статья


Вечер, Анатолий
“Я - отец белорусского рок-н-ролла”

mg94201.jpg (5468 bytes)

Телепрограмму "Акколада" смело можно назвать единственной и неповторимой. Единственная показывает белорусский рок-н-ролл по БТ, единственная держится за эту идею и не сворачивает. И если так, то можно ей присвоить героическое звание. А героев должны знать в лицо. Итак, Анатолий Вечер, идеолог и отец "Акколады", рассказывает о нелегких буднях программы.

- Откуда вы черпаете музыкальную информацию для передачи?

- Ни для кого не секрет, что у нас сложились хорошие отношения с "МГ". Существует официальный договор, по которому мы даем информацию и указываем источник. Но и не пользуясь услугами "МГ", можно набирать материал так, как я делал это раньше. С музыкантами я общаюсь с 1989 года и большинство из них знаю как облупленных. И ранее перед съемками я садился на телефон и обзванивал всех подряд. Таким образом за 30-40 минут я накапливал столько материала, что хватило бы на 3-4 передачи. Сейчас я, конечно, не обзваниваю музыкантов; как правило, звонят они сами, предоставляют какую-то информацию, которую мы фильтруем, и то, что по нашему мнению наиболее любопытно зрителю, даем в эфир.

- А какая "разбежка" между звонящими музыкантами?

- Сумасшедшая! Начиная от того, кого принято официально называть "белорусской эстрадой", до жутких экстремалов. Вот недавно, например, на "Акколаде" появилась группа МЛЕЧНЫЙ ПУТЬ, которые сами сваяли себе такой брутальный клип, где колют наркотики и вообще происходит черт знает что. Но для меня совершенно не важно, какой человек играет музыку, для меня важно то, что можно это слушать или нет, насколько это вкусно и что за личность этот музыкант.

Иной раз просто хочется помочь хорошему человеку. Понимаешь, что Бог не дал ему кое-что, но подсобить все-таки надо, ведь всем жить хочется.

- А если получится так, что ты не захочешь пускать музыку в эфир, которая все-таки востребована определенной частью публики?

- Я никогда в эфире не давал оценки музыке. На каждую музыку такой-сякой потребитель найдется. Для меня важнее зритель, чем мои собственные амбиции. Есть несколько команд, которые я не очень люблю ни как людей, ни как музыкантов, но тем не менее я ведь программу делаю не для себя. И если у этих людей есть пару сотен слушателей, то все равно мы будем давать их в эфир. Объективность прежде всего, а оценки пусть дают слушатели. Если нравится эта музыка, пускай. Зачем навязывать свои вкусы?

- А вот то, что передача претерпела столько изменений и остановила свой взгляд на белорусском роке, это чья заслуга?

- Я сейчас борюсь со своими коллегами за то, чтобы у нас практически шли белорусы. Тут причин несколько. Первое. Востока, то бишь России, очень много, и составлять конкуренцию другим программам просто бессмысленно, включая даже некоторые наши передачи. Ведь у нас много программ, которые ориентированы исключительно на такую музыку. Второе. Я прекрасно понимаю, что с шоу-бизнесом у нас полная засада, и мне очень хочется, пока я здесь нахожусь, хоть что-то сделать для этих ребят, белорусов. И без ложной скромности могу сказать, что очень многим я действительно помог хоть немного раскрутиться, насколько это можно в Беларуси. Здесь ведь не шоу-базар, а чет знает что.

- Подожди-ка, у тебя промелькнула фраза "пока я здесь". Ты что, собираешься куда-то уезжать?

- Из этой страны я уезжать вообще никуда не собираюсь. Что касается этого телевидения, то достаточно сложно складываются у меня здесь отношения. Мне никто не мешает, но я чувствую, что мои идеи, мое стремление не находят понимания, и поэтому, как ни прискорбно, если будет вариант лучше, то скорее всего я им воспользуюсь.

- В таком случае "Акколада" идет по пути "Программы А"?..

- Я не знаю точно, что произошло с "Программой А", кроме того, что ее закрыли. Но вполне может быть: мы ведь в конце концов начинаемся на одну букву.

- А почему так поздно в эфир стали выходить?

- Дело в том, что то, чем мы занимаемся, это так называемся неформатная музыка. Причем неформатная она в первую очередь для БТ. У нас есть такой рекорд: вышли в эфир в час пятьдесят (ночи, разумеется). По этому поводу один хороший человек, доброжелатель, сказал: "Благодаря тому, что вы так поздно выходите, вы вообще выходите". Никто ведь не говорит, что такая музыка не нужна, но и показывать ее не стремятся. И в этом плане мне легко быть лидером - здесь, на БТ, я смело могу назвать себя "отцом белорусского рок-н-ролла". Таковым я являюсь не потому, что лучший, а потому, что единственный.

