статья


Фестиваль “Червона Рута”
Формула “Червоноi рути”

mg93502.jpg (10838 bytes)

Около 30 лет назад в Советском Союзе была очень популярна песня "Червона рута" в исполнении вокально-инструментального ансамбля СМЕРIЧКА. Ее автор Владимир Ивасюк, ныне покойный, наверняка не мог предполагать, что его детище даст название целому явлению в украинской популярной музыке.

В 1989 году в Черновцах состоялся I всеукраинский фестиваль "Червона рута". С тех пор раз в два года рута традиционно расцветает пышным цветом в различных городах Украины.

Последующие фестивали проводились в Запорожье, Донецке, Севастополе, Харькове. Последний, VI фестиваль "Червона рута" прошел в мае 1999 года в Днепропетровске. Победители фестиваля определяются по номинациям: поп-музыка, танцевальная музыка, рок-музыка и акустическая музыка.

За 10 лет своего существования "Рута" открыла множество имен в указанных номинациях.

О целях данного мероприятия, о современном состоянии украинской музыки мы разговаривали с генеральным директором фестиваля "Червона рута" Тарасом Мельником. Возможно, некоторые высказывания Тараса покажутся кому-то излишне категоричными. Что ж, любое мнение имеет право на существование. Исходя именно из этого принципа, я и рискнул предложить читателю "МГ" текст нашей беседы.

- Тарас, скажите, пожалуйста, какова была изначально цель фестиваля "Червона рута"?

- В бывшем Советском Союзе и на Украине ситуация с молодежной поп- и рок-музыкой была очень драматичной.

Она запрещалась, преследовалась, особенно если кто-то хотел петь на украинском языке. Эта неофициальная, так сказать, культура была запрещена в государстве. Поэтому, когда стали возможны изменения в годы так называемой перестройки, когда наметилась демократизация в конце 80-х, поднялись многие силы в нашей Украине. В частности, и такая группа молодежи: я, Анатолий Калениченко, Олег Репетский, Кирилл Стеценко. Мы ставили целью поднятие украинской национальной молодежной музыки на качественно новый уровень и организовали соответствующий фестиваль в масштабах Украины.

- Смею вам возразить: перестройка сняла запреты. В качестве примера могу привести успех легендарных ВВ в Москве, в Вильнюсе на "Литуанике-88" и вообще в масштабах всего бывшего СССР.

- Первый фестиваль состоялся в 1989-м. Но мы начали к нему готовиться еще в 88-м году. Тут вы сами противоречите: успех где? За пределами Украины! А на Украине это запрещалось. То есть парадокс в том, что можно было где-нибудь выступать - в России, в Прибалтике, а вот на Украине с этим было не так просто. А в 1987-88-м как раз происходило оживление и освобождение от таких запретов.

- То, что на фестиваль допускаются исключительно украиноязычные исполнители и коллективы, не связано с политическими соображениями? Ведь подобная установка дает основание для нападок со стороны злопыхателей от музыкальной критики, которые могут обвинять вас в дискриминационности.

- Это возможно только в обществе с совковым мышлением. Почему-то, когда в США происходят англоязычные фестивали, а во Франции франкоязычные, никому не придет в голову говорить: "Подождите, а почему только английский/французский?" Ну, это же абсурд! Повторяю: это все - следствие страшного совкового режима, совковой психологии. Поэтому мы даже не реагируем на подобные выпады. Как это - украинец не вправе проводить фестиваль на своем языке? Это же дискриминация в первую очередь именно украинцев! Если бы дали возможность действовать людям, выражающим подобные мнения, это и была бы ярко выраженная дискриминация украинцев.

- Фестиваль проводился на периферии - в нестоличных городах. Почему ни разу он не прошел в Киеве?

- В Киеве проходили заключительные гала-концерты победителей. Начиная с 91-го года отдельные большие, итоговые концерты проводятся в Киеве на площади Независимости. Но сама конкурсная часть фестиваля действительно проводится в меньших городах, потому что задача была показать украинскую современную музыку и украиноязычную песню в разных регионах Украины, то есть возрождать именно те регионы, которые не знали украинскую музыку и до сих пор представляют себе, что украинцы только бегают в шароварах и едят сало. Поэтому задача такая просветительская.

