статья


Даукш, Дмитрий
Христианская песня Дмитрия Даукша

mg93802.jpg (10621 bytes)

Дмитрий Даукш известен не только у себя на родине - в Беларуси, - но и за ее пределами. Он из тех музыкантов, кто посвятил свою жизнь, свое творчество прославлению Христа. Что стало тому причиной, чем артист занимается в настоящее время - об этом Дмитрий рассказывает читателям "МГ".

О черном и белом

- Дима, ты знаешь, что в некоторых западных странах, например в США, есть сатанинские церкви?

- Знаю. Обычно получается так: насколько сильно в том или ином месте развивается христианство, настолько же сильно возрастает противостояние ему. Жизнь - это борьба, и не бывает легких побед.

США для меня - страна очень интересная. Сколько американцев ездит по всему миру, проповедует, помогает людям, но столько же в Америке существует и оккультных групп.

Я считаю так: что бы то ни было, если это не мешает другим людям, не наносит им ущерб, если это не противоречит законодательству конкретной страны, оно не должно быть запрещено. Но легализация организаций, пропагандирующих насилие, - вещь недопустимая. Сатанинские группировки относятся к таким организациям.

И мне кажется, что сейчас мы живем, как я это называю, в "последнем времени", тому подтверждение - террористические акты в России, война в Дагестане. Это время стремительного развития событий, глобальных изменений.

- Ныне существующие религии терпят поражения?

- Может быть. Но винить Бога в этом не следует. Да, есть признак того, что восстанет царство на царство, народ на народ. Все от людей идет. Они забыли Бога. Так называемый прогресс, достижения цивилизации застилают нам глаза. Мы не вспоминаем о таком понятии, как "вечность", что вся жизнь - суета, как сказал Экклезиаст.

- Может, человечество способна спасти какая-то одна, глобальная идея? Вдруг станет известно, что нам осталось жить лет десять, и тогда люди всей планеты объединят свои усилия, чтобы не допустить этого, произойдет трансформация человеческого сознания? В сторону единения?

- Знаешь, в Библии говорится о том, что жил бедняк Лазарь и жил богач, который пировал, говоря современным языком, кайфовал, отрывался. А Лазарь валялся у ворот его дома, питался объедками, псы лизали раны бедняка, все тело которого было в струпьях. Настал момент, когда оба умерли. Находясь в аду, богач поднял глаза и увидел Лазаря и Авраама. Он обратился к ним и сказал: "Обмакни перст свой, поднеси к моим губам, ты видишь, как я мучаюсь!". На что ему ответили, что не могут этого сделать, так как огромная черта между нами, полная бездна. Тогда богач продолжил: "Пошлите кого-нибудь в дом мой, пусть расскажут братьям моим о том, как я здесь мучаюсь". И получил в ответ: "Даже если мертвые воскреснут, придут, все равно не поверят"... Я верю, что если так написано, то так и есть. Ибо если уж пророков не слушают...

Люди должны задуматься, в конце концов, о вечном, где-то должна быть точка отсчета. Из праха встали - в прах обратимся? Но душа-то будет жить вечно! И сегодня на земле мы определяем свою судьбу, свое будущее.

Пока я в двадцать пять лет не похоронил жену, пока я не обратился к Богу, мне не хватало времени задать себе вопрос: а что происходит со мной, для чего я живу?.. В Москву пришло горе, да, но, может, через это горе живущие там люди тоже зададут себе эти вопросы? Приезжая в Москву, я как будто попадаю под мощный духовный пресс. Многие творческие люди, некоренные москвичи, говорят о том, что, приехав в этот город, они постепенно перестают творить. Почему Шевчук из Питера уезжает в деревню?

Не нужно выдумывать идею, есть Бог, который хочет нам помочь, который каждый день протягивает нам руки помощи. Есть два пути - белая и черная дороги. Есть Бог и есть дьявол. Выбирай.

