статья


Uriah Heep
Последний из моги... колдунов

mg94216.jpg (21158 bytes)

Некоторое время назад мы вступили в полосу уже не двадцати- и не двадцатипяти-, а тридцатилетних годовщин всяких знаменательных событий. Что опять-таки доказывает, что самое важное в истории рок-н-ролла творилось в годы шестидесятые. Семидесятые же были их естественным продолжением. В 1969 году молодая, но уже попасшаяся на рок-ниве группа SPICE готовилась к записи своего дебютного диска. Во главе коллектива стояли гитарист Мик Бокс и вокалист Дэвид Байрон (Mick Box & David Byron).

Чуть позже, по настоянию менеджера Джерри Брона и в связи с круглой датой из жизни Чарлза Диккенса (Gerry Bron & Charles Dickens), команда была переименована в URIAH HEEP и, доработав в составе, усиленном органистом и гитаристом Кеном Хенсли (Ken Hensley), программу "Very 'Eavy, Very 'Umble", рванула к славе.

Своей мелодичностью квинтет всегда был мил сердцам советских меломанов, так что нет ничего удивительного в том, что именно URIAH HEEP первым из западных рок-ансамблей оборвал "железный занавес" и в 1987-м триумфально выступил в Москве. Спустя десять лет потускневшая легенда после многочисленных ложных тревог добралась и до Минска. В рамках фестиваля "Золотой шлягер"! Молодцы-организаторы из Могилевской областной филармонии всячески препятствовали общению прессы с музыкантами, бормоча бред о том, что за разговоры нужно раскошеливаться. Впрочем, гости хоть и с трудом - к их мнению не прислушивались!!! - но поспешествовали присутствию на репетиции и на концерте автора сих строк - единственного в Беларуси члена официального фан-клуба НЕЕР.

Тогда мне, изгнанному по окончании шоу из зала, удалось сотворить интервью только лишь с певцом Берни Шоу (Bernie Shaw). Сегодня же накануне юбилея группы на вопросы корреспондента "МГ" отвечает бессменный лидер URIAH НЕЕР, гитарист и по совместительству менеджер Мик Бокс.

М. Б.: Ну, приступим...

- Мик, турне 1997 года "The Wizards Of Rock" стартовало в Минске. Как тебе запомнился единственный день, проведенный в Беларуси?

М. Б.: Люди были искренне дружелюбны, и мы получили удовольствие от времени, проведенного там. Очень стыдно, что нас нужно было столь строго опекать.

- Всем известно, что ты прекрасный гитарист, но кто был твоим гитарным героем?

М. Б.: Мне нравились джазовые исполнители, вроде... Барни Кэсселла, Джанго Рейнхардта, Тэла Фарлоу, Леса Пола и Мери Форд (Barney Kassell, Django Rheindhardt, Tal Farlow, Les Paul and Mary Ford). Из сегодняшних же гитаристов моим кумиром всех времен является, я полагаю, Джефф Бек (Jeff Beck).

- Дэвид Байрон был твоим другом со времен отрочества. Мне кажется, ты можешь сказать, почему он сменил фамилию с Гэррик на Байрон? Да, Байрон - великий поэт, но ведь Гэррик - великий актер... (David Garrick - великий английский актер XIX в.)

М. Б.: В один прекрасный день Дэвид просто решил сменить имя и незамедлительно отправился и сделал это. На смену имени как-то повлияла жена нашего тогдашнего менеджера - отца бас-гитариста Пола Ньютона (Paul Newton).

- Оригинального материала у SPICE, похоже, было достаточно для пластинки, но он не полностью был использован в первом альбоме URIAH HEEP. Почему?

М. Б.: Мне думается, мы были довольно привередливы, и задним числом это оправдало себя, так как HEEP родились из того, чем были SPICE...

- У истоков группы стояли вы с Дэвидом, Кен Хенсли пришел в нее позже. С того момента URIAH HEEP часто называли его ансамблем. Как так вышло? Не смущало ли тебя такое положение вещей?

М. Б.: Смущало меня... НЕТ!!! На URIAH HEEP всегда смотрели как на мой коллектив, но на жизненном пути к нам приходило и от нас уходило много талантливых и харизматичных личностей. Кен - одна из них, и, с одной стороны, его вклад был очень сильным. Поэтому своими песнями он привлекал к себе много внимания. Аналогично Дэвид, будучи фронтменом, также привлекал много внимания. Я пришел в этот бизнес, чтобы всю жизнь быть музыкантом, и именно это всегда было для меня самым важным. Остальное просто преходяще...

