обзор


Бонда
Залаты фонд беларускага рок-н-рола

mg93829.jpg (7919 bytes)

(р) & (c) 1999 Ковчег

2 CD: CD 1 -- 17tks/70mins ; CD 2 -- 14tks/69mins


Так получилось, что первую статью о первой белорусской рок-легенде писал я (такой факт даже упоминается в предисловии 16-страничного буклета этого издания). Это было в "Чырвонай змене" ь63 за 1986 год ("Бонда" на сваiм месцы"). И опять же по воле судьбы я написал и последнюю, как тогда казалось, статью о БОНДЕ перед самым распадом коллектива ("Застацца самiмi сабой" в еженедельнике "Голас радзiмы" ь28 за 1989 год).

Однако оказалось, что БОНДА не умерла десять лет назад, как было объявлено. Мощный пласт культуры, который переварили в себе эти молодые тогда рокеры (Игорь Ворошкевич, Иван Марков, Сержук Кныш, Вячеслав Корень, Сержук Кравченко), позволил им стать легендой. Приходили новые люди в белорусский шоу-бизнес, приходила новая публика, и все они жили с БОНДАЙ в душе: то КРАМА издает на компакте в Англии кавер их незабываемой песни "Стэфка" (1993), то в хит-парад радио "Liberty" неожиданно выскочит знакомый "бондовский" трек "Шляхi у ноч" (1992) или "Песня падарожнiка" (1994), то целую страницу посвятит легендарной группе современная пресса, воспользовавшись услугами нового поколения журналистов (С. Сахаров в "Нашай Нiве" ь4 за 1998 г.).

Короче говоря, БОНДА - это святое для любого белорусского меломана, для истинного поклонника рока. Потому что их песни - это то, что болит в душе каждого из нас, это мысли и чувства каждого из нас. И БОНДА - это качество.

"Радыеактыуны блюз" они написали сразу после запрещенного рок-фестиваля "Тры колеры-86" (а запрет этот был вызван припрятанной тогда трагедией чернобыльской катастрофы), "Курапаты" появились в 1988 году под впечатлением ужасающего открытия Зенона Позняка о большевистских зверствах перед войной в одном из минских пригородов, "Прыйдзе iх дзень" ребята написали в 1989 году, когда возникли в обществе первые проблески национального воздержания. Но не стоит думать, что БОНДА завоевывала свой престиж дешевой публицистикой на злобу дня. Это просто было то, чем мы все жили в те не столь уж далекие годы.

А чем еще мы жили? Об этом и "Песня падарожнiка", и "Тата мае рацию", и "Пра суседа", и "Хлопец дурны", и "Розум iншаверца", и "Смерць на аутастрадзе"... А вообще:

...Кожны з нас жыве з надзеяй
Растлумачыць уласны стан,
Каб на сэрцы стала меней
Недарэчных шэрых плям.

Основным текстовиком группы был барабанщик С. Кныш, но иногда группа обращалась и к поэтическим экзерсисам своих друзей - Федора Кашкуревича, Михала Анемподистова, Адама Глобуса. Бывало и вокалист Игорь Ворошкевич брался за перо.

В. Мартыненка

© 2005 музыкальная газета