- Является ли программа "Хит-парад" стимулом для того, чтобы человек посмотрел "Акколаду"?

- В общем, да. Но то, что мы делаем на "Хит-параде", это нужно прежде всего музыкантам. Иногда мы даже делаем это в ущерб зрителю, навязываем какую-то музыку. Я верю, что здесь когда-то будет человеческий шоу-бизнес, но его ведь надо с чего-то начинать. И слава Богу, что есть такие люди, которые это понимают и дают нам возможность сотрудничать с ними. (Такие уходы от темы - не случайность. Дело в том, что наш герой провел целый день в трудах праведных, а тут еще этот журналист из газеты... - А.М.)

- А что за перемены в рейтинговой системе хит-парада?

- Дело в том, что "Хит-парад" существует очень долго, и мы перепробовали всяческие системы оценки исполнителей. Но посуди сам - на Западе это делается на основе продаж синглов и чего-то там еще, а у нас?

Изначально система была очень проста - рейтинг составлялся исходя из звонков зрителей. Но бывало и такое, что, например, клип Алеси "Я люблю На-Найца" держался сумасшедшее количество времени. Хотя, по-моему, клип очень слабый. Но там есть такая штука: в кадре была Алеся, которая, кстати, девка видная, и На-Найцы, по которым с ума сходит не знаю какой процент населения нашей страны. Пример номер два: группа НОВЫЙ ИЕРУСАЛИМ. Все верующие (а их немало) звонили, еще просили родственников позвонить. Вплоть до того было, что на какой-нибудь службе святой отец говорил: "Братья мои, позвоним на программу "Музыкальная обойма" и проголосуем за наш христианский рок". И если на группу N.R.M. звонило 20 человек и это было здорово, то на НОВЫЙ ИЕРУСАЛИМ звонило 200. В результате Оксана (ведущая "Хит-парада", супруга Анатолия. - А.М.) предложила тот вариант, который вы видите на сегодняшний день. И мы им довольны, так как он позволяет получить более-менее приличную картину.

- А как изменилось качество белорусских клипов? Тебе как клипмейкеру это ведь виднее.

- Назвать меня клипмейкером можно с большой натяжкой. Мы от бедности стали эти клипы снимать. А как их качество изменилось? Ну, если где-то год назад снимали 8-10 клипов, опять же за год, то теперь - около 70-80. Теперь их клепают все кому не лень. Но тех, кто может сделать это достойно, очень немного. Правда, мало- или безбюджетные видеоклипы стали гораздо лучше. А те, кто снимает на кино... Как ни парадоксально, на мой взгляд, Янковский и Пашкевич работали раньше немножко лучше. Но здесь и другой аспект. Ведь самый дешевый клип, снятый на кинопленку, будет стоить тысяч пять. И редкие музыканты у нас могут себе это позволить. И те, кто это делает, делает с прицелом на Москву, а там другие запросы.

Как мы заметили, нет ни одного киношного клипа, снятого на белорусскоязычную песню. То бишь, делая клип на родном языке, ты заведомо отрубаешь от себя Москву. С теми же ВОПЛЯМI ВIДОПЛЯСОВА дела обстоят не лучшим образом. Если они еще как-то заставляют москалей слушать украинский язык, то у нас после ПЕСНЯРОВ этого никто не сможет сделать. Тут нужна просто атомная идея, атомный продюсер.

Но что ни говори, в Беларуси даже за тысячу долларов делать клип не выгодно. Тот же НЕЙРО ДЮБЕЛЬ при бешеной популярности "Охотника и сайгака" практически не заработал на этом ни гроша.

- Вернемся тогда к "Акколаде" и устремим взоры к твоим коллегам. Кем они для тебя являются?

- Через "Акколаду" прошло очень много людей. Сейчас этот круг довольно узок: Катя Май, Сережа Хох, я, Костя Корниенко - вот, собственно, и вся команда. А взаимоотношения... Да нормальные они. Может, потому, что нам делить нечего. Ведь все распри, все скандалы появляются с появлением больших денег.

- А то, что супруга все время рядом, не влияет на работу?

- Да нет. Она вообще на "Акколаде" не работает, разве что исполняет роль диктора, зачитывает закадровые тексты. На "Хит-параде" тоже все распределено. Оксана пишет тексты, работает в кадре и все. Я являюсь руководителем программы, подбираю клипы, монтирую материал. Когда у каждого свой коридор, все очень просто. Она не лезет в мою работу, я не мешаю ей.

