво пить.

- А что касается музыки...

- Им, конечно, больше всего нравится арабская музыка. Очень любят русских женщин: им нравится смотреть на то, как они поют и танцуют - совершенно ломовейший для них кайф.

- Что представляла собой твоя работа?

- У нас была программа: девушки пели, в основном "под минус". Нужно было менять мини-диски, сводить звук. Работы хватало, в принципе.

- Тебя не было в Беларуси полгода. Как ты оцениваешь то, что происходило в Минске?

- Я уезжал - тут ничего не происходило, а сейчас даже хуже стало. Когда я ехал обратно, меня просто колотило от ожидания первой бутылки белорусского пива. На вокзале я сразу же побежал к киоску и купил бутылку "Казино". Через несколько глотков я понял, что с этой страной все ясно.

Когда я звонил из Бахрейна КРАМЕ и спрашивал у них, как дела, они мне говорили, что все, полная засада - водки нету, топлива нету, вместо водки пьем шампанское. Этим все сказало. В принципе, я не хотел сюда возвращаться, но у меня не было возможности там остаться.

- А что ты собираешься делать сейчас?

- Собираюсь сделать программу и опять уехать, потому что поступило предложение ехать туда "живой" группой. И я буду делать все возможное, чтобы уехать с ТОРНАДО.

- Там что, слушают и такую музыку?

- Понимаешь, там фанатов хэви-метала как таковых очень много. Просто туда никого из таких групп не привозят. Приезжают поп-группы на частные вечеринки, куда приглашают богатых людей, их родственников. Кажется, чуть ли не Майкла Джексона приглашали, но у него не получилось приехать. А хэви-метал слушают. Даже из Саудовской Аравии на концерты приезжают чуваки, которые слушают MEGADETH, METALLICA, потому что в их стране неарабская музыка вообще запрещена.

- Так ты собираешься сделать здесь программу?

- Нет, это будут даже две программы. Первая - это то, что сделали музыканты ТОРНАДО за полгода, пока меня не было. Это их песни, но без текстов. Кроме того, мы будем делать и вторую программу - снимать чужие поп-роковые песни, типа Натали Имбрулиа и прочее.

- Тебя не волнует то, что на тебя здесь будут пальцем показывать, типа Ангус опопсел?..

- Пускай показывают, я посмотрю, что они будут говорить, когда попадут на мое место. Просто в этой стране жизнь уже так прищучила, что дальше некуда, а я не собираюсь отходить от своих принципов и переходить на русский язык для того, чтобы играть здесь, как, например, НЕЙРО ДЮБЕЛЬ, полный концерт за 100 баксов на команду. Зачем это надо, если я буду получать в сто раз больше, работая там, причем в нормальных условиях и не задумываясь, что сегодня вечером поесть или где купить бутылку водки.

- Тяжело, наверное, теперь тебе в Беларуси...

- Здесь я почти никуда не выбираюсь. Ну, сходил на концерт в "Аквариуме", и то просто потому, что проезжал мимо: зашел посмотреть на КРАМУ, на тот же НЕЙРО ДЮБЕЛЬ. А так - вообще никакого желания никуда ходить нет. Сижу дома, делаю песни, параллельно занимаюсь электронной музыкой.

- Да?..

- Давно уже, почти год. Ковыряюсь. Может, что-то получится.

Вообще все началось, когда у меня было спонтанное выступление с Графом во Дворце молодежи. Мы слабали две песни, и всем так понравилось, что у меня потом еще полгода спрашивали, когда же у нас очередное выступление. Так я этим заинтересовался, купил компьютер и с тех пор занимаюсь этим. Тем более что в Бахрейне для этого было время.

- Что из себя представляет твой проект?

- Я играю тяжелую музыку, но в электронном варианте. Она, конечно, подразумевает "живые" инструменты, но до них я пока не добрался, делаю скелет, а потом уже буду смотреть, что буду накладывать наверх. Эта музыка для меня близка (я имею в виду индастриэл и хардкор), поэтому сейчас для меня в ней ничего сложного нет - это полная импровизация. Будем надеяться, что проект получится.

- Удачи!

Катя МАЙ

© 2005 музыкальная газета