статья


Foo Fighters
Больше нечего терять

mg94110.jpg (11460 bytes)

Все началось с того, что в 1990 году Дэйв Грол (Dave Grohl) по просьбе Курта Кобэйна (Kurt Cobain) и Криста Новоселика (Krist Novoselic) (уроженцев соседнего с Сиэтлом города Абердина) переехал из родного города Вашингтона (округ штата Колумбия) в Сиэтл. Затем была звездная NIRVANA. После смерти Курта Кобэйна казалось, что карьера остальных членов группы закончилась. Но не тут-то было. В настоящее время Дэйв Грол, экс-барабанщик NIRVANA, является лидером группы FOO FIGHTERS, выпустившей уже два альбома, разошедшихся по миру тиражом в не один миллион экземпляров. А 2 ноября выйдет третий - "Nothing Left To Lose".

Карьера одного из наиболее известных на сегодняшний день ударников рок-музыки началась с того, что он научился играть на барабанах, не играя на них. Гм. Нет, честно, никакого подвоха. Его одинокая мать купить установку ему не могла, а потому юное дарование, росшее в пригороде Вашингтона, используя подручные материалы и воображение, играло в спальне на следующем агрегате: стул вместо хай-хэта, подушка вместо малого барабана и кровать вместо томов. Будущая звезда молотила по этому всему большими палочками под музыку MINOR THREAT и BAD BRAINS. "Потому-то я и начал бить по барабанам так сильно, поиграв на подушках, посылая вниз и поднимая эти чертовы дубинки, слушая "Violent Pacification" (яростное умиротворение) D.R.I.. Так продолжалось до тех пор, пока по окнам в моей спальне не начинал стекать конденсировавшийся пот", - рассказывал позже Грол.

В старших классах школы он играл в группах FREAK BABY, MISSION IMPOSSIBLE и DAIN BRAMAGE (искаженное brain damage - повреждение мозга), которые выступали вместе с MINOR THREAT, TROUBLE FUNK и даже THE MELVINS. И лишь потом была хардкор-команда SCREAM. Ко времени работы в третьей группе у него, наконец, появилась своя установка, ко времени появления в SCREAM научился ставить стойку хай-хэта, но до сих пор не научился настраивать барабаны. Именно в последней он прошел школу жизни музыканта, отправившись в первое турне. На день на еду и прочие нужды полагалось лишь семь долларов. "Это было лучшее образование. При всем желании никто бы меня не заставил сесть в школьном кабинете с гудящими флуоресцентными лампами и слушать учительницу, которая пыталась научить меня итальянскому. Но вот SCREAM отправляются в Италию, мы останавливаемся в трущобах. Единственный способ попасть там в туалет - это спросить, где он находится, по-итальянски. Так что пришлось учить итальянский."

Несколько песен Грола входит в последний альбом SCREAM "Fumble", но в июле 1990 года группа распадается, и он звонит Баззу Осборну (Buzz Osbourne) из MELVINS, который сватает его в NIRVANA, где Дэйв в сентябре и оказывается. Несмотря на то, что он продолжает писать песни, использовать их не приходится. "Когда играешь в группе наподобие NIRVANA, а автором песен в ней является кто-то наподобие Курта, то просто пытаешься отойти в сторонку и не мешать процессу." Разгорается работа над легендарным "Nevermind", по завершении которой Грол возвращается в Вашингтон и записывает в студии Бэрретта Джонса (Barrett Jones) свой материал, который выходит на кассете "Pocketwatch". Большую часть 1992 года Дэйв проводит в турне, в паузах записывая свои песни у Джонса, который к тому времени переехал в Сиэтл. Так продолжалось до начала 1993 года, когда Грол отправился записывать "In Utero" с NIRVANA. К тому времени у него появились планы выпустить свою вторую кассету летом, но этого так и не произошло. В том же году случилось примечательное событие - его песня "Marigold" оказалась на второй стороне сингла NIRVANA. Впрочем, это даже удивительно, так как он сам утверждает, что никому своих записей не показывал и делал их, чтобы затем потерять.

В апреле 1994 Кобэйн совершает самоубийство. "Шесть месяцев я вообще ничего не делал и даже не знал, что собираюсь делать. Были предложения войти в состав других групп (включая TOM PETTY & THE HEARTBREAKERS). Я подумывал о возвращении к учебе или о какой-нибудь работе, но никак не мог решить. Писать песни я начал приблизительно в 88 году и за эти годы написал где-то тридцать пять или сорок песен, из которых около пятнадцати были достаточно хорошими. В двух кварталах от меня есть студия, и я арендовал ее на неделю. В первый день мы настроили все за четыре часа и только начали. После этого за каждые сорок пять минут мы записывали песню."