- Еще один повод для обвинения: вы дискриминируете группы, играющие альтернативные направления рока. "Червона рута" имеет стилевые ограничения?

- Тон обвинения смешон. Каждый фестиваль имеет свою линию. Нельзя же обвинять джазовый фестиваль в том, что там не допускается исполнение оперной музыки. Ну это же полный идиотизм! Не может "Червона рута" вместить все и всех. Она имеет даже возрастные ограничения. Об этом заявлено в творческих требованиях. Есть документы, которые все это регулируют. Мы записали в положении: должно быть такое, такое и такое. Мы поддерживаем новую музыку. Вместе с тем мы хотим, чтобы в музыкальном стиле были выражены национальные элементы. И пусть это будет альтернативно, но безнационально - нам это не подходит! Каждый имеет право пойти на какой-нибудь другой фестиваль. А обвинять в дискриминации смешно. Ну почему мы должны под всех подстраиваться? Пусть устраивают альтернативные мероприятия - никто не возражает. Это снова-таки совковость - иметь претензии к тому, что ты женщина или мужчина. Мы имеем такое направление, поддерживаем его - и все.

- "Червонiй рутi" в этом году исполнилось 10 лет. Как вы оцениваете сегодня состояние украинской поп- и рок-музыки?

- Надо сказать, что 10 лет - этот фестиваль был юбилейный - такой период, когда можно подвести определенные итоги, это правда. На Украине появилась достаточно заметная и сильная группа эстрадных исполнителей, наших, местных, которые стали кумирами нашей молодежи. Раньше молодежь преклонялась только перед чужими. Теперь же мы видим, что молодежь влюблена в наших певцов и певиц. Это такие, как Александр Пономарев, Ирина Билык, EL. Кравчук (настоящее имя - Андрей Остапенко. - Прим. авт.). Из более молодых - Катя Чилли, ТАНОК НА МАЙДАНI КОНГО... Это мощная группа отечественных, национальных исполнителей. Есть огромный результат за 10 лет, и это притом, что засилье российской, а на кассетном рынке - западной музыки весьма большое. Но все-таки можно сказать, что украинская, именно украиноязычная, эстрада поднялась на ноги и играет все более заметную роль, а в некоторых регионах уже и преобладает. Это исторический результат! Достаточно было только стать независимым государством, как культура начала развиваться, несмотря на то, что экономические условия не очень благоприятные.

Окончание следует.

Геннадий ШОСТАК

Но вместе с тем есть и проблемы. Это некоторое отставание от современных мировых тенденций и, можно сказать, некоторый провинциализм в подавляющем большинстве. Хотя есть исполнители, работающие на европейском уровне. Но снова-таки публика пребывает в провинциально-отсталом состоянии. Вот эта проблема, на мой взгляд, мешает украинским исполнителям выйти на мировой уровень. Этого еще недостает. Как и нет учебных заведений, как и нет средств массовой информации, транслирующих именно новейшую молодежную музыку. Наш эстрадный исполнитель ориентируется преимущественно на стилистику уровня начала 80-х. К сожалению...

- Когда Украина провозгласила государственную независимость, в музыке этой страны наметилась дифференциация: на западе Украины предпочтение отдавалось родному языку, в центральных областях - фифти-фифти, а юг и восток страны был все-таки ориентирован на Россию.

