статья


Зайцев, Никита
С праздником вас!

mg94701.jpg (10307 bytes)

На фотографии у него какой-то сумасшедше-фанатичный взгляд, правда? А в жизни легендарный питерский музыкант человек очень мягкий, кажущийся отчего-то вдруг ранимым. Это когда он играет на скрипке или гитаре, то преображается в один момент, становясь пятой струной скрипки или седьмой гитары.

2 декабря в Минске Никита Зайцев представляет свою дебютную программу "Пять пар рук" в качестве одного из руководителей театра своего имени (играть он тоже будет, куда без этого). Автором сей гениальной идеи - воздвигнуть такой своеобразный, живой памятник при жизни виртуознейшему исполнителю - стал белорусский продюсер Иван Полонейчик, за что ему и поклон от всех любителей музыки блюз и рок.

- Вы помните, сколько раз вы уходили из ДДТ и сколько раз возвращались?

- Уходом это все не было, а были жизненные обстоятельства, когда меня кидало в разные стороны. Так или иначе, я постоянно был в группе, и музыканты ДДТ были со мной. Просто возникали какие-то вынужденные паузы, а так как ДДТ - группа довольно-таки концептуальная (модное слово скажу), каждая ее программа - это продукт цельный (тот же "Черный пес, Петербург"), и если с самого начала в нее не успеваешь вклиниться, то в ее середину вклиниваться смысла нет, на твоем месте уже есть другой человек. И начинаешь тогда работать с группой в следующей программе.

- То есть нельзя сказать, что вы и Шевчук - это два плюса или минуса? И когда вы сходитесь совсем уж близко, то происходит отталкивание, в результате которого Зайцев остается вне ДДТ?

- Нет, абсолютно нет. Мы с огромным уважением и любовью относимся друг к другу, это точно я скажу. Никакой борьбы между нами нету и не было. И толки по этому поводу совершенно неуместны... В этом году я оказывался несколько раз не вместе с ребятами: стечение обстоятельств - я лежал в больнице с желудочным кровотечением, было прободение язвы двенадцатиперстной кишки. Творческих разногласий нет.

- Мне один из сотрудников "Театра ДДТ" сказал совершенно замечательную вещь об одном питерском музыканте: "Я знаю, пожалуй, только одного человека, который, даже уйдя из группы имярек, будет прекрасно себя чувствовать в ресторанах, если он хочет зарабатывать себе на жизнь. Денежные сборы и публика ему будут обеспечены". О ком это было сказано, как вы думаете?

- (Смеется). Если честно говорить, то я собой как музыкант не очень доволен, очень много чего упущено. В каком смысле: я человек консервативный и много лет в своей жизни отдал ритм-энд-блюзу и блюзу в частности, очень много упустил современного, того, что происходит в музыке сейчас. Упустил огромный пласт джаза, который открыл для меня очень многое. Я в последнее время часто сотрудничаю с таким великолепным, гениальным саксофонистом Михаилом Костюшкиным. У нас с ним сложилась определенная программа, мы вместе чего-то роем, копаем, думаем, ищем что-то новое, может быть, даже авангардные формы фанка, фьюжн в более современном звучании. Пытаюсь наверстывать, пытаюсь...

- А вы себя как гитарист больше относите к роковым или блюзовым музыкантам?

- К блюзовым, наверное. Скорее даже к рок-блюзовым, так скажем.

- Всякое искусство куда-то развивается. Как в этом отношении обстоят дела у гитарной музыки? Вы не думали над этим?

- Очень много интересного в мире гитарной музыки происходит. Я много для себя сейчас открыл классных групп. Я бы сказал, что все развивается больше не в смысле каких-то индивидуальностей, отдельных личностей, технарей типа Стива Ваи, а в сочетании совершенно уникальных аккордов, как у SONIC YOUTH. Мне это очень нравится, как человеку, который был уперт в Эрика Клэптона, Сантану и Би Би Кинга, а тут вдруг я услышал совершенно новые для меня имена, и их, оказывается, масса! Мне наш гитарист Вадик Курылев постоянно записывает новинки, он в этом отношении, в продвинутости (еще одно модно слово вспомнил), по знаниям современной музыки, далеко от нас всех ушел. У него огромнейшая фонотека дома, и он все пишет, пишет, пишет. Очень много у него информации.