Результат превзошел все ожидания. Отличные песни, отличный вокал, слегка любительская запись, что во многом было связано с тем, что Грол сам делал все аранжировки, сам играл на всех инструментах. Материал представлял собой помесь панка и поп-гармоний, что заставляло вспомнить о NIRVANA. "Один журналист спросил, почему я записал альбом, который звучит точно как NIRVANA. У меня об этом так часто спрашивали! Я сорвался и сказал, что однажды сел и подумал: мне нужен дом побольше, другая машина или даже две! К тому же я никогда не ел икры, а это дорогое удовольствие, и я, пожалуй, сделаю так, чтобы этот альбом звучал как NIRVANA. Дело в том, что многие журналисты не понимают, что последние шесть лет они просто подвергались воздействию этой музыки. Когда мне было двенадцать лет, я начал слушать KILLING JOKE, HUSKER DU и BAD BRAINS. Все эти группы играли хаотичную музыку с очень приятными гармониями поверх. Это музыка, которая до сих пор мне нравится больше всего. Если бы для меня имело значение, как примут этот альбом, я бы просто пошел и сделал запись в стиле регги, чтобы она звучала абсолютно не так, как NIRVANA."

Изначально Грол даже не планировал выпускать запись и напечатал сто экземпляров для друзей. Но друзья-то сплошные музыканты и деятели шоу-бизнеса, которые, учуяв привлекательность творений бывшего барабанщика, сразу же набросились на него с предложениями. Делать было нечего. "Я не хотел стать сессионным барабанщиком в 26 лет. Выбор был играть у Тома Петти или делать то, чего никогда не делал. Я подумал, что можно было бы попробовать что-то новое, пока я молод."

На концертах в одиночку много не наиграешь, и Грол приглашает ритм-секцию к тому времени распавшейся группы SUNNY DAY REAL ESTATE в лице ударника Уильяма Голдсмита (William Goldsmith) и бас-гитариста Нэйта Мендела (Nate Mendel). Состав замкнул изъявивший собственное желание бывший в последние месяцы существования NIRVANA вторым гитаристом Пэт Смир (Pat Smear). На его счету также участие в панк-команде THE GERMS, которая прекратила свое существование после того, как ее вокалист умер от передозировки наркотиков в 1980 году. Многие считают, что он это сделал в честь Сида Вишеса (Sid Vicious) из SIX PISTOLS. В 1993 году после ухода Джона Фрускьенте (John Frusciente) его звали в RED HOT CHILI PEPPERS, но последовавшее приглашение NIRVANA заставило позабыть обо всем. "Для NIRVANA никого лучше было не найти. Он пришел на репетицию, у него были такие же примочки, как у Курта. Безвестные, старые, очень редкие примочки. У него был соответствующий внешний вид. Играл он все небрежно", - вспоминал Грол. Интересно, каким был бы "One Hot Minute" со Смиром в роли Наварро? К сожалению, нам этого не узнать. А группу назвали в честь секретного подразделения американцев, которое во время второй мировой войны занималось НЛО.

Первый концерт был на дружеской пирушке, где они проставляли пиво. 4 июля 1995 года вышел альбом, за чем последовало больше года концертов, проходивших по очень тяжелому и напряженному графику, что, видимо, в значительной степени и предопределило их будущий успех. "Во время первого турне около трети людей приходило на концерты из-за нашего альбома, остальные же просто хотели увидеть своими глазами кого-нибудь из NIRVANA. Я думаю, что, помимо этого, многие приходили посмотреть, что мы можем, насколько это хорошо, и, конечно же, все хотели сравнить. Отрицать все это или сказать, что я был бы рад никогда не играть в NIRVANA, было бы абсолютной ложью", - говорил тогда Грол.

Примечательно, что он наотрез отказывался вообще давать интервью почти год после выхода альбома. Во многом это было связано с опасениями, что пресса будет расспрашивать только о том, как провел последние месяцы своей жизни Курт Кобэйн. Но этого было не избежать даже через год. NIRVANA незримо нависала над ним, что зачастую проявлялось в злости тех, кто считал, что он слишком быстро встал на ноги. "Никто еще не сказал этого мне в лицо, но очень часто в интервью или обзорах альбомов чувствуется привкус ненависти. Я уверен, эти люди думали, что я должен стать задумчивым отшельником, удалившимся от общества. Группы NIRVANA нет, меня нет, конец моей жизни. Да пошло это все! Это глупо! Я тоскую по NIRVANA всем сердцем, я все время слушаю записи с концертов, потому что я очень тоскую. Я скучаю по Курту. Он мне все время снится. Сны о нем бывают прекрасны, а бывают печальны до такой степени, что сердце сжимается. Но я не собираюсь покончить с жизнью. Если я чему-то и научился за последние три года, то только тому, что у нас всех есть одна жизнь, и лучше бы прожить столько, сколько сможешь. У нас только 75 лет, если нам везет, а этого мне мало. Это значит, что только 50 раз еще наступит лето. И я не собираюсь становиться жалкой размазней только потому, что этого кому-то хочется."