- Когда URIAH HEEP записывали свой дебют "Very 'Eavy, Very 'Umble", DEEP PURPLE в соседней студии работали над "In Rock"...

М. Б.: Такого не было... Мы только репетировали в одном здании с DEEP PURPLE. Мы никогда не писались в соседних студиях.

- Но вы уже встречались с этой командой, открывая ее концерты в качестве SPICE. Как тебе запомнилось время, проведенное вместе? Был ли ты в контакте с парнями все эти годы?

М. Б.: То были отличные времена... Мы контактировали по большей части, встречаясь в пути. К примеру, я ходил на выступления DEEP PURPLE в "Entertainment Centre" и "Selinas" в Австралии, в Сиднее, и здорово провел с ними время. Далее, я недавно видел их с оркестром в "Алберт-холле" на праздновании тридцатилетней годовщины - это тоже была неплохая ночь. (25 и 26 сентября состоялся концерт "темно-лиловых" с Королевским филармоническим оркестром в ознаменование юбилея их знаменитого "Concerto For Group And Orchestra". В представлении принимали участие также Ronnie James Dio, Miller Anderson и STEVE MORSE BAND. - Дм. М. Э.) Разумеется, у нас с ними проходили европейские туры, а также мы играли вместе в Южной Африке. Выступая с GILLAN BAND, Иэн Гиллан (Ian Gillan) приезжал на фестивали в Германию и оттягивался с нами... Так что, я полагаю, ты получил представление...

- Помимо PURPLE вам доводилось играть в клубах с YES, BLACK SABBATH, THIN LIZZY и CZAR. Какими они были в 1970 году?

М. Б.: Тогда все были такими горячими... Творилось столь много хорошей музыки, было такое бурное время... Все группы были великолепны и создавали собственное лицо, чего, к сожалению, не наблюдается сегодня, если я могу так сказать...

- Вокальные гармонии HEEP - на них повлияли THE BEACH BOYS?

М. Б.: Вообще-то нет... Просто получилось, что у нас в команде было пять вокалистов, так что мы использовали все свои возможности, и в конце концов это стало нашим фирменным знаком. Единственное, что связывает нас с THE BEACH BOYS, - то, что один диск-жокей в США назвал нас "THE BEACH BOYS хеви-метал"...

- Существует четыре классических хард-роковых боевика под названием "Gypsy" - созданные HEEP, PURPLE, SABBATH и DIO. Ты гордишься тем, что вы записали самый ранний из них?

М. Б.: Несомненно... Я бы не стал ничего менять. Я в самом деле очень горд.

- Байрон был ведущим певцом, но Кен Хенсли также спел несколько песен. Они лучше подходили ему? И почему ты никогда не спел ничего в качестве основного вокалиста?

М. Б.: Кен исполнил несколько песен; временами это расширяло наши возможности. Я же в большей степени пою гармонию, нежели выступаю в роли лидер-вокалиста. Я берусь за все высокие ноты, которые больше никто не хочет петь: чересчур уж высоко...

- Как вы с Кеном делили гитарные партии? Не казалось ли тебе, что для Кена это уж слишком - не только играть на клавишных и петь, но еще и играть на гитаре?

М. Б.: Опять-таки это расширяло наши возможности. И это никогда не было проблемой, так как наши два стиля сильно отличаются.

- Композиция "July Morning" стала шедевром группы; на этой записи играл Манфред Мэнн (Manfred Mann). Как вы его заполучили?

М. Б.: Он был нашим товарищем по фирме Bronze Records. В конце композиции нам нужна была партия мини-муга (moog - вид синтезатора. - Дм. М. Э.), а он очень здорово справлялся с этим инструментом. Кен же в то время только овладевал им.

- Еще будучи SPICE, вы делили сцену с KEEF HARTLEY BAND. Не тогда ли ты встретил Гэри Тэйна (Gary Thain) - в будущем вашего басиста? (Тэйн пришел в URIAH HEEP из KEEF HARTLEY BAND.)

М. Б.: Его я не встречал, но группа была хороша...