- А спорных моментов не возникает?

- Бывает, но не так чтобы очень часто. С текстами я ей абсолютно доверяю. Могу сказать: "Не боишься обидеть музыканта?". Она говорит: "Я женщина, мне простят". И все. Спорные моменты возникают относительно достоинств того или иного клипа. Но поскольку я по своей натуре диктатор, то они уходят сами собой.

- Говорят, профессия музыкального репортера - самая безопасная. Но я своими глазами видел, как однажды на съемках на Катю Май чуть дерево не свалилось. Так где же правда?

- Да нет, нормально. Мы же в Чечне или Югославии не берем интервью у группы DDT. Главная опасность - не показаться дураком и некомпетентным человеком. Еще когда работаешь с москвичами, есть шанс быть униженным. Суди сам: когда приезжал в Минск Андрей Макаревич, то просил избавить его от любви белорусских журналистов. Или когда Рыбин перед интервью, которое брала Оксана, говорил: "Как меня задолбало ваше БТ и ваши журналисты!". Сперва меня это злило, раздражало. Но, побывав на той же "прессухе", я отчасти их понимаю. Когда наши журналисты, сидя сам понимаешь в чем, пытаются на пресс-конференции показать, какие они крутые, откровенно оскорбляя музыканта, то их нелюбовь к нам очень просто объясняется. И вот благодаря таким "коллегам" мы имеем опасность быть униженными. Поэтому музыкальному журналисту иногда приходится отчасти быть проституткой. Яркий пример: была заявлена программа с Юрием Антоновым. На съемках он обругал Оксану, и мне пришлось просто падать грудью на амбразуру и просить: "Юрий Михайлович, сейчас будет такое интервью, какое вы хотите". И я взял откровенно проститутское интервью.

- А как оперативно вы работаете?

- Дело в том, что при всей бедности белорусского шоу-бизнеса в Минске каждый день хоть что-то да происходит. Освещать это, имея одну съемку в неделю, невозможно. Вот в чем выигрывает передача "Абiбок"? Они - частная телекомпания и могут выезжать на съемки каждый день, поэтому они постоянно в выигрыше. Благодаря этому у нас такие дикие казусы случаются!

Был концерт в Киеве. DEEP PURPLE плюс вся московская тусовка и пару киевских команд. Туда поехала съемочная группа из двух человек: бывший режиссер Саша Кулаков и оператор Костя Корниенко. Но поскольку не было денег, не было камеры, то толково материал они сделать не смогли. Так вот, была такая штука. Возле нашего телецентра на улице Макаенка стоял Саша Кулаков, его снимал Костя Корниенко. Саша говорил: "Мы находимся в аэропорту города Киева, куда буквально через три минуты должна прилететь группа DEEP PURPLE". Потом он махал в сторону рукой, говорил: "Вот они идут", - и убегал. Но поскольку актер он не ахти, ему приходилось делать дублей 20. Вдобавок собралась вся студия, сидели все и ржали. А на первой студии мы снимали белорусских участников (там не смогли), группу ROUBLE ZONE. Так вот, под накрапывающим дождем стоял лидер группы Джагер и под любопытные взгляды наших коллег говорил: "Мы находимся в Киева, на Крещатике. Сегодня здесь отвратительная погода, идет дождь. Но мы надеемся, что выступим на одной сцене с известной группой DEEP PURPLE". Вот и такое случается. Без этого и жизнь бы была, наверное, скучна.

- Что мы можем ждать от "Акколады". На что надеяться?

- 7 января нам исполнится 5 лет, если будем существовать, - дай Бог, конечно. До нового года "Акколада" будет выходить в том же виде, что и сейчас, после - может быть, что-нибудь добавится. Если получится состыковаться с частной телекомпанией, то мы будем гораздо интереснее и оперативнее.

А что касается "Хит-парада", то сейчас в стадии подписания находится договор, по которому программа будет выходить на частном телеканале.

Я надеюсь, что станем снимать больше клипов и они будут интереснее. К первому сентября мы завершили 5 роликов, которые сейчас войдут в хит-парад; два клипа к новому альбому N.R.M. уже в работе, один из них мы будем делать. Клип на песню группы ЭКИВОКИ будем снимать в отсутствие Саши Сухарева (он на днях уехал в Германию). Песня? Скорее всего "Шапка ондатровая".

Александр МИЛЕВИЧ

© 2005 музыкальная газета