В августе завершается турне в поддержку первого альбома. Грол пишет и записывает музыку к фильму Пола Шрейдера (Paul Schrader) "Touch", а в начале октября после отдыха музыканты берутся за подготовку материала для второго альбома, а по сути дебюта группы в студии Джонса. В отличие от "Foo Fighters", спродюсированного Дэйвом вместе с Бэрреттом, на этот раз для оформления музыкальных идей коллектива был приглашен Гил Нортон (Gil Norton), известный всем по записям PIXIES. "Я хотел работать с Гилом из-за того, что он делал c PIXIES. У него удивительная способность делать раздолбанный звук абсолютно божественным. Он будто умеет отполировать грязную гитару так, что это все еще грязная гитара, но она становится ясной и отчетливой. Ясность этих записей действительно великолепна. Слышно все." Более того, Нортон соответствовал представлениям Грола о продюсере: "Я никогда раньше не встречался с продюсерами, так что не знал, чего ожидать. Мы встретились в Нью-Йорке, и я взял с собой несколько записей репетиций. Мы сели, начали их слушать, и в течение двух секунд он начал предлагать поправки. После куплета и припева одной из песен он сказал: "А знаешь, что нужно сделать? Нужно взять ту гитару, куплет и сделать переход". Это было как раз в моем представлении о том, чем занимается продюсер".

Тем не менее с Нортоном было очень тяжело работать: "Он заставлял нас играть все от 20 до 50 раз. На всем альбоме только один первый дубль. Я думал, что у него случится удар. Он же постоянно говорил: "Это было классно. Хотите еще раз попробовать?". Я видел капли пота у него на лбу. Он все делал по десять раз, потому что следующий дубль мог получиться чуть лучше". Такого немилосердного усердия не выдержал ударник Уильям Голдсмит, покинувший группу еще до окончания записи. После этого все записанные им партии были стерты, и Гролу пришлось вспомнить былое.

Работа над альбомом явно затянулась, что сказывалось на психологическом состоянии музыкантов. "Я уже свыкся с мыслью, что проведу в студии оставшуюся часть своей жизни. Была уже середина февраля. Четыре месяца в студии. Единственный свободный день во время пребывания в Лос-Анджелесе я провел, занимаясь ерундой в другой студии. Я просто не мог быть вне студии. После завершения работы над альбомом у меня ушло две недели, чтобы привыкнуть к мысли и ощущению, что я нахожусь вне студии", - рассказывал Дэйв.

На "The Colour And The Shape" песни Дэйва несколько потеряли в легкости запоминания мелодий, плюс Нортон их заполировал ужасно, зато по сравнению с первым альбомом значительно улучшилась текстовая составляющая: "Тексты первого альбома были нонсенсом. Это от страха написать что-то, что слишком много покажет или хоть что-то. Я пришел к выводу, что писать ничего не значащие тексты гораздо сложнее, потому что, когда садишься писать, из тебя начинают выходить эмоции. Что бы ни было спрятано внутри тебя, оно найдет выход наружу." В них теперь отражалось состояние Дэйва, его мысли о Курте, жизни, разводе с женой, уходе барабанщика. "У меня было три или четыре недели, чтобы написать тексты к тринадцати песням. Теперь даже странно смотреть на то, как все сошлось одно к другому. Кажется, что он был задуман таким тематическим и концептуальным. Я шутил, что на обложке должна быть фотография кушетки врача. Просто странно как-то. Все получилось как-то странно. Мне стало легче. Тексты будто заметки моего врача. Абсолютно загадочно. Я могу сказать людям, которые спрашивают меня о последних шести месяцах моей жизни: "Идите почитайте тексты". Я даже не скажу: "Поймите из текстов". Просто прочитайте их. Там все прямо сказано."