- Это уже устаревшая информация. Произошли серьезные изменения. Мы проводим отборочные конкурсы в каждой области. Это большой уникальный поиск молодых артистов. Ни один фестиваль этим не занимается. И не по кассетам мы отбираем, а по "живому" исполнению, по открытому, публичному прослушиванию. Здесь победитель определяется при всех на областных отборочных конкурсах. У нас принимает участие около 4000 исполнителей по всей Украине. Так вот, на этот раз количество украиноязычных участников в Крыму превышало Львовскую область: в Крыму - 200 участников, на Львовщине - 170. Налицо ярко выраженная ситуация. Также огромное количество участников из Харькова, Донецка, Днепропетровска, Запорожья. И среди лауреатов последних "Рут" перехватили инициативу южные и восточные области, а не западная Украина - вот, что интересно. Так что ситуация меняется, и языковой дифференциации уже нет. Исполнители предпочитают украинский язык, потому что почувствовали, что в нем есть огромные богатства и возможности. Особенно по сравнению с российской попсой, где дебильные слова. Поэтому украинский язык тут выигрывает - это еще одна из причин обращения исполнителей из южных и восточных областей именно к украинскому языку.

- В республиках бывшего Союза часто на украинскую музыку смотрят, как на экзотику. В Минске, например, на FM-радиостанциях можно услышать Таисию Повалий и Лери Винна, группы ВВ и ТАКIЕ ДЕЛА, ВСЯК ВИПАДОК и SOUL, МАНДРИ и СКРЯБIН, ПЛАЧ ИЕРЕМИИ и ОКЕАН ЭЛЬЗЫ, STOP STEP и ШАО? БАО! и многие другие. В этой связи хочу задать вам встречный вопрос: какие белорусские группы вам известны?

- Что касается Беларуси, понятно, что мы живем в разных государствах. И установить тесные культурные контакты нам мешают различные обстоятельства, в том числе, может быть, в Беларуси не очень заинтересованы в распространении информации за пределами СНГ, равно как и на Украине. Необходима государственная политика обеих стран, направленная на распространение информации через посольства, через какие-то иные средства, чтобы достижения белорусской культуры попадали к нам. Таких энтузиастов, которые занимались бы поисками и приглашениями, не так много. Поэтому нужна культурная политика. Я кое-что слышал, но, к сожалению, не могу вспомнить названия. Я знаю, что выступала очень интересная белорусская группа на "Голосе Азии". Мы видели запись. Потом их приглашали в Германию, давали на радио записи. Чем меня впечатлила эта группа - не только белорусским языком, но и вокальной манерой, мелодикой, стилистикой, именно белорусским многоголосием, народным, аутентичным... Кажется, ПАЛАЦ. Вот это мне очень интересно! У нас "Червона рута" придерживается такого же русла, сочетая самые современные мировые достижения с национальными традициями.

- Я смотрю, все киевские FM-радиостанции поголовно раскручивают ЛЯПИС ТРУБЕЦКОЙ и поют ему дифирамбы...

- Не уважаю! Это что-то такое совковое, такое СНГовское, до боли знакомое, что невозможно вообще оценивать.

Критерий оценки должен быть один: можем ли мы с этим выйти на сцену в Лондоне, а не только в совке. Такое болото, в котором квакают бывшие совки - об этом невозможно говорить. Мировая стилистика сегодня ушла настолько далеко вперед, что обо всех этих "ляписах" стыдно говорить.

- Известно, что рок-музыка менее популярна, чем поп-музыка. И финансы тут играют не последнюю роль. Хотелось бы услышать ваш прогноз относительно перспектив развития национальной рок-музыки на Украине.

- Я бы сказал, что и поп-музыка не особенно развивается. Под словом "развитие" в истории культуры я понимаю что-то новое, а не топтание на месте. Например, российская эстрада топчется на месте, и ничего ей не дают латиноамериканские ритмы и современные аранжировки. Все одно и то же! Я отмечаю - при всем моем уважении - отставание украинской и, насколько я могу предположить, белорусской поп-музыки. Рок - тоже. Это общая проблема. Ее решение зависит от изменения культурной ситуации.