- Сегодня больше какой музыки - черной или белой?

- Плохой или хорошей? Сам же знаешь ответ. Я считаю, что музыкантов, делающих попсу, но слушающих дома фирму, надо привлекать к ответственности. Потому что они уродуют нацию, они воспитывают дурной вкус. Отдыхая в Сочи, они просят выключить на пляже "совок" и поставить Мэрайю Кэри, это не честно. Как можно чему-нибудь научиться, слушая каждый день "Дура дурой"? Поэтому я очень рад тому, что в Минске как бы создается своеобразный противовес - центр современной христианской музыки. У нас есть возможность арендовать лучшие залы, о нас более или менее пишут и говорят.

- Вот и получается, что хорошо, что в Беларуси шоу-бизнес такой корявый. Было бы иначе - все стремились бы сочинять и петь хиты, а потом продать их Москве, а так здесь просто какой-то закуток чистоты, души на экс-советском пространстве.

- Я тебе такую вещь скажу: московские деятели шоу-бизнеса никогда не признают ни один христианский хит, никогда! Как они могут признать то, что их обличает?!

- Ну хорошо. А будут все петь правильные песни - и что? КОРРОЗИЯ МЕТАЛЛА начнет петь о Боге...

- Думаю, что не начнет... Не станут все праведниками, Олег, не станут, понимаешь? Хотя бы потому, что в Библии написано, что не все будут спасены, так как не все примут Христа. Невозможно, чтобы весь мир состоял из добра. Нас высадили как десант, и мы должны сами разобраться, что есть добро, а что есть зло. И жизнь нам надо прожить так, чтобы, как говорил писатель, не было мучительно больно за прожитые годы.

- Правильная фраза?

- Конечно.

- Она, как ты помнишь, принадлежит писателю-коммунисту, то бишь безбожнику...

- А Бог коммунистов, безбожников, тоже любит. Тот же дедушка Дарвин перед своей смертью отрекся от своей теории о происхождении человека. Может, и писатель на своем смертном одре тоже шептал: "Господь, прости меня! Я всю жизнь прожил не так, но благодарю тебя за то, что ты даешь мне секунды, чтобы я покаялся".

- У коммунистов есть фишка, что Христос - это первый коммунист...

- Коммунистическая теория - это извращение. Они взяли теорию о равенстве и братстве из Библии и извратили ее. Иосиф Джугашвили был семинаристом, Ульянов-Ленин изучал Закон Божий в гимназии. Когда было надо партии, Сталин вспомнил о Боге, обратившись в первые дни войны к советскому народу "братья и сестры", встречался с представителями Церкви. Понимаешь, коммунисты настолько же верили в теорию равенства и братства, насколько верили и в террор...

- Я знаю людей, которых я бы не назвал сатанистами, а скорее антихристианами. У них, как они утверждают, есть претензии к церкви: начиная с экскурсов в историю, годы инквизиции, и заканчивая днем нынешним, когда за гомосексуальные домогательства настоятеля храма отправляют на "пенсию". И я понимаю таких людей.

- А я нет! Причем тут Бог-то?! Есть люди, которые от его имени занимались тем, что фактически опорочивали имя Господа. Вот им и нужно предъявлять счеты, а не Богу, учению о нем!

Давай, вернемся...

- Как ты пришел в мир музыки?