- В 1972 году вы играли с T.REX благодаря вашим песням-сказкам? Что ты думаешь о том печально знаменитом инциденте?

М. Б.: Мы играли с ними только один раз - это было в Чикаго. И не имело ничего общего с песнями-сказками. В те дни музыка была просто музыкой, и на нее не навешивали ярлыков. Мы выступали с EARTH, WIND AND FIRE, Ike & Tina Turner, Little Richard, THREE DOG NIGHT и прочая и прочая и прочая. В тот вечер мы переплюнули их (T.REX. - Дм. М. Э.), так как Чикаго сильно завернут на роке, а мы устроили настоящую бурю. Это не было определением, кто из нас лучше, - просто публика пришла за роком. T.REX было очень трудно справляться с аудиторией, постоянно скандирующей наше название. История попала в газетные новости, и люди повсюду ее обсуждали.

- В 1973 году появилось слово "Heepsteria", ставшее в один ряд с "Beatlemania" и "TRextasy". Как вы реагировали на такую популярность?

М. Б.: Круто...

- Отличалась ли работа над сольным альбомом Дэвида Байрона "Take No Prisoners" в 1975 году от сессий URIAH HEEP?

М. Б.: Разумеется, отличалась, но была большим удовольствием... Мы хорошенько посмеялись, записывая этот альбом... Возможно, мы слишком много пили, но веселились мы вовсю.

- Когда команда решила выставить Дэвида, не чувствовал ли ты себя предателем?

М. Б.: Отнюдь. В то время этого нельзя было избежать. Что-то должно было случиться. Хотел бы я, чтобы этого не произошло, но такова жизнь...

- Правда ли, что после увольнения Байрона вы прослушивали Дэвида Кавердейла (David Coverdale), но решили, что для HEEP он чересчур блюзовый певец?

М. Б.: Да, мы хорошо провели время и поджемовали с Кавердейлом, но в то время ему представился шанс собрать WHITESNAKE, чем он и решил заняться. И излишняя блюзовость здесь не при чем... (Вообще-то вакансия в HEEP появилась в 1976-м, а собственным коллективом Кавердейл обзавелся лишь в 1978-м. - Дм. М. Э.)

- Как ты вспоминаешь игру в HEEP Джона Уэттона (John Wetton)? Кому из вас пришла в голову идея меняться на сцене гитарой и басом?

М. Б.: Мне думается, мы искали способ добавить перцу в концертные выступления, и эта была одной из идей. Какое-то время это было здорово. Джон - очень сильная личность. Мне всегда казалось, что он не собирался надолго оставаться с нами. Он был очень амбициозен.

- Знаешь ли ты, что лет пятнадцать назад в Советском Союзе был издан ваш альбом "Innocent Victim", но без оригинальной "змеиной" обложки, а конверт с изображением группы был уничтожен, так как подросткам запрещалось носить длинные волосы?

М. Б.: Весьма печально, э!!!

- Разреши, пожалуйста, задачку: кто все же пел "It Ain't Easy" из альбома "Conquest" - Тревор Болдер, как утверждала обложка, или Джон Сломен (Trevor Bolder - басист, игравший в HEEP в 1977-1980 годах и с 1985-го по сей день, John Sloman - вокалист группы в 1980-1981 гг.)

М. Б.: В обороте было несколько версий, но я думаю, что то был голос Тревора.

- Ты по-прежнему считаешь, что Джон Сломен был плохим выбором для URIAH HEEP и вам следовало предпочесть ему Питера Голби? (Peter Goalby прослушивался командой в 1980-м, но занял место певца HEEP только в 1982-м и продержался в группе три года.)

М. Б.: Да... У Джона был большой потенциал, но с нашей группой он в конце концов не использовал бы его. Он не делал ни малейшей попытки приспособиться к нам и постоянно пытался что-то изменить. Неверный ход... HEEP есть HEEP и всегда будет таким.

- В восьмидесятых годах HEEP ударились в хеви-метал. Это было в какой-то мере компенсацией за "попсовый" звук группы в конце семидесятых?

М. Б.: Нет, я полагаю, мы пытались идти в ногу со временем. Используя все свои фирменные знаки, мы по-прежнему были уверены, что в основе это - HEEP. Хотя, если подумать, это могло быть в некотором роде наказанием за нашу "попсовую" сторону.