Перед выпуском "The Colour And The Shape" в мае 1997 года из группы Аланис Мориссетт (Alanis Morissette) приглашается ударник Тэйлор Хоукинс (Taylor Hawkins). Первым синглом становится "Monkey Wrench", режиссером клипа к которому был сам неутомимый Грол. Впрочем, большой роли это не сыграло, и альбом, что называется, не пошел, Спас ситуацию сингл "Everlong", вышедший в августе. Но как только ситуация нормализовалась, случился очередной сюрприз. В начале сентября во время выступления на "MTV Music Video Awards" о своем уходе публично заявил Пэт Смир. Сразу после его слов на сцену выскочил только прилетевший из Японии Франц Шталь (Franz Stahl) и ударно начал свою бытность в группе. Об уходе Смира музыканты знали задолго до этого. "Еще до выхода альбома Пэт сказал нам, что устал от гастролей. Сначала мы попросили: "Останься, пожалуйста". Потом мы поняли, что он этого не хочет. Мы попросили его тогда подождать с уходом, пока не освободится Франц, потому что он играл в это время в Японии", - объяснил Грол. Шталь с Дэйвом играли вместе еще в SCREAM. Более того, выяснилось, что он мог оказаться в FOO FIGHTERS с самого начала. "Когда я собирал группу, Франц со своим братом Питом играли в WOOL. Если бы он тогда там не был, то я бы взял его с самого начала в FOO FIGHTERS", - сказал Грол.

Опять турне и концерты. Весной 1998 группа ненадолго отправляется в студию, где записывает "A320" для саундтрека к фильму "Godzilla". В начале лета музыканты снова оказываются в студии для записи новой версии "Walking After You" для саундтрека к фильму "X-Files: Fight The Future". В конце 1998 года группа уходит на заслуженный отдых. Весной 1999 года начинается запись третьего альбома FOO FIGHTERS, которая должна была прерваться выступлением на "Вудстоке" в июне. Однако незадолго до фестиваля группа отказывается от участия в нем. Позже просачиваются слухи о том, что это связано с уходом гитариста, это подтверждается 29 июня официальным заявлением. Шталь ушел только во время сведения, но, как ни странно, все партии гитары на альбоме за Гролом. После прослушивания ряда музыкантов на замену выбор падает на Криса Шифлетта (Chris Shiflett), гитариста NO USE FOR A NAME. Интересно, что его пока что взяли в качестве сессионного музыканта.

Итак, 2 ноября выйдет плод этих самых трудов и стараний под названием "There's Nothing Left To Lose". Продюсером на этот раз стал Эдам Кэспер (Adam Casper), работавший ранее с SOUNDGARDEN. "Эдам был просто великолепен. Иногда казалось, что он ничего не делает, но он просто позволял нам делать, что нам хотелось, до тех пор, пока мы не переходили определенные границы", - восхищенно отозвался о нем Грол. Работа была записана на родине Дэйва - в Вирджинии, пригороде Вашингтона. Так что все хорошие предпосылки налицо. 18 октября вышел первый сингл из нее "Learn To Fly", который уже успел наделать шуму своим мелодичным попом. "Это была одна из первых песен, которую я написал для нового альбома. Вообще все это будто новое начало. Я только недавно переехал назад в Вирджинию - вернулся домой. Я пытался писать песни и искал вдохновения", - отметил Грол.

Само собой, вслед за выходом альбома группа опять отправится в турне, и все завертится, закрутится снова. Перед записью "There's Nothing Left To Lose" Дэйв сказал, что его хватит еще на один альбом. Теперь он говорит, что впереди еще один: "Странно. Каждый раз сначала думаешь: "Это последний". Потом, когда его заканчиваешь, думаешь: "Хорошо. Еще один можно...". Так что после "There's Nothing Left To Lose" вас ждет еще один музыкальный опус FOO FIGHTERS. В остальном же когда-нибудь пренепременно должно состояться давно обещанное сотрудничество Новоселика и Грола (говорят, они уже несколько песен вместе написали), которые не теряют связи несмотря ни на что. Что касается NIRVANA, то в работе юбилейное переиздание "Bleach" с бонус-треками, а также долгожданный бок-сет. Но виртуальному возрождению NIRVANA наподобие такового BEATLES и им подобных, к счастью, не бывать. "Мне не нравятся все эти "новые песни". Странно. Думаю, что никогда не сделаю ничего подобного. Для меня это как осквернение памяти", - считает Дэйв и продолжает честно работать над своим детищем. Что ж, скоро, наверное, все перестанут его называть "бывшим барабанщиком NIRVANA". Может, даже после этого альбома.

Дискография:
1995 "Foo Fighters"
1997 "The Colour And The Shape"
1999 "There's Nothing Left To Lose"

Дмитрий БЕЗКОРОВАЙНЫЙ

© 2005 музыкальная газета