- Моя мать - музыкант, мой отец, который с нами никогда не жил, тоже, говорят, сильный музыкант. Мама, одна из лучших домбристок Советского Союза, работала в 70-х годах в оркестре русских народных инструментов имени Андреева в Санкт-Петербурге, потом работала в музыкальной школе... А как я начинал... Для того, чтобы заманить меня в музыкальную школу, мама купила мне килограмм шоколадных конфет. И в шесть лет я пошел учиться на фоно в городе Великие Луки. (Я не был в этом городе пятнадцать лет, и в этом году произошла просто феноменальная встреча с моим старым другом из Великих Лук, мы учились в одной школе, сидели за одной партой! Сейчас он пастор в российской церкви). Когда я закончил школу по фоно, мама, видя, что я увлекаюсь игрой на гитаре, поинтересовалась, не хочу ли я осилить еще школу по гитаре. И в восьмом классе я поступил "на гитару" и за три года освоил ее (вместо пяти). Параллельно работал в профессиональном ансамбле русских народных инструментов, которым руководила моя мать. Играл на балалайке-контрабасе, такая вот бандура огромная! Получал деньги за свою игру, что ты! (Меня оформили на полставки, что ли). Так в пятнадцать-шестнадцать лет, в 83-84 году, я впервые вышел на большую сцену.

Потом я уехал в другой город. Вообще я во многих городах жил: Санкт-Петербург, Великие Луки, Псков, Полоцк, Жлобин. Мама меняла место работы, и мы переезжали. А я всегда хотел жить в Беларуси, здесь все наши родственники, проводил все каникулы тут.

В армии служил. В Закавказском военном округе. Сначала попал в учебку в Тбилиси. Тяжелое время было... учебка... После нее я попал в войска на турецкую границу. Укрепрайон у нас там был.

- Музыкой занимался, будучи в погранцах?

- А я не был пограничником, я черные погоны носил. Музыкой, нет, не занимался. Так получилось, что за месяц до дембеля меня нашел какой-то ансамбль. И только в последний месяц своей службы я выступил с ансамблем из комендантской роты моей дивизии на концерте, посвященном 9 Мая.

- Когда ты петь начал?

- В музыкальной школе. Пытался петь. В хоре. По-настоящему я начал петь, когда стал заниматься христианской музыкой.

Вернувшись в 88 году в Полоцк, я из своих старых друзей собрал группу под названием ВЫСОКОЕ НАПРЯЖЕНИЕ. Играли мелодичный хард-рок. В городе тогда хорошие группы были: МЕСТНОЕ ВРЕМЯ (позже - МЯСЦОВЫ ЧАС), СТРЕСС, ТРОТУАР. Мы были приписаны к одному из клубов. Пели свои песни, которые сочиняли я и наш вокалист. Я еще застал то время, когда нужно было печатать тексты каждой песни на машинке, полностью репертуар, состав группы и нести все это дело в горком комсомола. Там читали и ставили резолюцию. Потом - отдел культуры, там тоже резолюция, а затем отдел культуры совместно с музыкальной школой делали прослушивание. И только после того давали заключение, можно ли нам проводить концерты. (Я до сих пор храню у себя эту макулатуру, которую мне передала в то время, когда я уже стал верующим человеком, одна из бывших сотрудниц горкома, которая тоже покаялась). С нами такую аттестацию проходила, по-моему, группа СТРЕСС, так без слез нельзя читать, что им там понаписали: сплошной писк, треск, хрипота, заменить вокалиста, барабанщику нужно барабанить тише...

Выступали по городским клубам, играли на фестивале "Новополоцк'89". А последней моей работой в том году был новополоцкий ресторан, после чего я сказал и себе, и другим: все, я музыкой пресытился вот так! Я видел обратную сторону такой жизни. К тому же я считаю, что мужчина должен зарабатывать бабки, твердо стоять на ногах и заниматься серьезными делами. У него должна быть нормальная семья, деньги, положение в обществе и так далее.

- А что из музыки тогда слушал?

- AC/DC! Мне эта группа нравилась: я же не знал, что они поют о том, что сатана - это клевый парень. KISS слушал, BEATLES. Из наших - МАШИНУ ВРЕМЕНИ, ВОСКРЕСЕНИЕ.

- Ты ведь и спортсмен?

