статья


Реактор
Зависть не порок, а способ продвижения

mg94205.jpg (14577 bytes)

Группа РЕАКТОР: Леонид Бартенев - гитара, Николай Шкет - вокал, Евгений Шкадун - барабаны, Дмитрий Белоусов - бас, Петр Цаплыгий - директор.

Л.Б.: Ничего, если я буду улыбаться?

- Ничего. Расскажите мне про историю группы...

Л.Б.: С самого начала? Это будет никому не интересно.

Девять лет мы уже играем. А начали играть потому, что хотели потешить свое самолюбие. Честно говорю. У меня, например, это желание было с класса пятого. Когда я поехал в Венгрию, увидел там, что такое настоящие звезды - в Беларуси тогда ничего подобного вообще не было. Туда приехали, и на нас сразу же обрушился поток информации, брат купил там альбом группы ACCEPT и тащился от этой музыки, а я на него кричал: "Ты - металлист, ты предал Родину, ты слушаешь западную музыку!". Но потом я сам втянулся. Мы сходили на концерт HALLOWEEN, меня взяло чувство белой зависти, я решил, что тоже хочу, как они. И с этого все началось. Приехал сюда, нашел единомышленников... А почему они захотели играть, я даже и не знаю.

- И это чувство зависти присутствует до сих пор?

Л.Б.: Да, потому что без зависти ничего не получится. У многих людей есть цель, но им не на что равняться - и у них ничего не получится.

- Чему ты завидуешь?

Л.Б.: Конечно, я уже не завидую группе ACCEPT, моя зависть другая. Чему завидую?.. Если честно... (Думает). Петь, у тебя руки дрожат, думаешь, я сейчас что-то скажу нехорошее? Я завидую ROLLING STONES. Я хочу быть, как они. Вообще завидую тому, что они делают по жизни.

П.Ц.: Жизнь у них кипит?

Л.Б.: Да.

- А как же вы в таком случае живете в Молодечно?

П.Ц.: В том-то все и дело, что в Молодечно у нас ничего не бурлит, застой, и на этом фоне возникают попытки...

Л.Б.: Давайте говорить о чем-нибудь другом, а то мы такими серьезными выглядим... Как мы играем? Знаешь, в мире вообще только семь нот, и сколько существует музыка, с того момента, когда первобытный человек натянул жилы убитого соседа - пау - и издал звук, с тех пор люди делают музыку. И ее уже очень много. Поэтому насчет плагиата... не знаю, конечно, я не Элтон Джон или Женька Ленин из BEATLES, который вообще музыки не слушал. Ему было проще. А я слушаю музыку, и тут уже волей-неволей какую-то фишку сорвешь. Но мы это не практикуем У нас все спонтанно. Например, стихи самые веселые пишутся на репетиции. Когда у кого-нибудь есть набросок, пару строчек. Так, как в песне "Белорусский рок-н-ролл" было пару строчек "я учора не курыу "Беламору", я учора гарэлки не пиу, я учора сядзеу, писау творы, каб рок-н-рол цвярозы быу". Эта песня прикольная, она несерьезная. Мы развлекаемся. Я считаю, чтобы петь рок на белорусском языке, надо с особым уклоном жить.

Ну вот. Про песню. Мы собрались в гараже, взяли самогонку, закуска была только та, которую выделила жена. Я сказал: "Я иду на репетицию", она: "Ну, опять репетиция...". И вот мы погнали, песня классная получилась, заводная. Когда мы концерт с нее начинаем, то страшное дело получается. Я не думал, что она так зайдет... Кстати, у тебя ленты не хватит. Я же говорю, не надо все это писать. Давайте о чем-нибудь веселом.

- Давайте.

Л.Б.: Я тогда сейчас буду врать, и это будет весело. Я ведь вот что заметил: читаешь интервью музыкантов - и в голове ничего не откладывается, если, конечно, этих музыкантов лично не знаешь. Я думаю, что все эти умные размышления о жизни, музыке никому не интересны...

- А чем тогда ты интересен?

Л.Б.: Мы с Петей придумали фишку... Петя, кстати, - это наш директор. Только он про это еще не знает. Мы его, чтобы взять себе, подпоили. Только зря. Мы-то думали, что он хороший. Мы-то думали, что он как Гена Сырокваш (директор HAPPY FACE). А он ничего не делает...

- Кстати, о группе HAPPY FACE. Они стали "Открытием года" в Беларуси два раза, но реально то, что и вы бы могли взять эту номинацию. Вы что-нибудь делали для этого?

Л.Б.: Петя плевал в потолок.

П.Ц.: Я плевал на тротуар, сидя с балалайкой в чужой стране.

Л.Б.: Ему было совсем безразлично. Он поехал себе в Германию и про нас забыл.

П.Ц.: Если серьезно, то просто у меня было много всяких проблем, которые нужно было решать...

Л.Б.: Петя же собирался жениться, а мы - играть у него на свадьбе. Тогда Петя подумал и оставил свою девушку: ей просто не нравилось, что мы играем. И Петя выбрал не жену, а нас. Это единственный плюс с его стороны.

- В общем, я смотрю, что никакого движения у вас не было.

П.Ц.: Да, не было. Просто мы не пытались, а сейчас... Им надо научиться играть, мне - взять себя в руки.

Л.Б.: Я знаю уже два аккорда А-эм и Сэ. И даже могу боем играть.

П.Ц.: А вообще мы наконец-то стали писать альбом, уже записаны барабаны. Хотелось бы увидеть группу РЕАКТОР в номинантах на "корону" следующего года. Музыканты в процессе записи будут еще учиться, чтобы потом эту программу можно было играть "живьем" как по нотам.

Л.Б.: И не бояться, что пьяный барабанщик начнет играть вторую песню, а волнующийся гитарист - тоже что-то другое.

П.Ц.: Ведь студийная работа обычно концентрирует людей. Кроме того, мне кажется, что сейчас группа РЕАКТОР уже готова выйти на большую сцену.

Л.Б.: А что нам там делать? Там же пусто! Мы там потеряемся. Нет, нам бы кусочек маленький, где барабаны поставить, тихенько притулиться и наигрывать что-то спонтанное.

П.Ц.: Классные ребята! Мне в них нравится заряд, юмор...

Л.Б.: ...черный. У нас в основном трагические ситуации подаются в виде стеба. Это должно быть смешно. Это должен быть стиль.

П.Ц.: Кстати, я возил кассету своим друзьям в Мюнхен, и им очень понравилось.

Л.Б.: Они хлопали в ладоши и кричали "ja, ja, das ist fantastish! Naturlich, das ist besonders gut!".

- А главная идея есть у вас?

П.Ц.: Идея у нас - записать альбом.

Л.Б.: Великая идея.

- На что ты ставишь в этой группе?

П.Ц.: Я не могу сказать, что надо на что-то ставить. Ребята, отталкиваясь от трагического, зовут к чему-то красивому - это здорово.

Л.Б.: Опять умничать начинаем. Морщим брови.

П.Ц.: Просто ребята хорошие.

- И тебе кажется, что этого достаточно?

П.Ц.: Мне кажется, что если они подтянутся как музыканты, то смогут вполне конкурировать.

Л.Б.: Что ж, даю обязательство через месяц выучить третий аккорд.

Таким образом, если вы что-то запомнили из этого искрометного интервью, думаю, для вас не будет сенсацией будущий прорыв РЕАКТОРА в "первый эшелон" белорусского рок-н-ролла и анналы истории, причем последнее наиболее вероятно. Потому что место первого шута страны уже занято.

Катя МАЙ

© 2005 музыкальная газета