А ситуация все-таки определяется журналистами-критиками, которых нет, которые могли бы критически оценить чье-либо творчество и сказать: "Знаете, ребята, то, что вы играете, уже Элвис Пресли 40 лет назад сделал". И соответственно публика невзыскательна, не развита. Публика не знает, что делается в мире. Поэтому может существовать в центре Европы государство Беларусь или какое-либо другое, которое не знает, что делается в развитых странах. Представьте себе, что было бы, если бы мы сегодня жили и не знали о компьютерах, и пользовались бы пишущими машинками. Или наше автомобилестроение настолько отстает, что стыдно даже говорить. Ни о новой эстетике, ни о новых манерах поведения на сцене, ни о вокальной манере вообще речь не идет. Никто этим просто не владеет. И, наконец, вопрос профессионализма: ведь о новых сложных технологиях, которые используются в вокале в Англии и Америке, наши вокалисты ничего не знают. Вот еще почему они обременены совком, который не знал ничего иного, кроме себя. Так что это проблема не только рок-музыки, а общая: оценка критики, которой нет, и культурная политика средств массовой информации, которые должны специально знакомить с новейшими техническими достижениями. Государство должно обеспечивать получение населением новейшей информации как в науке, как в медицине, так и здесь! То же самое. И другая проблема - с тем же ЛЯПИСОМ. Представьте, кто все это будет слушать где-нибудь в Англии или Ирландии, которые все-таки являются законодателями мод и центрами новых жанров? Кому в голову придет все это смотреть? Это просто как папуасы, простите за резкость...

- Извините, а МУМИЙ ТРОЛЛЬ с успехом выступал в Лондоне...

- (Нетерпеливо). Да перестаньте! Вы там были? Это все сказочки, которые мы все уже давно знаем. Когда-то говорили, что у нас в СССР самая передовая медицина, инженерия, колхозы - что угодно. Это кто-то приличия ради что-то там послушает. Говорили, что GREEN GREY съездили куда-то на MTV или Ани Лорак победила в Нью-Йорке. Ну, был там какой-то фестиваль для эмигрантов. Ну, давайте трезво смотреть - это же не серьезно!

Этот уровень просто смешной! Речь идет о том, чтобы попасть среди тех грандов, которые двигают вперед музыкальную историю!

Да что нового ты сделал в музыке?! Ничего! Ты где-то на своем болоте квакаешь. Это все мусор! И это надо признать. Ничего страшного. Моя позиция не является негативной. Я с большой любовью отношусь к культурам наших стран, которые должны достичь мирового уровня, должны на равных, как и в футболе, соревноваться. И вправду - как в футболе. Команды играют между собой. Да ты сыграй с "Манчестером" или с "Баварией", ты там покажи свой уровень! Вот тогда о тебе будут говорить. Так и здесь. Так вот, проблема совсем иная: еще практически не сформированы национальные школы поп- и рок-музыки. Кому нужна даже качественная рок-музыка, копирующая чужое? А разве публика и журналисты обращают на это внимание? "Слушайте, так это нагло содрано с чужого! Что тут есть вашего? Где ваша самобытность?". Ведь эта проблема стояла перед любыми художниками - академистами, оперниками... Вспомните, как бы мог Чайковский завоевать европейский авторитет, если бы он не использовал достижений Вагнера, Бизе и позднего Верди? Он владел новейшими позднеромантическими средствами. И вместе с тем он не копировал немецкую школу. Так же, как Лятошинский и Березовский в украинской музыке. А у Березовского была яркая, самобытная православная хоровая культура. Как будто новое итальянское направление духовного концерта, но это была глубинная украинская православная культура и по образному содержанию, и по мелодике, и по эмоциональному настроению, но на уровне достижений моцартовского "Реквиема". Та же проблема стоит сегодня, но никто ее не поднимает, даже не понимает! И потому музыканты не личности, а примитивные люди, которые даже не понимают, что они должны это делать. Это их главная творческая задача. А иначе кому это все нужно? Если мы не имеем своего национального лица, то для чего все это? Вот какая позиция у "Червоноi рути": усваивая новейшие мировые достижения, мы должны их переосмысливать с учетом своих национальных традиций. Так что если Вы услышите музыку "Червоноi рути", Вы сразу обратите внимание: слушайте, тут вокальная манера наша, как у ПАЛАЦА. Это не копия ирландского пения, хотя во всем мире есть свои интересные национальные школы, вплоть до манеры держаться и двигаться на сцене. У нас два последних фестиваля - это очень сильный рывок в направлении национального стиля. Речь идет не о словах, а о мелодике, гармонии, тембровой фактуре. Мы постоянно включаем народные инструменты в сложнейшие сайбер-панки или драм-н-бэйсы, которые возникли в мире. Как опера, которая существует и нужно ее перенимать, но наполнять абсолютно своим смыслом и содержанием. Вот чем занимается "Червона рута". И это должно бы было быть государственной политикой. И журналисты должны были бы это пропагандировать, обращать внимание слушателей, спонсоров и так далее. И тогда оно пойдет! Но исторически бесперспективно копировать что-либо или плестись позади, быть вторичным по отношению к тому, что делает Запад. Я не вижу музыкантов, которые ставили бы подобные задачи. А еще беда с продюсерами, которые не музыканты, а боксеры, рэкетиры и вообще не имеют понятия о том, что нужно делать. И идут на поводу нашей "очень развитой" ресторанно-кабацкой публики. Вот и получается, что молодой талантливый артист через несколько лет начинает работать на потребу публике. А какой публике? Той, что имеет деньги. А кто у нас сегодня имеет деньги? Ну, к сожалению, не очень грамотные люди. Отсюда противоречие историческим задачам. Потому критика - даже не государство, а честные, непродажные журналисты - должна формировать вкусы публики. Именно они должны говорить: "Это не то". Или: "Это для нас важно. С этим мы можем выйти в люди и будем выглядеть на мировом уровне не провинциалами, не папуасами, и будем иметь свое национальное лицо". Вот единственный правильный критерий. Это мировой закон развития культуры.