- Ходил в спортивную школу на футбол. А после того, как ушел из музыки, учился в Академии физвоспитания и спорта на кафедре футбола. Так что я тренер по футболу и преподаватель физической культуры и спорта. Играл в чемпионате области, в первенстве Беларуси, тренировал футбольную команду "КСМ Полоцк", которую сам создал и вывел из чемпионата города в чемпионат области, который мы и выиграли.

В 95-м году с Аликом Скороходом, который тоже окончил Академию спорта, мы начали футбольный шоу-проект "Звезды белорусской эстрады". То есть помимо того, что мы с ним оба профессиональные спортсмены, еще мы певцы и авторы песен. Устраиваем праздники: устраиваем футбол, потом идем в душ, моемся и устраиваем концерт. Команда у нас прекрасная подобралась из артистов: Валера Дайнеко, Толик Длузский, Дима Смольский, Сергей Брикса, НОВЫЙ ИЕРУСАЛИМ. Кузин из "Альфа Радио" когда-то играл...

- Ноги ломаете...

- Ломаем, ломаем иногда. Надо осенью операцию на мениске делать...

- 93-й год...

- ...Страшный год для меня...Смерть жены... Пустота и во мне, и вокруг меня... Спас Брикса, его музыка. Я подумал: Боже, если бы я вернулся в музыку, то я делал бы ее именно так. И я услышал голос, который сказал мне, что я буду работать так же, как этот музыкант. Это был Божий голос.

- Итак, ты стал петь христианские песни...

- Мне дали зрительское приглашение на христианский музыкальный слет, проходивший в Витебской области. Огромный палаточный город на три тысячи человек. Я и попросил группу ПИЛИГРИМЪ саккомпанировать мне в песне, которую я там сочинил.

А после этого фестиваля меня с год "били": свои же братья-христиане давали мне вместо хлеба и мяса камни, говоря, что песни ты пишешь не от Бога, что есть специальный сборник христианских песен - псалмов, - вот их и надо исполнять. Ведь на самом деле мы - Брикса, НОВЫЙ ИЕРУСАЛИМ, я - и сделали эту революцию в христианской музыке. С 95-го года мы начали работать таким костячком (к нам подключился еще ПИЛИГРИМЪ).

Лично я выстоял потому, что был Брикса, его пример давал мне силы выжить. Когда Сергей снял клип, его наши братья по вере спросили: "Сколько ты ж в клип денег вложил?" - "Пять тысяч" - "Что?! Да мы бы за эти деньги евангелизацию Сибири сделали бы! Мы бы знаешь сколько Библий купили?!". Вот такое узкое мышление.

День сегодняшний

- Ты в этом году изъездил с концертами чуть ли не весь бывший Союз.

- От Минска до Сибири и от Архангельска до Крыма. Десятки городов: Москва, Вологда, Череповец, Калуга, Тула, Кострома, Симферополь, Ялта, Черкасы, Киев...

- Тебе сделали интересное предложение представители компании "BBC"...

- Телерадиокомпания "BBC" делает цикл фильмов о выдающихся англичанах этого столетия, и ее работники приехали в Россию с тем, чтобы подготовить материал об английском же миссионере Дэвиде Хасовее, который долгое время проповедует в странах СНГ. Они арендовали автобус и ездят за ним, снимают. И после концерта в Туле представители компании подошли ко мне и предложили заключить соглашение на использование на "BBC" двух моих песен. Денег я за это не получу, но не в этом ведь дело, да?

- Новый альбом думаешь записывать?

- Думаю. Он будет такой... с народной музыкой. Менее "электрический". Будет баян, может, домбра и балалайка. Есть песни, которые должны звучать так. Во второй половине октября компания "Свой круг" будет снимать мне клип, а в ноябре как раз и хочется сесть за альбом. Есть еще один проект, уже с более современной музыкой. И, возможно, альбомы выйдут один за другим. Записываться буду в легендарной и орденоносной "АРТ-студии" города Мозыря.

Олег КЛИМОВ

© 2005 музыкальная газета