Но мне еще нравится, что на этом фоне и консервативные люди тоже выплывают. Послушаешь какую-нибудь старую пластинку, IRON BUTTERFLY, скажем, а они звучат сегодня, как будто только вчера собрались. Были такие люди, которые сочинили музыку на все времена.

- А быть универсальным гитаристом - это лучше, чем уметь играть что-то суперклассно в каком-то одном стиле?

- Универсализм - штука хорошая... Однозначно по этому поводу сложно что-то сказать... Я знаю людей, которые играют буквально несколько нот, но в своей жизни они их играют настолько правильно, настолько в то время и в том месте, что больше такому человеку ничего и искать не надо... А универсализм, как правило, ресторан развивает, там приходится играть все, и чем ты качественнее играешь, тем больше ты заработаешь денег.

На Западе в основном есть понятие "студийный музыкант" - человек, который может сыграть все, за какую бы работу он ни взялся, начиная от хэви-метала и заканчивая традиционным ритм-энд-блюзом.

- А что с русским роком, на ваш взгляд, сейчас происходит?

- Я обратил вот на что внимание: дело в том, что российская музыка конца 80-х - начала 90-х развивалась активно, появлялись новые имена, некоторые впоследствии стали просто крупными именами - Цой, Костя Кинчев, Шевчук. Они утвердили себя в статусе мэтров таких. А сейчас времена изменились, удивить кого-либо очень сложно. Посудите сами: в середине восьмидесятых о приезде к нам ROLLING STONES даже никто не мог и мечтать, а сейчас они приезжают, и люди друг с другом разговаривают: "Ты был на концерте?" - "Знаешь, не было времени". Представь себе такой разговор раньше, да!? Тогда бы я точно все продал, все отдал, лишь бы сходить на такой концерт, а сейчас колбаса становится важнее. Жизнь такая: колбаса, подшипники, политика опять та же, телесериалы, мыльные оперы, быт. Поэтому нынешнему молодняку сложнее, чем было нам. Наверно, сложнее. Сложнее личностью стать, именем. Мы-то застали времена революционные, было о чем петь... И сейчас есть, конечно, о чем петь, но все как-то сложнее, сложнее... Очень много музыки сегодня. Людей бросает в псевдоклассику, псевдорок, во всевозможные "псевдо". А настоящего рока, конечно, маловато, хотелось бы его побольше. Но есть молодежь, есть. В том же Питере... А, откровенно говоря, я пока и сам еще не разобрался, что происходит... Куда то все вырулит. Посмотрим, куда.

- У вас "вырулило" в НЗ БЭНД...

- У меня уже такая группа была, мы ее расшифровывали и как НИКИТА ЗАЙЦЕВ, и как НЕПРИКОСНОВЕННЫЙ ЗАПАС. Теперь в этом проекте больше Никиты Зайцева, чем "неприкосновенного запаса". Предполагается перемещение по странам СНГ, сотрудничество с самыми разными музыкантами, я себя не приковываю цепями за какое-то одно место. Есть кое-какие конкретные планы: кое-что записать, например. Я уже начал это "кое-что" писать: никак не добью скрипичный альбом, посвященный памяти Шнитке. Хочется, чтобы это был большой альбом, часа на два, не меньше. Надо окончательно утвердить проект с Михаилом Костюшкиным, передвижной такой проект, хочется съездить с ним на международные джазовые фестивали в Европу.

- Вы начинали свою карьеру в группе САНКТ-ПЕТЕРБУРГ Рекшана...

- 72-й год это был, да.

- ...Рекшан выпустил в свое время книгу, в которой рассказал о том, "как все начиналось". Вы много где и с кем переиграли. У вас нет желания сочинить что-нибудь по этому поводу? В 2002 году у вас будет юбилей - тридцать лет в роке...

- "Кайф" книга называлась... Там достаточно много правды: Владимир отнесся к ее написанию очень ответственно, я бы сказал. Он спрашивал у музыкантов, чьи имена фигурировали в книге: можно ли написать вот об этом? а об этом? И вышло у него все деликатно и тактично. Очень правдивая книга получилась.

Написать что-нибудь самому... Честно говоря, я об этом никогда не думал...

P.S. В последний час: стало известно, что, видимо, открытие театра Н. Зайцева переносится...

Олег КЛИМОВ

© 2005 музыкальная газета