- Где будет проводиться очередной фестиваль в 2001 году?

- По традиции это другой город, новый крупный индустриальный центр. Скорее всего это будет Одесса, возможно, Луганск - эти города остались не использованными "Червоною рутою".

- Ваши пожелания белорусскому меломану.

- Меломану - конечно, получить много классной музыки, которая, безусловно, должна быть все-таки белорусской, а под белорусской можно однозначно понимать и белорусский язык, и белорусский национальный стиль, то есть построенный на национальных традициях. Потому что белорусская народная культура чрезвычайно колоссальна! Послушайте: такое многоголосие, древние аутентичные формы и жанры - такого нигде нет! В Беларуси и на Украине есть уникальная традиция, и не использовать ее - это преступление! И классность современных белорусских музыкантов может проявиться лишь тогда, когда они являются белорусскими по своим глубинным корням, но очень современно преобразованными. Я желаю меломану классных белорусских музыкантов, которые на лондонской и амстердамской сценах выглядели бы людьми, мощно двигающими вперед культуру, чтобы было чему у них поучиться западным исполнителям, а не сравнивать себя с российскими или совковыми образцами. Потому что это не критерий. Как в футболе. Киевское "Динамо" можно увидеть, когда команда играет с "Баварией". Вот тогда видно, что мы можем, а чего не можем. Так и здесь. Ну и, конечно, меломан должен быть настроен более взыскательно, потому что от него многое зависит. Ведь музыкант подстраивается, он вынужден зависеть от публики. А она должна быть развитой. Я понимаю, как сложно добывать информацию. Но в советские времена, когда я был студентом, мы сами ездили в Прибалтику слушать новые камерные произведения - я занимался академической музыкой, - то есть сами искали информацию и были в курсе мировых процессов. Так что я желаю публике быть настроенной энергично, взыскательно и добиваться от музыкантов высокого уровня и чувства ответственности перед белорусской культурой и перед своим слушателем, чтобы Беларусь встала на уровень европейских стран, потому что, я думаю, как и на Украине, это еще не произошло, нам есть над чем работать. И нам бы очень хотелось, чтобы белорусские исполнители приезжали на Украину, чтобы мы ближе их видели и слышали. Потому что белорусский народ - великий народ, обладающий высокой музыкальной культурой. И сам Бог велел музыкантам поднять ее на руках и поставить на мировой уровень.

Геннадий ШОСТАК

© 2005 музыкальная газета