- Выбирая в 1982 году для альбома "Abominog" песню "That's The Way That It Is", вы слышали версию, записанную годом ранее Грэмом Боннетом (Graham Bonnet)? Она очень похожа на версию HEEP.

М. Б.: Нет, не слышали. Мы услышали демо-версию автора, Пола Блисса (Paul Bliss), и подумали, что песня хороша. Сейчас она звучит старомодно, но тогда хорошо поработала на нас в США, так как мы попали в Top 40 и видео часто крутили по MTV.

- Я видел фотографию, на который ты пьешь с Гленном Хьюзом (Glenn Hughes). Должно быть, вы хорошие друзья, если уж ты знаком с ним еще по TRAPEZE?

М. Б.: Да, мы дружим. Когда мы были в Германии, он посетил несколько выступлений HEEP. Он чертовски талантлив.

- Что там за история о том, как ты играл в футбол с Робертом Плантом (Robert Plant)?

М. Б.: Это было просто то, что мы сделали ради благотворительности. То был благотворительный футбольный турнир Элтона Джона (Elton John).

- Ты когда-нибудь задумывался о сольном альбоме?

М. Б.: Иногда. И тогда я отвлекаюсь, чтобы поиграть что-нибудь другое, или занимаюсь другими вещами - вроде менеджмента группы... Всему свое время, а я не спешу.

- Альбом "Sea Of Light" вселил в меня надежду, что ансамбль вернется к "сказочным" программам. Но, как это ни грустно, я должен сказать, что диск "Sonic Origami" меня несколько разочаровал. Почему, на твой взгляд, эта запись не принесла вам столь долгожданный прорыв в хит-парады?

М. Б.: "Сказочная" сторона HEEP может использоваться лишь до той степени, пока вы не начинаете повторяться. Так что долго работать может только малая часть хорошей находки. С "Sonic Origami" мы пытались немного расширить свою аудиторию, и в этом отношении альбом оказался очень действенным. На самом деле хит-парады по понятным причинам никогда не были привычным местом для HEEP. Мы, похоже, прокладываем собственную дорожку. Хотя не могу сказать, что мне не хотелось бы попасть в чарты.

- Что ты думаешь о бокс-сете "Time Of Revelation"? Я имею в виду не довольно дурацкое оформление, а подбор материала: слишком много песен для начинающего поклонника и всего 90 минут не издававшихся ранее "жемчужин".

М. Б.: "Всего 90 минут неизданного материала", и вы хотите еще. Чего ж вам хочется?.. Черт, я считал, что сборник сработал очень хорошо, и всегда получал только хорошие отзывы о нем. Суть в том, что постоянно угождать всем невозможно.

- Вопрос, напрашивающийся сам собой: имеются ли планы насчет нового альбома?

М. Б.: Да.

- Ходили слухи, что мы, наконец, получим возможность услышать легендарные сессии "10 Miles" с Джоном Лотоном (John Lawton) на вокале...

М. Б.: Я сейчас рецензирую их для Castle Communications. Они называются "5 Miles".

- Почему эти записи не вышли раньше?

М. Б.: Потому что это - незавершенные композиции, в некоторых -только направляющий вокал и так далее.

- А когда издадут ремастированный концертник "Live In Europe '79"?

М. Б.: Понятия не имею. Уж извини.

- Существуют концертные альбомы HEEP, на которых поют Дэвид Байрон, Джон Лотон и Берни Шоу. Но можем ли мы надеяться, что концерты с Питером Голби и Джоном Сломеном тоже увидят свет?

М. Б.: Очень сильно сомневаюсь... Хотя кто знает?..

- Насколько мне известно, на днях выходит альбом-посвящение URIAH HEEP. Любопытно, что на нем ваши последователи играют несколько песен, группой официально не изданных. Что ты думаешь по этому поводу?

М. Б.: Весьма забавная идея. Я немного беспокоюсь по поводу части содержания. Там есть очень отдаленные привязки к URIAH HEEP.

- Живя в разных странах, вы по-прежнему "England's own URIAH HEEP"? (Так группу в семидесятые объявляли на концертах.)

М. Б.: Всегда были и всегда будем...

- Ну, и напоследок: можешь ли ты назвать свои любимые альбом и песню HEEP?

М. Б.: Это невозможно.

Дмитрий М. ЭПШТЕЙН

© 2005 музыкальная газета